Пытающиеся вернуться в «ЛР» Ерёменко и Кашлев, похоже, собрались взять курс на поддержку терроризма

Для этого ли, референт президентской администрации Бочков готовил за спиной Огрызко смену редактора ЛР?

02.12.2021, 09:31

Последние события в «ЛР» приобретают страшно опасный поворот. Бывший исполнительный директор «ЛР» Виктор Кашлев, которому Ерёменко, якобы, поручил провести переговоры с некоторыми бывшими сотрудниками газеты, пообещал место зам. главного редактора Дмитрию Чёрному, о чём тот уже оповестил весь мир. Хорошо это или плохо? А давайте для начала посмотрим, как воспрявший Чёрный объясняет причины своего давнего увольнения из редакции. Он утверждает, что последней каплей Огрызко, который на свою голову так долго с ним возился, стали его отчаянные попытки протащить в вёрстке на газетную полосу иллюстрацию с покушением на памятник великому русскому писателю Солженицыну, на шею которого какие-то изверги повесили оскорбительную, скажем так, табличку. Дело не в том, что Чёрный на дух никогда не принимал большого русского художника. Это, в конце концов, его личное дело – какого писателя любить, а какого – ненавидеть. Не все должны обожать Солженицына. Правда, ненависть к Солженицыну не должна лишать человека разума и достоинства. Надо уметь выражать свои чувства, скажем так, интеллигентно и не оскорблять несогласных. Тут же – газету буквально заставляли одобрить вандализм. Но самое страшное другое: этими и другими своими действиями Чёрный, по сути, подстрекал сотрудников и читателей газеты к экстремизму и даже, к открытому терроризму, в том числе, против действующей власти. А можно ли было такое терпеть?

Скажут: а где же раньше была редакция? И почему она молчала? До тех пор, пока Чёрный высказывал свои, пусть и весьма спорные оценки, о прошлом и настоящем страны, в рамках закона, всё было нормально. У нас ведь, в конце концов, плюрализм. Мы исходили из того, что надо уважать самые разные мнения, даже если кому-то они и не нравились. И когда бывший начальник аналитического управления Службы внешней разведки России генерал Решетников, как-то в сердцах недовольно бросил, что газета при Чёрном сильно покраснела, и он из-за этого собрался прекратить что-либо писать для «ЛР», мы ему резонно заметили, что нельзя игнорировать какую-то часть общественного спектра и не давать трибуну людям с левыми взглядами. Кажется, нам тогда удалось убедить генерала, всегда симпатизировавшего белогвардейцам, отказаться от крайностей. Но когда стало очевидно, что Чёрный начал стремительно деградировать в сторону экстремизма и даже терроризма, это побудило нас пересмотреть принятые ранее решения.

Наша редакция всегда категорически выступала против любых попыток развязывания новых гражданских войн. Нельзя больше красных натравливать на белых, и наоборот. У нас у всех одна общая страна – Россия. И нам вместе дальше в ней жить. Именно поэтому мы все очень приветствовали открытие в Крыму в преддверии столетия исхода части русского народа за границу памятника красным и белым как символа примирения нации. А нас вновь, видимо, кто-то хочет окунуть в кровавое месиво…

Не случайно ведь с Чёрным в разное время отказались иметь какие-либо дела и умеренные Зюгановцы, и радикальный «Левый фронт», и даже – весьма решительно настроенный один из бывших руководителей газеты «Правда» Баранов. Не удивительно и то, что не так давно Чёрному выразила недоверие и ФСО, переставшая пускать его на мероприятия с участием охраняемых лиц. И только бывший исполнительный директор «ЛР» Кашлев выражает сейчас готовность не просто сотрудничать с Чёрным, но, похоже, и доверить Чёрному определять новую политику «ЛР». И Чёрный, кстати, уже начал, опираясь на всемерную поддержку Кашлева, действовать в своём экстремистском духе и отправлять приказы бывшим гражданам Украины отрубить доступ действующим сотрудникам «ЛР» к сайту газеты. Кстати, мы до сих пор не знаем, какую правовую оценку этим попыткам дало УФСБ по Крыму. Ведь что получается: сегодня – дружок Чёрного, работающий в Симферополе в одной из компаний мобильных телесистем, попробовал вырубить сайт газеты, а завтра – он, пользуясь своим служебным положением, получив команду Чёрного и Кашлева, уже лишит связи весь Крым?

Как вообще оценивать всё происходящее? Что это: свидетельство отсутствия у рвущихся вернуться в ЛР на руководящие посты Ерёменко и Кашлева большого ума, или… ради свержения Огрызко, эти люди собрались пойти даже на смену редакционного курса и руками Чёрного поддержать экстремизм и терроризм? В свете последних событий совсем по-другому выглядят и действия департамента городского имущества Москвы, который почти два месяца держал под незаконным арестом материалы книги В. Огрызко о Солженицыне. Смотрите: сначала Чёрный хотел сделать так, чтобы газета заставила весь читающий мир не просто оплевать большого русского художника, но и посмертно его распять. А теперь – целое могучее московское ведомство наложило свои ручонки на рукописи о великом писателе. Не являлось ли это всё звеньями одной цепи? Неужели московские власти тоже жаждут появления в «ЛР» экстремиста типа Чёрного?!

Хочется спросить референта из Президентской Администрации Владислава Бочкова: вы ради прихода в «ЛР» Чёрного давили за спиной Огрызко на сотрудников редакции с тем, чтобы в газете сменилось руководство? Вы что – и в самом деле ничего не знали об уровне компетенций Ермёнко, Кашлева и Чёрного? Или вам по душе экстремизм, Владислав Павлович? Тогда может вам самому следовало поменять место работы и уйти из Президентской Администрации?

Нельзя допустить, чтобы «ЛР», после возможного прихода туда Ерёменко, Кашлева и Чёрного скатилась бы до хотя бы косвенной поддержки экстремизма и терроризма. Ведь газета в своё время не для того создавалась. Нельзя переступать опасную черту.

25 комментариев на «“Пытающиеся вернуться в «ЛР» Ерёменко и Кашлев, похоже, собрались взять курс на поддержку терроризма”»

  1. Помню, как в мае 1992 года шли на Останкино, Куняев повалил омоновца, Лыкошин сломал омоновцу другому щит, а Еременко убежал и с горки смотрел, как нас бьют. Он не мужчина. В Совете Федерации пробездельничал пару лет, сменив Ю. А-ва, за него все делал Ю.В. К., а потом его Миронов выгнал (но с чином дейст. гос. с-ка 2 класса, якобы ген.лейт гос службы). Книгу его, мне Алешкин рассказывал, в Голосе публиковать не хотели, не знал Еременко материал, и вместо ветерана афганца попросили сделать ветерана после чеченской войны и опубликовали кое-как под названием «Блаженная» — на выброс. Сидеть преподавателм в РАнгХигс накладно. Ведь даже написал письмо в поддержку Огрыз-ко! Забыли про него… Да видать вспомнили комсомольские хозяева, да не с той башни…
    Работатьь В. Еременко не любит, всю жизнь за чужой мчет а теперь еще конфликт с 35-летним отпрыском.
    Уйдет сам, не беспокойтесь.
    Наверху следят за ситуацией. Если бы хотели, дпавно бы сидел Еременко в офитсе.

  2. Не знаю в каком сне приснилось Nik. Solу, что я ему рассказывал, что в Голосе не хотели печатать книгу Еременко. Голос был моим издательством, и там печаталось всё то, что я хотел. Если бы я не захотел напечатать какую-то книгу, то я бы ее ни за что не напечатал. И какой-то бред про афганца-чеченца, по-моему, книга вышла ещё до Чеченской войны и была она о любви. Чушь собачья! Нет у меня привычки заставлять кого-то переделывать что-то. Не нравится, не печатаю. Перебрал, видать, НИК? Недаром столько опечаток в тексте!

  3. Этот Nik.Sol. показался мне весьма сведущим: все-то он знает. И успел увидеть в разгаре боя, где стоял Еременко; и видел, надо полагать, что все за него другой делал в Совете Федерации; и с каким чином его Миронов выгнал (удивлен, что выгоняют с чинами); и что в загадочном «РАнгХигс» «сидеть накладно» и прочее и прочее, и даже личное… Честно скажу: такие биографы меня настораживают.

  4. Петр Алешкин — цитата «Голос был моим издательством, и там печаталось всё то, что я хотел. Если бы я не захотел напечатать какую-то книгу, то я бы ее ни за что не напечатал. (…) Не нравится, не печатаю. »
    Не знаю как кому, но мне такое читать неприятно…
    Всю жизнь я был уверен, что писатель( и гражданин — авт.) не раб, а тут достаточно циничный и конкретный манифест конкретного литературного «рабовладельца»…
    Без обид, Пётр, но мне кажется, что с этой декларацией «авторских прав» писателя у Вас явный перебор…
    Одно понял точно, прочитав; — никогда, и ни за что я свой материал в Ваш «глянец» не пошлю.
    Ничего личного…

  5. Если издательство принадлежит частному лицу, то, разумеется, он сам решает, кого поставить в издательский план, а кого отвергнуть. Как он станет издавать книгу, если идеи, в ней высказанные, противны его мировоззрению? Или если он считает, что книга не дотягивает с художественной точки зрения, плохо написана. Для владельца издательства важно и то, как будет продаваться книга, и если она неперспективна в этом плане и будет лежать на полке, плохо продаваться, или не будет востребована в книжных магазинах, зачем издателю рисковать? Если автор недоволен тем, что его книгу отвергли, он ее переработает или предложит ее другому издателю. Это нормальная ситуация.

  6. Для Квеста. Не согласен с Вами относительно нормальности данной ситуации. Есть уставные документы любого частного предприятия — в т.ч. и издательства. Не думаю, что в них записано, что печатать будут только то, что нравится главе издательства. Думаю, что в преамбуле много слов о поддержке молодых дарований, патриотизме и пр. Я пытаюсь сложить паззл системы взаимоотношений «автор- редактор», существующей сейчас в нашей стране. Пока получается только система рабовладельческих отношений, но под красивыми знаменами демократических… Мне кажется, что должна быть общепонятная, общепринятая, прозрачная и юридически закрепленная система такого общения. Написана рукопись, зафиксирована в общероссийском авторском бюро ( при желании отрецензирована за деньги автора независимым специалистом-литературоведом) и далее разослана автором по — наиболее, на его взгляд, подходящим редакциям. Отослана заказной почтой с подтверждением получения. И далее — в течении определенного и зависящего от величины рукописи времени, — автор обязан по закону получить ответ редакции с аргументацией отказа или одобрения рукописи. Это нормальная практика на мой взгляд. Сейчас же в СМИ стоит общероссийский редакторский вой о недостатке средств, падении тиражей, а на поверхности лежит, выстроенная этими же редакторами абсолютная «система коллективного безответвенного» относительно авторов. Мне кажется это надо менять. Надо запретить редакторам изобретать правила приема рукописей — они должнв быть унифицированы и юридически прозрачными. Я не за цензурные комитеты, я за справедливые и понятные всем отношения в системе автор- редактор/ издатель. Вот как то так…

  7. Таткову. В любом частном предприятии, и в частном издательстве тоже, ведущую политику определяет руководство, соблюдая, разумеется, закон страны. Если издательство государственное и финансируется из бюджета страны, оно зависит от этого финансирования в отличие от частного издательства, которое само себя финансирует из доходов по изданию книг, с помощью спонсоров и за счёт авторов, согласны вы с этим или нет. Никто не сможет заставить частного издателя печатать то, что ему не нравится или невыгодно. Во взаимоотношении «автор — редактор» решающее слово имеет редактор, так как ни один автор не может заставить редактора печатать своё произведение. Пусть авторы по вашему предложению фиксируют где угодно свои работы, в частном издательстве они могут издаться за свой счёт, и ни одного владельца издательства вы не заставите печатать ни молодого, ни старого автора, если главный его редактор не даёт на это добро. Если частное издательство (да и государственное тоже) отказывает автору в издании, то оно не обязано никому отчитываться, почему это делает. Оно может указать автору недостатки произведения или дать рекомендации по его переработке, но не более того. Авторов тысячи, а издательство одно и завязнет в отчётах о причинах отклонения рукописи. Тем более, что для частных издательств нет такого надзорного органа, которое обязало бы его напечатать отклоненную рукопись. И законов таких тоже нет.

  8. Не могу поверить, что некие обязательные правила приема рукописей смогут поднять тиражи и улучшить финансирование, сделать рукопись привлекательной для читателя.

  9. Для Оптимиста! Если существуют обязательные правила приема сценария для производства фильма то почему аналогичный алгоритм приема рукописи для производства журнала/книги кажется Вам неправомерным? Я не понимаю.

  10. Олегу Таткову. Вы, прошу меня простить, очень сильно заблуждаетесь. Ваши предложения запоздали лет на сорок, как минимум. Рукопись Вы, конечно, можете прислать в издательство в распечатанном виде. Но сейчас принято присылать по электронной почте. И не всю рукопись, а так называемый синопсис. Государственных издательств в «чистом виде» нет, в основном частные. Издают то, что можно продать. И тут очень важна роль редактора. А с ними беда: умных, образованных, понимающих качество текста, любящих литературу мало! «На детской литературе», особенно в регионах сидят, как правило, чьи-то жёны, сёстры, дочки. Не чувствующие не тонкости языка, не воспринимающие юмор, тем более, иронию и парадоксальность. Твёрдо уверенные в том, что детям и подросткам «СЕЙЧАС нужно издавать книги ПОПРОЩЕ, ПОТОНЬШЕ и ПОЛЕЗНЫЕ.» Ставится задача не возвышать читателя, а, напротив, опускать его до примитива. Документы о поддержке издания качественной литературы остаются, часто, «не востребованными к исполнению». В СССР постановления ЦК КПСС исполнялись, хотя часто и с попытками «схимичить», не пропустить в ряды мэтров молодое дарование, конкурента. Сейчас верные слова того Президента просто игнорируют. Накануне «Года литературы» я опубликовал в Саратове несколько статей, привёл слова В. В. Путина. И написал: «Хорошо, не слушайте меня, но Президента России послушайте!» Даже талантливо написанную книгу о своём детстве К.С. Петрова-Водкина «Хлыновск» печатать отказались! Земляком-художником гордимся, но разве он писатель? А частному региональному издательству большой тираж не распространить, а маленький тираж убыточен.

  11. Олегу Таткову (добавление). Перечитал Ваш комментарий. Слова о рецензии рукописи за счет автора независимым специалистом-литературоведом меня, не обижайтесь, пожалуйста, рассмешили. Хотя бы потому, что 99% рукописей действительно плохого или среднего уровня. Талант редок! Как помочь НАСТОЯЩИМ ТАЛАНТАМ состояться, вот проблема страны! В СССР бумага и типография были дешёвыми (дотационными), поэтому цена книги в магазине была очень низкой. Книги, даже средненького уровня, раскупались быстро. А сейчас книги стоят сотни рублей, многим людям не по карману. Электронные книги спасают частично положение, но это книги для взрослого читателя. Детям нужны книги с иллюстрациями, приятно шуршащие и приятно пахнущие. Пока таких интернет-книг нет. В заключение повторяю: заставить частного издателя издавать убыточные книги государство не может. Оно может дотировать из бюджета издание хороших книг российских авторов, но тут, увы, всё так запущено…

  12. Ни разу не слышал о таком факте, что автор, у которого издательство или журнал не зарегистрировали его рукопись или отказали в ее публикации, обратился бы в прокуратуру с жалобой на это обстоятельство, или в суд, и выиграл бы процесс, и его рукопись на этом основании тотчас бы опубликовали. Не может ни суд, ни прокуратура, никто другой приказать редактору одобрить рукопись, которую он счел бездарной, и опубликовать ее. Таких законов нет и быть не может. Более того, даже если самый крупнейший литературовед и критик напишет самую хвалебную рецензию, то и тогда это не приказ руководству журнала или издательства ее печатать.

  13. Знаю случаи, когда главный редактор издательства или журнала сам обращается к автору с просьбой прислать рукопись для ознакомления. По рекомендации знакомого критика, например. Пути попадания рукописи в руки редакторов — неисповедимы.

  14. 1. Практически из дискуссии ясно, что какой бы автор ни был талантливый, до книги он не доберётся без бабла для издателя или писать будет как скрытый проплаченный Ино-агент, дурача самолюбивых графоманов и графоманок по конкурсам,например, «Поэт» или «Поэтесса» года.
    2. А вообще что это такое талант? Кто признает кого-либо талантливым? И кстати талантливые есть и русофобы, они же, как правило, талантливейшие ёрники или стёбники.
    3. «Таланты» вообще-то получают «престижные» литпремии? Или кто они?
    4. «Таланты»: повествователи горизонтальные и графо-манки(маны) вертикальные — печатаются в любом журнале, иначе как оценить работу главного редактора?
    5. Не надо никому сейчас хвалиться «писатель»! Засмеют. Даже после Литинститута профессия — «литературный работник», т. есть редактор за любителями писать.
    6. И не надо путать профессию «журналист» и свою литоргработу — как «писатель»
    В порядке обсуждения.

  15. Юрию Кириенко. Делать один-единственный вывод из множества разноречивых и противоречивых комментариев, по моему мнению, нельзя. Вам (см.п.1) «…стало практически ясно, что какой бы автор не был талантливый, до книги он не доберётся без бабла для издателя или писать будет как скрытый проплаченный Ино-агент..». Полностью не согласен с Вашим «выводом»! Лично я ни разу в жизни не платил кому-либо деньги за публикации. А у меня в Москве, Питере, Саратове издано два десятка книг и много публикаций в журналах! Кто платил? Частные издательства и спонсоры (лично я себе спонсоров не искал, Попечительский совет АСП — Ассоциации саратовских писателей — их находил!) Частные издательства меня издавали, так как им нравились мои произведения! Они меня помещали в престижные серии, и я шёл в компании с классиками отечественной и мировой литературы. Можете в интернете посмотреть, проверить. Очень важно: я был относительно молод и мог ездить в Москву на книжную ярмарку и там предлагать свои рукописи издателям. Не заискивая и не обещая взяток! Сейчас здоровье не позволяет ездить в Москву. А люди в издательствах меняются, новые меня не знают, а я их не знаю. Изменился и спрос: нужны для детей тонкие и примитивные книги. Новые «Незнайки» и «Старики Хоттабычи» не «в тренде».
    Вы спрашиваете (см.п.2) «А вообще что это такое талант? Кто признаёт кого-либо талантливым?» Чтобы понять, что это такое, нужно обладать хорошей художественной интуицей и знаниями (большой начитанностью). Кто сим богатством обладает, тот и признать талантливого талантливым может. Однажды я сочинил такой шутливый афоризм: «Моя интуиция умнее меня самого!» Я с детства ЧУВСТВОВАЛ, что тот или иной фильм или книга талантливые, но не мог объяснить ПОЧЕМУ Я ТАК ПОЧУВСТВОВАЛ.
    3,4,5 и 6 пункты пропускаю. Только замечу, что я никогда НЕ ХВАЛИЛСЯ И СЕЙЧАС НЕ ХВАЛЮСЬ, что я писатель.

  16. Таткову
    По Вашей логике издатель должен свои кровные деньги вкладывать в какого-то детину, чьи тексты ему не интересны.

    По-моему, никому издатель не должен, кроме читателя. Этот долг является лишь моральным, а значит и тексты оцениваются только с точки зрения «хочу» и «не хочу».

  17. Дяде Мише. Причины отбора рукописей для издания могут быть самые разные. В том числе и то соображение, что автор известен, с именем, популярен у читателя. Издание его книги раньше других заставит читателя приобрести книгу. Это тоже довод для издателя — следование за интересами читателя плюс коммерческая выгода. При этом не факт, что издатель полностью разделяет мировоззрение такого автора. Бывает и такое: издатель выпускает большой тираж «легкого чтива» — детективы, дамские романы, кулинарные книги и тп., получает хорошую выручку, часть которой пускает на выпуск книги, которая ему нравится, но в которой он не уверен как в объекте интереса широкого читателя и которую предназначит лишь узкому кругу специалистов. При этом никто не может ему это запретить, если он частный предприниматель в области книгоиздательства.

  18. Для дяди Миши. Ваша логика работает исключительно при полной финансовой независимости издателя. В случаях когда они — издатели — частично или полностью на господсосе — это не срабатывает. Я поэтому и предложил что то вроде первичной независимой аттестации текстов за счет авторов перед отправкой в редакцию. Это, — как я понимаю из комментов о гуляющих по редакциям графоманах ( тут был даже термин полуграфоман-!!! ) — снимет львиную часть редакторской работы. И — второе — я все таки настаиваю на юридически обязательных для всех и понятных правилах приема рукописи в редакции/издательства. Ну бред полный ,сейчас узаконен — на областные конкурсы требуют областную прописку, к примеру. При этом наличие активно публикующейся в журнале мужа жены редактора/мамы, брата, сестры и пр. «наследничков» ( ничего против талантливых жен не имею -!!!) считается почти нормой, хотя это, на мой взгляд, — коррупционная составляющая. Равно как и наличие в списках членов редколлегий лиц не имеющих прямого отношения к деятельности издательств — министров , ВИП-персон от спортсменов до космонавтов и пр. Почему это в медицине нельзя, у юристов нельзя, у полиции и прокуратуры нельзя, а в редакциях как-бы пожалуйста? Нужны понятные правила ролевой игры » писатель — издатель» — сейчас их нет. Уничтожили советскую систему и на этом остановились и началась анархия. И их — четких и понятных правил — отсутствие, опять же на мой взгляд, — выгодно издателям. Оговорюсь — издателям получающим государственные субсидии.

  19. На комм. 16. М. Каришнев-Лубоцкому.
    1. 1. По Вашему пункту 1. — Я ведь не с неба свалился (инженер по образованию, что без знания русского языка и определённой эрудиции не присуждают!) Кстати Иван Коротков тоже инженер. Мои статьи печатали в ж. «Наш современник» (см. № 1, 2003; № 2, 2005; № 1, 2016); (затем блокировали) 1.2. В «Росписатель», № 3, 2002; ( статья «Николай Рубцов и православие»), потом блокировали. 1.3. (4 (четыре) раза в длинных списках Бунинской премии: 2010 и 2017 (поэзия, сборники, рекомендация С. Небольсина), 2015 (малая проза), 2016 ( литературоведение, книга «Методика оценки и критерии народности поэзии» !) — Везде рекомендации на уровне док. филол и педагог наук. 1.3. Издал 15 книг поэзии и о народном поэте Рубцове и всё за свой счёт (ждать подачек не стал!). Знаком с «работой» редакторов.
    2. Моё мнение (по- из интернета). Ваши детские книги печатали потому, что так хотели редакторы (издатели) в тренде внедрения «ужастиков» для детей.
    3.1 По цитате п. 2. комм 16: «…нужно обладать хорошей художественной интуицией и знаниями (большой начитанностью). Кто сим богатством обладает, тот и признать талантливого талантливым может…».3.2. Это Вы к кому обращаетесь?
    4. По п.п. 3-6 комм. 15 — это для читателей.

  20. Юрию Кириенко. Я Вас, простите, не понял. Выше Вы написали, что из дискуссии Вам стало ясно, что каким бы талантливым автор не оказался, его книга без бабла без бабла издана не будет, если только автор не ино-агент. Я Вам ответил, что не согласен с таким мнением. Издать могут и не ино-агента (?!), и без платы бабла. Сослался на свой личный опыт (Я не ино-агент и денег за издание не плачу). Вы мне сейчас зачем-то написали о своих успехах. Я Вас поздравляю. Но Вы этим что хотели сказать? Что Вы, простите, ино-агент?! (шутка). Или что Вы деньги за публикации платили?! (снова шутка). Сами себя и опровергли: издаться можно и без взяток. Сославшись на интернет, Вы сейчас написали, что меня, якобы, издавали как автора «ужастиков». Я никогда не писал «ужастики»! Такого понятия даже раньше не было! Я написал много сказочных повестей, в которых, — ухх! — есть страшноватые моменты (сказка, волшебство), но у меня никто (!) никогда (!) не гибнет и не калечится! Дети (и взрослые!) любят, чтобы их немного (в меру!) попугали. Я написал много произведений, разных по жанру. Большинство читателей отмечают в них доброту, которую передаёт автор. Прочтите сами и тогда судите. Я Вас (Ваши произведения) не сужу, так как не читал. Примечание: у меня есть несколько фантастических повестей ДЛЯ ВЗРОСЛОГО ЧИТАТЕЛЯ, в этих повестях есть элементы «ужастиков», но эти повести пародии!
    Мои слова о талантливых авторах — это мой ответ на Ваш вопрос: «Кто признает кого-либо талантливым?» Я Вам ответил: «Тот, кто обладает отличной художественной интуицией и большой начитанностью». Таково моё мнение. И ещё: писатель может быть кем угодно (врачом, инженером, разбойником, цензором,педагогом…) Чехов, Булгаков были врачами, Гарин-Михайловский и Платонов были инженерами, классик французской поэзии Франсуа Вийон был разбойником, Иван Гончаров был цензором, Макаренко был педагогом… А Горький и Чуковский были недоучками!!! (шучу, конечно; они были очень талантливы и образованы).

  21. На комм. 21. М. Каришнев-Лубоцкому.
    1. Краткость — сестра таланта. Я верю Вашему сообщению, цитирую: «(Я не ино-агент и денег за издание не плачу)». За Вас платил издатель.
    2. Я (Ю.К.) зарабатывал деньги («бабло») и платил всегда за свои книги — но под ISBN Книж. палаты. («редакторы» -тянули «резину»). Извините местами за жаргон.
    3. Что-то пишущий должен зваться Литератор — по жанру поэт, прозаик, драматург, лит. критик (не «писатель», потому что звучит двусмысленно). Даже институт называется литературный.
    4. И поэтому газеты называются «Литературная Россия» (а не «писательская»), «Московский литератор» (а не «писатель»). Чувствуете нюансы звучания?
    5. Базовые профессии у литератора (инженер, врач, слесарь 6-го разряда и др.)расширяют эрудицию, углубляют традиционное мировоззрение и понимание социальных коллизий в обществе.
    Ссылка на эти авторские постулаты обязательна в любых публикациях.
    Ю.И.Кириенко, поэт, автор книг о Н. М. Рубцове

  22. Ю. И. Кириенко. Мы с Вами «как бы» спорим», а по сути говорим почти одно и то же.
    1. Издательства и журналы могут печатать произведения авторов: а). за счёт издателей; б). за счёт автора; в). за счёт государства (бюджет); г). за счёт спонсоров. Кому как повезёт. Мои книги издавали за счёт издателей и спонсоров, в журналах публиковали за счёт издателей. В двух саратовских хрестоматиях за счёт областного бюджета.
    2. Письма в редакции подписываю и на визитках указываю: «Прозаик, драматург». В статьях и в комментариях употребляю, как правило, слова «литераторы» и «авторы», иногда «писатели» (о других, не о себе).
    3. Базовая профессия у меня «учитель русского языка и литературы», но я почти не работал в школе, а 47 лет проработал с юными техниками (21 год директором КЮТа, а после гайдаровского разгрома соцсферы предприятий методистом ЦДО — таким способом мне удалось спасти помещения и секции бывшего КЮТа, мы стали «муниципальными». 16 лет тому назад помещения снова хотели отобрать, но я обратился к В. А. Третьяку, и он нас защитил. Нас защитил Великий хоккеист, вратарь (защитник!) В молодости я поработал в филармонии, много путешествовал по стране. Работал рулевым-мотористом на теплоходике «Москвич» на Волге (привет Николаю Рубцову: «Я весь в мазуте, весь в тавоте, зато работаю в тралфлоте!» Читал в»Юности» лет 50 тому назад, но помню!
    Моё конечное мнение: спорить нам с Вами практически не о чем!

  23. Олегу Таткову.

    Отчасти с Вами согласен. Но лишь отчасти.
    Поясню:
    1. Идея снять нагрузку на редакцию установив какой-то барьер не раз реализовывалась разными издательствами. Из свежих примеров: так поступают в рамках отбора в сборник «Полевые цветы» сотрудники Московской областной организации Союза писателей России. Итог — одна книга за год. Маловато. И судя по числу конкурсантов не все авторы готовы рублем за себя отвечать. Второй пример — Русский литературный центр, где под такие проекты в 2020 году разработали целое положение, расписали критерии и проводят подобные конкурсы. И что в итоге? При конкурсном сборе на издание книги у них сейчас стоит что-то в районе 1 000 рублей. Есть и отчеты по изданным, то есть все прозрачно. Сам участвую. Но заявок 20-30 (судя по их таблице рассмотрения работ), а вот в любом сборнике, что издает Никита Митрохин от Русского литцентра, но где есть оргвзносы за публикации авторов от 30 (опять же, сам участвовал, книги хорошие, тексты разные, но откровенной мути нет). Вот и спрашивается: почему авторы готовы платить за публикации, но не готовы платить конкурсные сборы ни в СП России, ни в Русский литературный центр? Почему не хотят отвечать рублем за качество, хотя по итогам продаж книг там даже какой-то гонорар накапывает (я участвовал в 3 книгах центра за этот год и накапало 3 567,09 рублей при тратах 540 рублей на конкурсный сбор и 4620 рублей по платной публикации в сборнике; участвую в проектах СП России, но там гонорары…эх….стыдно называть это гонораром).
    2. Ну, от того, что жена будет носить фамилию отца, а не мужа — ситуация не изменится, а именно так во многих сферах происходит. Мне кажется, искусство по критериям сложновато разбить будет.

  24. Анониму.
    Это тоже из разряда «хочу» и «не хочу». Причины у издателя могут быть разные. Его деньги — его мнение.
    А в конечном итоге все равно голосует читатель. И именно рублем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *