СИЛАЧ, ПОЭТ И СКУЛЬПТОР

№ 2007 / 40, 23.02.2015


Иной раз кажется, что перевелись cамородки на Руси. По крайней мере, в больших городах. В самом деле, откуда взяться в пыльном, шумном, вечно спешащем мегаполисе человеку с особинкой, с самобытным – от земли – талантом. Среди ослепительного глянца ширпотреба нет ему ни места, ни дела, ни даже сюжета.Так я думал до недавнего времени, пока не познакомился с творчеством замечательного мастера деревянной скульптуры Альберта Леонардова. И вот как по волшебству сквозь городской смог и зудящую суету повеяло чистым воздухом, проглянул светлый сказочный мир…

Альберта Васильевича Леонардова впервые я увидел в доме Кожиновых на Большой Молчановке летом прошлого года. Я тогда о нём ничего не знал, но при встрече он сразу расположил к себе своим открытым, чистым и простым взглядом на жизнь. Особенно запомнилось его, без преувеличения, благоговейное отношение ко всему, что касается имени и памяти Вадима Валериановича. Старинный – с конца 70-х
годов – и верный друг семьи Кожиновых, Альберт Леонардов и сегодня готов по первому зову прийти (вернее, приехать на своей неизменной синей «Оке») на помощь к вдове Вадима Валериановича – Елене Владимировне Ермиловой…
От неё я и узнал, что книжные полки и деревянные панно в кожиновской квартире – дело золотых рук Альберта Леонардова. Более того, оказалось, что он к тому же страстный поклонник поэзии, активный участник литобъединения «Красная Пресня». (Собственно, через эту литстудию Альберт Леонардов и познакомился в Вадимом Кожиновым, который, как известно, руководил студией на Трёхгорке почти четверть века.)
Поэтому, когда я встретился с Альбертом Васильевичем в следующий раз, мне, разумеется, захотелось познакомиться с этим удивительным человеком поближе. В итоге я получил от него приглашение приехать к нему домой. Тут я не могу удержаться, чтобы не вспомнить о том поистине московском хлебосольстве, которым одарил меня Альберт Васильевич. Что и говорить: широкая натура – широкий стол. Попотчевав меня на славу, хозяин принялся показывать свои владения.
Насколько я заметил, в доме Леонардова всё подчинено его главному увлечению и, как мне кажется, главному делу его жизни – деревянной скульптуре. Кухня приспособлена под мастерскую, балкон – под хранение материалов: различных чурбачков, коряжек, досок. Отдельных слов заслуживает комната. Она вся отдана под выставку работ. По сути – это готовый музей, созданный руками и на средства одного человека. Многие ходят в леонардовскую квартиру как в музей. И, по-моему, Альберт Васильевич не обижается на это, напротив, он с удовольствием исполняет обязанности экскурсовода.
Глядя на леонардовские работы, не веришь, что их сделал человек без профессионального образования. Но это действительно так. Если не считать нескольких лет «стажировки» подмастерьем у Чусовитина, Леонардов скульптуре нигде не учился. Однако, на мой взгляд, это как раз тот случай, когда профессиональная школа только помешала, «присушила» бы творчество, лишив его изюминки. Дело в том, что леонардовское творчество в основе своей – народное, стихийное, безымянное, идущее от русской деревни, от фольклора. На это указывает и выбор материала – скульптор работает только в дереве. Здесь, несомненно, сказались гены: прадед Леонардова в Сергиевом Посаде резал деревянные игрушки. Сам же Альберт Васильевич первую свою работу сделал в двенадцать лет, вырезав фигуру штангиста Якова Куценко.
Надо сказать, что вообще Леонардов с детства мечтал стать силачом и больше тридцати лет отдал штанге. Соблюдал режим, диету, тренировался, выступал. Но в какой-то момент понял, что самым сильным человеком ему всё равно не стать, а вот делать такие оригинальные скульптуры из дерева, кроме него, точно никто не сможет. Тем более что Леонардов в годы увлечения тяжёлой атлетикой о скульптуре никогда не забывал – постоянно что-то вырезал, выжигал, мастерил.
На сегодняшний день в творческом активе Леонардова – несколько персональных выставок, прошедших в Москве, в родной Коломне, в Ярославле, Ростове, Люберцах, Бронницах. Его работы разбросаны по всему миру – в США, Англии, Франции, Турции, Арабских Эмиратах, Китае. Но, конечно, самая большая радость для Леонардова, когда его творчеством интересуются на родине. Например, недавно музей Ростовского кремля для постоянной экспозиции закупил у мастера сразу тридцать работ. Много леонардовских вещей находится у его знакомых писателей, поэтов, музыкантов: Леонардов очень любит делать своим друзьям подарки к какому-нибудь знаменательному событию.
Вот такой необыкновенный человек, работающий, между прочим, обыкновенным электриком на заводе шампанских вин, живёт среди нас. Нет, не перевелись самородки на Руси!
Илья КОЛОДЯЖНЫЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *