НА СМЕРТЬ АЛЕКСАНДРА ЕРЕМЕНКО 

22.06.2021, 12:32

Стих Еременко шёл из подполья, из советского зазеркалья, поэтому строился на контрастах: ирония, больше тяготеющая к стёбу, пользуясь современным определением, и — усложнение, где лиричность причудливо мешалась с областями техники, вроде бы неуместными в данном случае: 
  
Осыпается сложного леса пустая прозрачная схема. 
Шелестит по краям и приходит в негодность листва. 
Вдоль дороги прямой провисает неслышная лемма 
телеграфных прямых, от которых болит голова. 
 
Однако, симбиоз получался вполне жизнеспособным, ибо головная боль была конкретной, и причиной её служил окружающий мир. 
  
Разрушается воздух. Нарушаются длинные связи 
между контуром и неудавшимся смыслом цветка. 
И сама под себя наугад заползает река, 
и потом шелестит, и они совпадают по фазе. 
 
Требуется внимание, дабы не потерять связи внутри стиха, дабы не выбились они вбок куда-нибудь, за заползающую саму под себя таинственную реку. 
 Однако, пейзаж узнаваем, и то, как он трактуется, заставляет задуматься о вариантах жизненных дорог. 
 Разбегаются культурные аллюзии, и античный песок свидетельствует и о вечности, наползающей постепенно на всех, и об изменениях, слишком реальных в окрестностях яви: 
 
Уже его рука по локоть в теореме 
и тонет до плеча, но страха нет, пока 
достаточно в часах античного песка, 
равно как и рабов в классической галере. 
 
Еще полным-полно в запасниках вина. 
Полным-полно богов в забытой атмосфере, 
и смысл той прямой, где каждому — по вере, 
воспринимается как кривизна… 
 
Кривизна, как отрицание прямой, как невозможность и прямого высказывания: что ни скажи – воткнёшься в чей-нибудь след. 
 …завернувшись в поэзию, А. Еременко проходил тропами юдоли, пока не упёрлись они в современный, вялотекущий, как шизофрения, период, в котором стихи не нужны вовсе; но поэт ушёл, оставив свидетельства о времени и о себе: достаточно убедительные, чтобы захотелось к ним возвратиться. 
 

Автор новости: Александр БАЛТИН

4 комментария на «“НА СМЕРТЬ АЛЕКСАНДРА ЕРЕМЕНКО ”»

  1. В последние годы Ерёменко не часто появлялся в публичном пространстве, но его присутствие в русской поэзии всегда ощущалось, как в парламентской республике после революционной диктатуры ощущается наличие короля в изгнании. Когда же редко он появлялся на сцене, например, в программе «Вслух» на телеканале «Культурка», все понимали, что перед ними особа королевской семьи отечественной поэзии.
    В 70-е мы были «семидесятниками», теперь стали семидесятилетними и уже понемногу уходим.
    Прощай, Ерёма! Пусть тебя будут хоронить не на лафете и без почетного караула, но мы снимем и прижмем к груди свои треуголки и опустим шпаги, провожая тебя в последний путь. Царствие Небесное тебе, Александр Викторович!

  2. Мы с Ерёмой дружили ещё до развала СССР. Часто собирались в моей дворницкой квартире на ул.Горького, рядом с рестораном «Баку». Многие прибегали из Литинститута поглядеть на Ерёму. Даже ходил анекдот в ЦДЛ, как один молодой поэт говорил другому, мол, дай пять рублей — покажу Ерёму. Меня обвиняли тогда в примазывании к чужой славе, вот и сейчас я рискую быть уличённым к примазывании к посмертной славе Ерёменко. Ерёменко перестал со мной здороваться после того, как меня взяли на работу в «Московский литератор», слывший антисемитской газетой. Но я к нему не изменил отношения, даже посвятил ему строчки: Нас просто время выбирает, оно уходит как вода, от молодости избавляет, от заблуждений — никогда. Он обладал не только большим поэтическим даром, но и талантом человеческим, что крайне редко встречается в литературном мире. Я давно не испытывал такого острого чувства утраты…

  3. ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ЕРЁМЕНКО

    Умер Ерёма. Что тут сказать…
    Говоря серьёзно,
    Раньше надо было помирать,
    А теперь уж поздно.
    За ним табуном носились графоманы,
    Чтоб только на Ерёму посмотреть,
    Когда он читал стихи, как пьяный,
    И мгновенно начинал трезветь.
    В ЦДЛе один стихоплёт говорил другому:
    «Дай пять рублей — покажу Ерёму…»
    Мы дружили, но враги нас развели,
    И с тех пор до самого края
    Мы дорогу к друг другу так и не нашли,
    А почему — не знаю…
    В литературе надо балдеть
    По счёту большому,
    Многие приходили в клуб поглазеть,
    Как все торчат с самим Ерёмой.
    Но у такой страны будущего нету,
    Где не сняв короны,
    Крошит на водку король поэтов,
    А футболисты получают миллионы.
    Король поэтов умер, да здравствует король!
    Но некому передать его корону…
    И в этом соль,
    Что некому заменить Ерёму.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *