Противостоять серости находишь силы лишь с годами

Памяти актёра, режиссёра, педагога

14.11.2020, 16:12

В 1979 году театральный мир удивила статья критика, театроведа Риммы Кречетовой. В журнале «Театр» публиковались отзывы ведущих актеров страны, был среди них и материал Армена Борисовича Джигарханяна под названием «Потому что я злой». Учитывая, что происходило это 40 лет назад, можно только поразиться его мудрости и проницательности. В статье он раскрывает секреты своей творческой лаборатории.

Римма Кречетова глубоко вскрыла психологию актера, Армену Джигарханяну понравилась эта статья. Он нашел её сильной, хлёсткой. Когда он читал её первый раз – она его ошеломила. Потом при перечитывании стала раздражать, обижать. Актёр посчитал, что театровед вывела в статье усредненный вариант современного актера, «некое скопище многих актёрских пороков».

Сам он честно признавался, что в день спектакля старается не быть за 500 километров от театра. Бывает, что убегает из кадра. Хотя можно быть за 500 километров и сидя в московской квартире.

Джигарханян не спорит, что кого-то расстояния истощают, изматывают. Но его уплотнённость жизни только мобилизует. В театре им. В. Маяковского тогда шли спектакли «Беседы с Сократом», «Трамвай «Желание»», «Бег», «Разгром» — спектакли, перед которыми он старался отдохнуть и не стеснялся этого. Но считал не нужным приходить в театр задолго до начала, настраиваться, готовиться… Если это «твоя» роль, считает Армен Борисович, ты внутренне к ней себя давно уже подготовил и готовишь постоянно (для этого не выбирают определённых часов). Поэтому он приходит в театр только чтобы спокойно одеться, в крайнем случае выкурить сигарету.

Другой актер устроен иначе. Он вспоминает одну актрису, которой перед спектаклем нужно устроить истерику костюмерше или гримёрше. (Видимо, этот образ показал в ленте «Зимний вечер в Гаграх» Карен Шахназаров, прототипом певицы Ирины Мельниковой стала Алла Пугачёва).

Джигарханян признаётся, что его истощает не постоянная напряжённость жизни, переезды, съёмки, а неудовлетворённость от работы, которая возникает, например, от того, что играет. Прокручивает одни и те же положения, высказывает одни и те же мысли. Сужен круг профессий, с представителями которых приходится общаться. Получается легковесность, заигранность. Портится художественный вкус.

Главной проблемой актёрства он считает страх. Когда боишься, что откажешься, не станут звать. Что потом не от чего будет отказываться, а главное, если предложат, наконец-то, настоящую роль – окажешься к ней неподготовленным. Джигарханян говорит, что или нужно быть в системе, или уходить совсем на пенсию, сидеть в скверике. Заметим, что актёру в то время было 44 года, а работал он до последних дней жизни.

Да, нужны «звезды», узнаваемость, ему – не для того, чтобы пропускали вперёд в магазине, а чтобы противостоять серости. Для этого находишь силы лишь с годами. Когда актёр уже свободен от опасения, что его не позовут, не предложат.

Существует сила авторитета, оказывающая порой на зрителя просто гипнотизирующее воздействие. Был бы такой успех у фильма «Отец солдата» Резо Чхеидзе, если бы главную роль не играл Серго Закариадзе? Позвал в ленту «Последнее танго в Париже» Бернардо Бертолуччи Марлона Брандо, чтобы зритель сразу ему поверил.

Джигарханян говорит, что ему часто предлагают сниматься – в самых разных ролях. Предлагают без зазрения совести  и роли плохие, и роли чужие, что раздражает больше всего.

Тут мы сделаем небольшое отступление, чтобы поспорить с максимализмом Армена Борисовича. 29 декабря 1969 года зрители постановки «Разгром» по роману Александра Фадеева увидели на сцене невысокого, сутулого человека в потёртой кожанке — таким предстал в спектакле Марка Захарова Армен Борисович, сыграв командира отряда Левинсона.

Единственный раз, когда режиссёр Андрей Гончаров отдал Джигарханяна в чужие руки, — это и был спектакль «Разгром». Актёр, который начинал репетировать эту роль, режиссёру не понравился. А когда на его место пригласили Джигарханяна, образ стал более динамичным.

Далее актер пишет: «Сегодня никто не позволяет себе роскоши 7 лет писать, 8 снимать, 9 монтировать. Сроки сжались максимально». В 1980-е актер писал это, даже не подозревая, на каких скоростях окажется театральный и киномир в наше время. Джигарханян всегда обладал бешеной работоспособностью, и удивительно, сколько он успел сделать уже к тому времени, когда прошёл жизнь до половины. Здесь и роли в Ереванском драматическом театре им. Станиславского (27 ролей), в Ленкоме и в театре им. Маяковского,  огромное число радиоспектаклей.

«Хочу радоваться, когда меня узнают на экране, когда к моим героям хорошо относятся, когда после фильма и спектакля с моим участием не спят по ночам…»

Джигарханян задает себе вопрос: если бы знать в процессе работы, отчего фильм получится хорошим и отчего плохим! В качестве неудачи он приводит фильм Юрия Карасика «Чайка» по пьесе А.П. Чехова (1970 г.), партнёрами стали Алла Демидова, Людмила Савельева, Юрий Яковлев, Ефим Копелян, а фильм не получился.

Он вспоминает слова Федерико Феллини о том, что «сцена – это ещё не кино, другая сцена – тоже не кино, и то, что их соединяет – тоже ещё не кино. Кино – это то неуловимое, что между сценами».  

Главным врагом в искусстве, который истощает и эксплуатирует, он называет не очень хорошую драматургию. Глубоко верит, что сыграть Шекспира плохо нельзя. Плохо настолько, чтобы зритель встал и ушёл. Ведь можно рвать страсти, переигрывать – всё равно Шекспир потрясет крупностью страстей, слогом.

Бедой искусства он называет и то, что оно становится индустрией. Когда актёры вынуждены выступать в клубах, совсем для этого не приспособленных. Станиславский, изучая незнакомый зал, садился на каждое место и запрещал продавать неудобные места. А сегодня (в 1980-е) на билетах пишем «неудобные», продаём без зазрения совести.

Что может спасти от изматывающего ритма жизни, от усреднения актёрского искусства и зрительского вкуса, от творческого истощения? Выстраданное знание того, что это на самом деле происходит и будет происходить. Желание этому сопротивляться. И уверенность в том, что сопротивление возможно. Постоянное аккумулирование в себе идей. Воспитание и развитие вкуса. Становление духа.

Учитель Джигарханяна говорил (скорее всего, он имеет в виду Армена Карапетовича Гулакяна в Ереванском театрально-художественном институте), что надо жить играючи. И не суетится – добавляет от себя. Тогда и ожидание самолета в аэропорту не пройдет зря, не потеряете время в купе «Красной стрелы».

Актёр вспоминает слова Эрнеста Хемингуэя: «Я люблю писать утром, потому что я злой». Джигарханян считает, что и злость нужно претворить в благо. И после 14 часов сидения в аэропорту сыграть, натянув парик Фердинанда, совершенно конкретную любовь к Луизе, да так, чтобы зал ахнул.

Автор новости: Валерий Олюнин

12 комментариев на «“Противостоять серости находишь силы лишь с годами”»

  1. » На свете столбько нет армян. чем тех, кого сыграл Джигарханян». Гафт, конечно. та ещё язва, но этой эпиграммой (на мой взгляд) Джигарханяна не обидел. Он в каждой своей роли ЗАПОМИНАЕМ, вот главное, а нравится он кому-то или нет — вопрос следующий (да и не очень существенный). В любом случае, земля ему пухом и светлая память.

  2. Всё таки что за чуднАя штука СУДЬБА: именно что Великий Артист Джигарханян зарабатывал своё материальное состояние всю жизнь — и всё оно теперь в отночасье достанется профессиональному картёжнику Стёпе ( сиречь, катале. А кто такой катала- посморите хотя бы в Википедии: Ката́ла — один из представителей воровских профессий.). Что ещё чуднЕе: к рождению которого сам Джигарханян не имеет ни малейшего отношения, поскольку он для него- сын ПРИЁМНЫЙ! Вот уж этому Стёпе свезло так свезло! Фантастически свезло! Золотой покер! ОЧКО! «Знал бы прикуп- жил бы в Лас-Вегасе»! Так Стёпа там и живёт!

  3. Курганову. Уж если цитируете, то делайте это точно до слова, а не от себя. Всегда проверьте цитату. Из уважения и к автору эпиграммы, и ее объекту. В данном случае, к усопшему. Сердечные соболезнования родным, близким, друзьям, зрителям, театру.

  4. Гуесту. Хамите. Кого мне цитировать. как и зачем- это всё я всегда решаю сам и в подсказчках (равно как и подсказчиках) не нуждаюсь. Хотя если уж вы такой буквоед пожалуйста: » в настоящее время подобное выражение применяется не только в России, но и в США. В переводе с английского дословно оно звучит следующим образом: » Если бы я мог предсказывать будущее, то я жил бы в Лас-Вегасе». Источник: http://chtooznachaet.ru/vyrazhenie_znal_by_prikup_zhil_by_v_sochi.html

    И на будущее (без советов): зависть — плохое чувство. Потому что сжирает самого завистника. Успехо вам, Гуест.

  5. Курганову. Успокойтесь. Не так уж много Степе достанется. По американским понятиям — совсем чуть-чуть. Вы сами написали, что зависть плохое чувство.

  6. Алексею. Да я месте себе не нахожу от осознания того что всё достанется Стёпе. Я за Виталиночку очень волнуюсь. Она же так скромна и непосредственна. Я другого понять не могу: почему Джигарханяна на Ваганьковском похоронили, а Жванецкого — на Новодевичьем? Почему первого не в Ереване, а второго — в Одессе? Или вмешались силы?

  7. Джигарханян хотел, чтобы его похоронили на Ваганьковском рядом с дочерью, которая погибла много лет назад. Вопрос не ко мне. Тем более, что уже похоронили.

  8. Для номера 4. Вы переврали эпиграмму Гафта и, более того, тем самым лишили ее смысла, заложенного в нее ее автором. Теперь сами понимаете, кто из нас хам?

  9. Гуесту. Нет, не понимаю. Прошу объяснить (и кстати, привести подлинный текст гафтовской эпиграммы). Так что обвинения в хамстве ПОКА не снимаю.

  10. «Гораздо меньше на земле армян,
    Чем фильмов, где сыграл Джигарханян». Так написал В.Гафт. Все же есть разница: между вашим «тех, кого сыграл Джигарханян» и «фильмов, где сыграл Джигарханян». Что бы вы не говорили, но искажать цитату неэтично,

  11. Курганову. Посмотрите в Сети сами точный текст эпиграммы. Сам я не поклонник Гафта и его эпиграмм — не мое чтение. Но вы процитировали неправильно и исказили смысл. Я ответил вам в духе заголовка о противостоянии серости. Кроме того я не понял ваших претензий ко мне в вашем комментарии no. 4, где вы отвечаете на мой no. 3, в котором нет никаких даже упоминаний о неких переводах с английского языка, якобы неизвестных мне Какие слова и выражения? Что касается зависти, то непонятно совсем, кому я завидую. Если имеете в виду Гафта как актера и сочинителя, то — увы! — здесь мне известны более талантливые личности, кому я бы действительно позавидовал, если бы был причастен к их профессиям. Но я не актер и не автор эпиграмм. Наконец, вы можете цитировать и искажать тексты, как вам угодно. Мое право — высказать свою реакцию на нарушение прав авторов.

  12. Алескею. Насчёт НЕэстетичности убедили. Соглашусь. Успехов вам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *