Русскому миру даны поэтессы

03.03.2021, 17:49

Прекрасно слово – поэт. Но «поэтесса» звучит благозвучнее и роднее. Поэтому, да простят меня поэтессы, буду их величать поэтессами. Пока мир находился в сложных и лихих девяностых, в тревожных нулевых, а время не останавливалось, оно являло нам новых интересных авторов стихотворений – талантливых женщин. Назову не всех, а нескольких, чьи произведения попались мне на глаза в социальных сетях. Назову любуясь и восхищаясь. Если бы у меня была возможность показать всех до одной, включая Великую княгиню Ольгу Романову, стихи которой были найдены в Ипатьевском доме, а также Наталью Алексеевну – сестру Петра Первого. Да чего уж там таить, сюда бы я причислила Ярославну с её «Плачем».

Самовыражение в стихотворной форме было, есть и будет всегда. Конечно, я не забыла ни Софью Парнок, ни Ирину Одоевцову, ни Анну Бунину, а перед именами Марины Цветаевой, Анны Ахматовой испытываю священный трепет.

Это всё пути становления нашей современной женской осмысленности. Выбор тем, разработка стилей, единственности, родоначалие большого и галактического осмысления. Вселенной. Темы в поэзии, по мнению литературоведов, всего три – любовь, смерть и жизнь. Но женщинам удалось прибавить к этим трём четвертую тему – тему материнства. Всеми правами первенства обладает уральская поэтесса Любовь Ладейщикова «Колыбельная тайна» (Екатеринбург, 1994г.) В этой книге показан сам факт становления матерью:

 

«Сын мой родился в полдень —

Время взошло на пик.

Тело пропело: «Помни

Этот высокий миг!..»

«Как женщина, я понимаю

Все тайны рожденья, земля…».

 

Желаю этой красивой поэтессе – дальнейших открытий.

И, вообще, открытия нужны всем.

Сейчас век интернета, а, значит, век – всемирной узнаваемости, раскрутки. Погуглишь – и выловишь много всего интересного. Стефания Данилова – очень самоотверженный автор, лауреат премий:

 

«Я — маленький зверь в горящей холодной башне,

Где снег, попадая в пламя, его не гасит.

Как битва, где наши пали, но и не наши

не обязательно те, что из грязи в мрази.

 

Но важно, чтобы любое из разрушений,

не приходя в сознание, шло к созданию.

Побочный эффект принятия всех решений —

бессонница, тихо следующая знанию».

 

Но что я подумала: молодёжь – это классно, это солнечно и это ещё не берег:

 

«Отзавидовав белой завистью за пятерки по геометрии —

улыбаюсь, сжигая записи, и какою все мерой мерили.

Мне хотелось и разговаривать, и делиться какой-то музыкой —

в одиночестве ела варево из столовой, бросала в мусорку

все желания, все амбиции стать частичкой чего-то большего,

не умела тогда обидеться, постоять за себя, о Боже мой».

Читаю. Осмысливаю. Раздумываю над стихами Анны Долгаревой – поэта с донбасским синдромом, опалённую войной, поэтому всё, что нахожу у Анны – Аннички, Лемерт, Ани – всё стараюсь, как можно бережнее сохранить в сердце:

 

«Я держу удар, и спину держу, и держу темноту внутри.

На снегу загораются алые снегири.

Это просто февраль, и луна в отражении льда дрожит.

Это просто февраль и нужно его пережить.

 

Да, спасенье в трюизмах, простых установках – как костыли

Подпирают тебя, пока падают феврали

На печального человека, бредущего в темноте.

Слишком много тяжести на хребте.

 

Ёлки-палки, вокруг всё ёлки да тёмный лес.

Кошка плакала, кошка сдохла и хвост облез,

Кто промолвит первый «я устал тащить этот вес —

Тот и съест».

 

Не стану вдаваться в биографии наших русских поэтесс нынешнего времени потому, что у каждой своя, но непременно найдётся общее – Россия, мама-папа, школа, институт или магистратура, работа. И святое служение слову. Накануне праздника Весны это очень актуально, потому что именно служение его величеству литературе, искусству, большой огромной его планете – и есть исход любого творчества. Если оно настоящее.

Анна Ревякина (город Донецк), широко известна, как Шахтёрская дочь, пишет:

 

«В моём городе бой

и отчаянный boy,

одержимый войной,

надевает портки,

его руки теперь – кулаки,

boy – бугристые желваки.

Ни намёка на страх,

boy в отцовских портках:

«Хочешь в глаз или в пах?»

Его тень, как скала,

его мысли – смола.

Вне добра или зла

boy умеет крушить,

врач не сможет зашить.

Boy – спартанец, и щит

говорит за него, как скрижаль.

И безумный февраль

отпускает спираль,

где виток за витком

в полотне городском

boy становится мужиком.

Уберечь бы тебя,

чтоб в разгар февраля

в чёрном слове «война»

появился застенчивый луч

на полу, что скрипуч.

И мой глаз, что текуч

был весь год напролёт,

вдруг заметил, что льёт

не внутри, а снаружи, и лёд,

как короста, сходит с реки.

И не слышно, как взводят курки,

и останутся только стихи…

 

Самая моя высочайшая симпатия – это стихи Владиславы Броницкой. Поэтессы из Харькова, пишущей на русском языке, преследуемой и гонимой нынешней властью. Она была вынуждена уйти с престижной работы из ВУЗа. Но стихи продолжает писать и публиковаться:

 

«Языки пламени. Колоколов языки.

Бьются о купола. Небесные. Колокольные.

Лёд пылает Волги-реки.

Крестовинные раны. Продольные…

Свет вызванивает, в разломах яви и сна.

Славный Славянск-герой, под обстрелами «Града».

Он геройством повязан сквозь все времена

Со священным огнём Сталинграда».

 

Итак, женщины поэтессы, которые наравне с мужчинами идут сражаться. Они воюют за правду словом, песней, стихами.

Как, например, великая княжна Ольга Романова:

 

«…И у преддверия могилы,

Вдохни в уста Твоих рабов

Нечеловеческие силы —-

Молиться кротко за врагов…»

 

Женщины верны своим взглядам, верны любви к России. Очень бы много хотелось рассказать о том, что время наше – сложное для искусства и одновременно многовекторое. Но в любом случае надо понимать, что поэт – это позиция, это уровень гражданской ответственности. И, конечно, большая вселенская любовь:

 

«Мне бы в осень опять, в мёд поцелуев, в жар

В золотистое облако листьев над головой

Но за мёрзлыми окнами – седой бородач январь

Кто я нынче? Я – боль вперемежку с виной

 

Исхудавшее белое тело, голодная стая волчат,

Я – солёный кристалл, что готов разбиться

Я тебя отпустила, и самое стрёмное – ты был рад.

Я рифмую глаголы: мне бы сейчас напиться…» (Пола Шибеева)

 

Перечисляю не всех поэтесс, живущих со мной в одном пространстве, а тех, кто меня особо тронул, понравился, стал моим другом, в ком я увидела – зерна зёрен.

 

«Колючий, как из-под ёлок,

Морозец пришёл на Русь,

Острее всех эспаньолок

Накручивал русский ус.

Смотрел на народ с прищуром,

Мол, как вы тут без меня,

Возьму да и запрещу вам

Использовать власть огня,

Добытого Прометеем,

Тут вам не Олимп, не юг,

Оставьте свою затею,

Нет спасу от зимних вьюг.

И сказочных нет морозов,

Есть страшный и древний дед,

Такие он слал угрозы,

Зимы уходящей вслед.

Но ранний весенний щебет

Гласил, что не вечен сон,

Свобода сияла в небе,

Весне уступая трон.

Над миром пылает солнце:

Душе и садам цвести,

Но старый мороз вернётся,

Чтоб снова потом уйти.

Наталья Шахназарова

 

Вот мой шорт-лист, да не обидятся на меня не перечисленные. Потому что тема моей данной статьи – не охватить всех и каждого, а увидеть дорогу, по которой движется современная русская женская мысль. Умение обходить препятствия на своём пути, творить, работать, рожать детишек. И снова творить прекрасные, золотые строки извлекать. Музыку этих путей.

 

А ведь столько препятствий, как внутренних, так и внешних. Поэтому надо плечом к  плечу, поддерживая, помогая.

 

И мужчины – нам в поддержку!

Автор новости: Светлана ЛЕОНТЬЕВА

8 комментариев на «“Русскому миру даны поэтессы”»

  1. Честно говоря, давно не читал такой корявой писанины. Приведенные стихотворные извлечения никак не привлекают к восхваляемым поэтессам, равно как и фразы типа «В этой книге показан сам факт становления матерью», «… молодежь это классно…. и это еще не берег», «моя высочайшая симпатия это стихи Владиславы Броницкой». «О стихах не говорю, половина войдет» в анекдоты.

  2. Осмысленности автору как раз и не хватает. Только велеречие, без ничего. Иначе бы не поминала некую Ярославну. Во-первых, это литературный персонаж, текст для нее сочинял безвестный автор. Эдак и Джульетту можно зачислить в драматурги посильнее Шекспира, и Наташу Ростову представить романистом, автором «Преступления и наказания». А уж чего понаписала Соня Мармеладова, ни в сказке сказать, ни пером подмахнуть. Во-вторых, Ярославна все же отчество. Давайте Ахматову величать попросту Андреевной. И страшно подумать, что бы сказали Ахматова и Цветаева, назови их поэтессами.

  3. Читайте Веру Степанову, г. Москва. Например

    Богоизбраннице

    Будущей маме в окошко мечтаний
    Льётся Божественный Свет.
    Титулом Матери, Неба касанием
    Мир её будет воспет.

    Сладко младенцу под любящим сердцем,
    Видится радостный сон –
    Звёзды пред ним выбивают коленца,
    С мамой и с ним в унисон.

    Ночь опустила святую завесу.
    Бог под созвездьем Любви
    Вновь исполняет великую Мессу:
    «С миром родись и живи!»

    Словно свеча в восхитительном храме,
    Месяц горит молодой,
    И одобрительно будущей маме
    Луч протянул золотой.

    И не занимайтесь блужданием и поиском другого смысла Жизни.

  4. Дальше фразы «В этой книге показан сам факт становления матерью: » читать уже не смог. Потому что выше этого ШЕДЕВРА быть ничто не может! («Операция Ы и другие приключения Шурика»: » Как вам не стыдно? Она же готовится стать мтерью!»- «А я готовлюсь стать отцом!»). Тк что здесь я с Алексеем (комментарий номер один) согласен на все сто процентов.

  5. Надо оценивать статью целиком, а не выхватывать отдельные фразы. Речь идёт о темах. О том, какие темы присущи именно женщинам, которые пишут стихи: и тема материнства как раз встраивается контекстом осмысления. У Алексея Курганова (читал его прозу) у самого много несостыковок. А уж критиковать он мастер, про Веру Степанову ничего сказать не могу, но речь идёт — смотрите выше, и не надо говорить, что после фразы о поэзии Л. Ладейщиковой — мол бросил читать. А зря! В статье сказано, что именно этот поэт первая стала писать на тему материнства, то есть на тему «становления матерью, прошедшей через прекрасный момент родов». Все иные — пишущие после Ладейщиковой — не первооткрыватели данной темы. Конечно, вопрос спорный из раздела восприятий. Вот смотрю: мужчины всё время набрасываются компанией на всё, чтобы не написала Леонтьева. Их трое — кугель, курганов, алексей. Это что личная неприязнь, зависть? Да, зависть. И очень застарелая. Мужчина должен защищать, заступаться, быть примером, уметь вступиться. А вы втроем на одного, точнее на одну набрасываетесь. Займитесь своим творчеством: уберите стилистические ошибки в своих рассказах. Мне и многим людям очень нравится читать всё, что пишет эта поэтесса. Я, например, деньги сдал на пожертвования. И участвую в том, чтобы подписываться на газету. Вы тоже могли бы вместо злословия делать добрые дела. Мне статья понравилась: я многих не читал из перечисленных здесь. И теперь с интересом прочту и напишу своё мнение о каждой. И прекратите свои непристойные дела. Вы же мужчины…

  6. Какой спорный. М. Шкапская еще в двадцатых годах писала именно об этом, с физиологическими подробностями. И вот не прошло и века — прошло, прошло, даже с лихвой — кто-то тему к рукам или там к чему прибирает. Один «приключения с элементами познания» открыл, другая — «тему материнства». Неучи, родства и совести не помнящие.

  7. Какие такие «физиологические подробности» Вы увидели у Марии Шкапской? Это во-первых, поэзия. Если угодно, то в статье идёт речь о ныне здравствующих поэтессах.. А у Л. Л. тема материнства звучит, как открытие, потому что она мать всей планеты (она её «понимает, как женщина»). Тогда давайте начнём с Евд. Ростопчиной, где тоже упоминается о «родовом поместье мужа». И что в вашем понимании «физиологическая подробность» и «родовое»? Если брать шире, то Цветаева, Ахматова тоже писали о детях. И в статье я пишу о ныне здравствующих. А иных упоминаю. И вообще не забывайте статья вышла 8 марта. Правильно Вячеслав написал — хоть праздник бы оставили.

  8. Ах, это к празднику, потому-то одна стихотворица хочет напиться, другая сочиняет, дескать, русский ус острее эспаньолки, то есть бородки, иными словами, эта уже приняла на грудь, женскую, женскую. Ведь и родовое поместье, как утверждает авторица статейки, отсылает к процессу родов. Тоже, очевидно, стала праздновать загодя дней за десять. И прелестные комментарии от авторицы, чьи познания, как водится, не вместились в основной текст, вот и требуется их отправить прицепом (это не о ста граммах с кружкой пива, о другом). В общем, время взошло на пик, родив (оставим копирайт этого процесса за Л. Ладейщиковой) стаю кривоязыких графоманок. С праздником Клары Цеткин, девушки, с международным женским днем. Ландыши в студию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *