ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЦЫПОЧЕК

№ 2006 / 42, 23.02.2015


Молодая писательница Маша Царёва носит розовые туфли, считает себя первой представительницей отечественного chiklits и рассуждает о внутренней свободе в своей новой книге «Московский бестиарий». Chiklits (дословный перевод – литература для «цыпочек») – жанр, мегапопулярный на Западе и только сейчас взявшийся за покорение России. Героини литературы chiklits – современные женщины с актуальными для них проблемами от возможности липосакции до поиска идеального мужчины. От классического сентиментального романа жанр отличает более реалистичное (и даже в Машином случае циничное) восприятие действительности, отсутствие непременного happy-end, свободный взгляд на жизнь во всех её проявлениях.

– Почему вы выбрали именно этот жанр?
– Для каждого жанра есть своё время. Москва наконец доросла до своих старших братьев по активной феминизации, Лондона, Нью-Йорка. Если ещё лет десять назад социальный расклад был немного другим, то сейчас обстановка стремительно меняется. Даже моя бабушка называла меня старой девой – когда мне было 24 года, и я была не замужем. Сейчас в больших городах появилось целое поколение single – людей, у которых хватает смелости жить по собственным правилам. Быть такими, какими им хочется. Мои книги – именно про таких людей. Думаю, в ближайшие несколько лет всю Россию заполонит атмосфера этой свободы – в хорошем смысле слова.
– А вы не считаете, что свобода – это опасно?
– Под свободой я подразумеваю не отказ от семейной жизни в пользу пьяного разврата, не отказ от духовности в пользу новых туфель Gucci. Нет, я говорю о внутренней свободе, свободе восприятия – себя и окружающей действительности. Между прочим, я сама примерная жена и будущая мать. Мне интересно наблюдать за ломкой стереотипов. Я сама готова крушить стереотипы огромным молотком. Мне приятно, что уже сейчас в России наметилось первое поколение конкурентоспособных сорокалетних женщин – тех, которые могут себе позволить не пугаться морщинок, не выходить замуж только потому, что годы уходят, на равных конкурировать с двадцатилетними. Мои героини именно такие. Почему сериал «Секс в большом городе» пользуется у нас таким бешеным успехом? Думаю, что лет десять назад он бы не «пошёл». Да потому, что русские женщины «за тридцать» имеют возможность ассоциировать себя с героинями – свободными, независимыми, смелыми, иногда действующими наперекор правилам.
– Героиня вашей книги «Московский бестиарий» похожа на героинь сериала «Секс в большом городе»?
– Разве что своей любовью к красивым сумочкам. Нет, не похожа. Моя героиня – Саша Кашеварова – это собирательный образ современной горожанки. Я и раньше про неё писала – пять романов о Саше, о её поисках богатого мужа, о её курортных романах и феерии интернет-знакомств, вышло в издательстве «РИПОЛ классик». Но если раньше то была история о конкретной девушке, её жизненном пути, то в «Московском бестиарии» её образ слегка утрирован. От героинь знаменитого сериала она отличается тем, что Саша – это, прежде всего, русская девушка, с «пионерским» прошлым, совершенно иным менталитетом.
– Вы списывали Сашу с себя?
– Ни в коем случае. Может быть, где-то я хотела бы видеть себя на месте Саши. Она смелее, она может бездумно ухнуть в пропасть сомнительного приключения, обеспечив себе адреналиновый взрыв и бесценный жизненный опыт. Я другая, более рассудительная. Хотя чертовщины во мне, не буду скромничать, тоже хватает.
– Ваш «Московский бестиарий» – это в какой-то степени словарь моральных уродств? На протяжении повествования Саша Кашеварова сталкивается с самыми разными городскими персонажами, с драг-дилерами, модельками, барби-девочками, холодными бизнес-вумен, беспринципными мачо, помешанными на внешности метросексуалами… Скорее она получает негативный опыт.
– Сначала скажу о том, что такое Бестиарий в принципе. Вот у Борхеса был Бестиарий – словарь всех вымышленных существ. А я в своём «Московском бестиарии» собрала под одной обложкой всех существ, которых можно встретить в большом городе. Это своеобразный художественный словарь городских персонажей. Алкоголики, барби, бизнес-women, веганы, дорогие девушки, модели, мачо, метросексуалы, нимфетки, эзотерики – и все под моим микроскопом. А насчёт негативного отношения… Я наблюдатель, а не судия. И, честно говоря, люблю всех своих героев – даже, кто злоупотребляет кокаином и доверием окружающих. На виновников негативного опыта героини я смотрю с позиций ироничного похлопывания по плечу. И считаю, что в целом книга получилась очень даже оптимистичная.
– Будет ли продолжение «Бестиария»?
– Когда я начинала его писать, искренне думала, что нет. Что это будет финальная книга о Саше, уже полюбившейся читателям. Книга, расставляющая точки над ё. Но, поставив последнюю точку в конце, я поняла, что на самом деле история ещё не закончена. Есть в клетках московского зоопарка персонажи, ещё не охваченные Сашиным и моим вниманием. Так что, скорее всего, будет вторая часть. Ну а сейчас я заканчиваю книгу «Силиконовые горы», которая также выйдет в серии «Болтовня Брюнетки». Это роман о пластической хирургии в жизни современных горожанок. Очень актуальная тема, и многие истории из книги – правдивые.
– Кстати, почему серия так называется? «Болтовня Брюнетки»? Вы имеете что-то против блондинок?
– Ненавижу натуральных блондинок, потому что и сама много раз безуспешно пыталась стать одной из них. Шутка. На самом деле, название не имеет отношения к цвету волос. Я считаю, что Брюнетка – это образ жизни и состояние души.
Беседу вёл Владислав РАЗГОЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *