Кто в президентской администрации ведёт свою игру и в чью пользу

Что выяснилось после премьеры фильма «Иван Денисович»

25.04.2022, 10:53

В субботу главный телеканал страны «Россия-1» показал драматический фильм Глеба Панфилова «Иван Денисович», снятый по мотивам известного рассказа крупнейшего русского художника 20 века Александра Солженицына. Эта картина тут же вызвала новый всплеск интереса к личности русского классика. А тут как раз вышло историко-литературное исследование Вячеслава Огрызко «Что таят архивы о Солженицыне». Правда, у этой книги оказалась своя не менее драматичная история.

Её рукопись почти всю прошлую осень находилась под арестом. И кто произвёл арест? Думаете, было постановление суда или прокуратуры? Нет, ни суды, ни правоохранительные органы к этому не имели никакого отношения. Арест рукописи был осуществлён некими людьми из Департамента городского имущества Москвы, но произошло это, как выяснилось, с ведома и при попустительстве референта Администрации Президента РФ Владислава Бочкова.

Чиновник президентской администрации, призванный содействовать институтам гражданского общества и всячески развивать общественные инициативы и проекты, наверное, очень захотел отличиться. Но перед кем? Вы думаете, перед своим прямым руководством? Если бы! Ему, видимо, показалось, что федеральные законы уже утратили свою значимость и пришло время присягать бюрократам из столичной мэрии. Вспомним, как он побуждал главного редактора «ЛР» Вячеслава Огрызко написать покаянное письмо московскому мэру Собянину, а заодно присягнуть на верность московским властям. А в чём было каяться? Неужели за правдивые статьи о том, как отдельные столичные бюрократы довели до ручки, скажем, московские поликлиники, школы и библиотеки? Но Бочков стоял на своём. Он считал, что газету от травли бюрократов могла спасти не федеральная власть, всегда выступавшая за свободу слова и свободу мнений, а угодничество. Бочков убеждал редакцию: если ему покаянное письмо понравится, он передаст его в мэрию некоему Немерюку (а Немерюк – это руководитель департамента торговли и услуг; то есть судьбу федерального литературного издания должен был решать организатор московской торговли и, в частности, похоронных услуг; видимо, в конкретном случае он и должен был до конца довести услугу по организации похорон литературного издания), а тот, если всё одобрит, положит этого письмо на стол заместителю мэра Сергуниной, а та, возможно, доложит о нём самому Собянину. Кстати, так и не известно, сработала ли тогда придуманная Бочковым схема. Впрочем, Бочков одновременно пытался реализовать и другие схемы. В частности, он без ведома своего непосредственного руководства вёл тогда за спиной Огрызко переговоры с разными группами об увольнении всё того же Огрызко, ибо этого очень хотела наша любимая мэрия.

Так вот, когда Департамент городского имущества Москвы по указанию, видимо, Немерюка или Сергуниной, арестовал рукопись Огрызко о Солженицыне, референт президентской администрации Бочков, вместо того, чтобы пресечь произвол самодуров из столичного ведомства, полностью одобрил этот беспредел, да ещё ехидно заметил: мол, надо потом посмотреть, что в этой рукописи понаписал Огрызко… Одновременно Бочков долго возмущался: как это смел такой-сякой Огрызко работать над книгой о Солженицыне в своём рабочем кабинете и держать все материалы к своему исследованию в помещениях редакции! Простите, а где ещё Огрызко должен был писать своё исследование, как не в редакции литературного издания?! Или Бочков совсем не понимает технологию написания книг и монографий? А за что его тогда держат в управлении общественных проектов?

Не сомневаемся: Бочков очень хотел процензурировать рукопись Огрызко. Видимо, для этого и задумывался арест бумаг неугодного редактора «ЛР». С одной стороны, Бочков фактом ареста рукописей, вероятно, хотел сильно запугать Огрызко и заставить его добровольно уйти из газеты. А с другой – наверное, думал, что сможет таким образом изъять из готовившейся к печати рукописи те места, которые не совпадали с его представлениями о Солженицыне и о русской литературе.

Однако, несмотря на все происки чиновников из столичной мэрии и стоявшего за ними Бочкова, бОльшую часть рукописи Огрызко удалось спасти (хотя какие-то страницы безвозвратно пропали; как утверждали приезжие из Дагестана джигиты, которым московский департамент поручил охранять все редакционные помещения и особенно кабинет Огрызко, в этот кабинет не раз в одиночку наведывался сотрудник ДГИ по фамилии Дронов, который в тайне от всех копался в личных бумагах Огрызко и в тайне от всех составлял какие-то описи). Вышедшая книга уже читается и в различных кругах обсуждается. И если у референта Бочкова сохранилось желание познакомиться с содержанием исследования Огрызко, то теперь нет никаких проблем для удовлетворения этого его желания. Только пусть он подскажет, куда ему передать книгу Огрызко: на Старую площадь в президентскую администрацию или на Тверскую, 13, в московскую мэрию, в интересах которой он вёл борьбу с «ЛР» и Вячеславом Огрызко. Мы же не знаем, как покровители Бочкова отметили его вклад в устранение Огрызко. Может, он теперь успешно под руководством Немерюка и Сергуниной взялся разваливать в Москве всю культуру и литературу.

Один комментарий на «“Кто в президентской администрации ведёт свою игру и в чью пользу”»

  1. Если бы у нас был один Бочков, а так с какого бока не зайди везде сидят такие бочковы и им подобные. Это — то и страшно! Куда смотрит Президент?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *