Сергей МАГНИТОВ. КАК ШЕКСПИР ОСНОВЫВАЛ НЬЮ-ЙОРК

№ 2017 / 33, 29.09.2017

Чтобы название не казалось надуманным, напомним, что Нью-Йорк – это Новый Йорк, который был отнят у голландцев, которые освоили Манхеттен и называли его Новой Голландией, герцогом Йоркским – потомком другого герцога Йоркского – героя т.н. шекспировских «исторических хроник». Это произошло всего через сорок лет после смерти т.н. Шекспира.

Вообщем-то «шекспировский вопрос» меня всегда мало волновал, потому что было безразлично, кто написал «Ромео и Джульетту». Но в последнее время сильно озадачил, поскольку я вчитался в так называемые «исторические хроники»: стало важно не то, кто не писал, а кто написал. То, что безвестный двадцатилетний парень из захудалого провинциального Стратфорда не мог опубликовать в то время в Лондоне в 22 года гениальную глобальную вещь по династическим войнам со знанием микронных деталей, нюансировкой, понятной лишь придворным, очевидно. А значит и написать её в 20 тоже невозможно. Мало того, написать ещё две гениальные трагедии в течение трёх лет и тогда же их опубликовать – нереально. Даже технически. Напомним, это 1590 год, книгопечатание было в зародыше – печатать неизвестных парней было просто непозволительной роскошью.

15 ShekspearДалее. Молодой парень. Провинциал. Он что, начнёт свою карьеру с того, что он не знает, не понимает, или начнёт как раз с какой-нибудь «Ромео и Джульетты»? Конечно, второе. Но он по безумию начинает с того, что могло стоить ему головы, и едет в Лондон, чтобы с этой пьесой стать врагом всесильных царствующих династий.

В так называемом «шекспировском вопросе» упускается главное. Т.н. Шекспир начал с титанической, ключевой на многие годы для Англии темы – династических прав на Английский престол, причём в максимально открытой и жёсткой форме. А что такое династический вопрос? Это как раз то, что не позволяет нам назвать эти вещи историческими хрониками, как назвали потом безграмотные исследователи. Это династические драмы. А у династии нет истории и в нашем смысле – как нечто ушедше-прошедшее. Для династии прошлое – основание для настоящего и будущего. А если ещё династическая коллизия разрешилась спорно, то трагедии на момент написания могут быть крайне современными.

А так и было. В трагедиях поворотный момент в Английской истории – война Йорков и Ланкастеров из династии Плантагенетов, белой и алой роз, которая закончилась воцарением Тюдоров – это коллизия, которая спустя сто лет была столь же современной и злободневной. Как вы считаете, Плантагенеты, из-за своих распрей потерявшие корону и уступившие её фактически шотландскому (!) клану Тюдоров, – что по тем временам было невыносимым фактом, ведь англичане были завоевателями Шотландии! – могли смириться с потертей трона, который попал в руки фактически вассала? Вряд ли.

И вот наступает эпоха реабилитации Йорков. Это как раз объясняет, почему авторы привлекли молодого, неизвестного, даже безграмотного парня – они как участники текущего династического процесса просто не могли открыть своё лицо, потому что тенденциозность трагедий налицо. По той же причине лица Шекспира никто не видел до сих пор. У него до сих пор нет ни одного доказанного изображения. То, что мы сейчас имеем как изображение Шекспира, появилось (как говорят, «было найдено»), спустя шесть лет после его смерти – в очень локальном процессе, потому что Шекспир, напомним, лет на сто был забыт (или задвинут). Он почти не умел писать (вы посмотрите на его подпись – это не подпись человека, написавшего сорок гениальных драм, это ковыряние пером крестьянина в налоговой декларации).

Но почему именно он? По Англии ходили тысячи амбициариев. Почему именно парень из Стратфорда?

Объяснение в самих трагедиях. Это назначение Шекспира автором объясняется местом его рождения. Он – алиби авторства. Он жил не только в Стратфорде, но и в Уорикшире, регионе, куда входил городок.

Дело в том, что несомненный герой этих династических трагедий (назовём точнее), – граф Уорик из династии Йорков, воплощение силы и чести, который, несмотря на то, что достойнее всех, ставит королей именно по династическому рангу.

 

УОРИК:

Ты был граф Марч., теперь ты герцог Йорк,

А следующий шаг – престол английский.

Ты будешь королём провозглашён.

(т.н. У.Шекспир, полное собрание сочинений в 8 томах, т. 1, Гос. Издательство, 1957, с. 344, пер. Е. Бируковой)

 

Заметим, фраза касается не только возведения на престол, но и смещения Генриха IV – номинального героя трилогии, что абсурдно, поскольку Генрих показал себя слабым королём, спровоцировавшим цветные династические войны. И вся тетралогия сожалеет только об одном – почему не воцарился настоящий король – по сути и по династическому статусу – Граф Уорик из Йорков.

Важно то, что времена Шекспира – фактически возобновление старой распри и правление Тюдоров напоминало как раз правление Генриха – слабое и ненадёжное. Не забудем, что всего через 50 лет после написания тетралогии Англию сотрясла цепь путчей, названных Английской революцией, во главе с кровавым Кромвелем. И не случайно возникли малородовитые Стюарты, у которых вообще не было прав.

Династическая тетралогия – несомненно факт участия в династической борьбе, где открывать лица было невозможно. То, что тетралогия посвящена поучающей реабилитации Йорков, очевидно: описание внутридинастической трагедии, от которой пострадала Англия, фактически допустив на трон сомнительных вассалов, которые фактически кое-кому продали трон, намекало на возвращение Йорков, исправивших династические ошибки.

И Йорки по творческой рекомендации автора (-ов) тетралогии некоторые ошибки исправили: они фактически захватили Америку, переименовали в своё имя самый титульный город, пустили корни, основали банковскую систему, сформировали политический строй, включая тайные организации, которые сыграли в истории США ключевую роль.

Нет, конечно, тетралогия не основала Нью Йорк, но обосновала права Йорков на новые приобретения точно. Захватить – одно, а получить на это согласие всех остальных – это другое. Невозможно не предположить, что контроль над Штатами было отступным от Стюартов и их союзников. Это открывает интересную перспективу рассмотреть войну за независимость Штатов – как династический конфликт. Но это уже другая история.

Так что у авторов были крайне весомые причины создать подставное лицо. Но кто они были? Скорее всего этот вопрос будет открыт ещё долго. Не для того с таким трудом создавался Шекспир, чтобы легко было открыть авторов и по сей день крайне актуальных вещей: не надо забывать, что права нынешних Виндзоров на Английский престол ничтожны по сравнению с правами тех же Йорков. Так что шекспировская конспирология работает до сих пор и до сих пор актуальна. Этим объяснятся, почему никто не трудится открыть лицо автора (-ов). Сразу будет грандиозный скандал.

Нет, конечно, остаётся версия о гениальном мальчике из Уорикшира, который настолько пропитался желанием написать тетралогию о хозяине своей территории, что с детства погрузился в архивы, как Пушкин в сказки, и у него вырвалась из души, из-под пера гениальная драма об Уорике. Может быть. Но если Пушкин мог нафантазировать своё на основе сказок, то как передать тончайшие исторические детали, которых в архиве нет, а есть только в устной передаче из поколения в поколение? И потом проблема не в написании, а в продвижении. Конечно, Йорки могли быть заказчиками и движителями тетралогии. Но уж больно много вокруг этого странного символизма. В конце концов сама фамилия Шекспира похожа на кличку-намёк – Shakespeare – Потрясающий Копьём (Дротиком). Когда сходятся слишком много символов, реальность пасует.

 

г. ЕКАТЕРИНБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *