ИЗУМЛЯЕМСЯ ВМЕСТЕ С АЛЕКСАНДРОМ ТРАПЕЗНИКОВЫМ

№ 2015 / 3, 23.02.2015

 В РАМКАХ БОЛЬШОЙ ТРАДИЦИИ

Оренбуржец Пётр Краснов по праву считается одним из лучших современных писателей России. Вот написал эту фразу и подумал: а ведь наше литературное сообщество писателей и читателей настолько разобщено и атомизировано, что одни будут мне с гневом доказывать, что «первые из первых» – это Улицкая с Акуниным, другие поднимут на щит Донцову с Устиновой, а третьи выдвинут во главу колонны Прилепина с Шаргуновым. Вопрос вкуса. И этико-эстетических ощущений, вкупе с мировоззренческими пристрастиями. В конце концов, Бог с ней, с этой «табелью о рангах», дело не в популярности и тиражах. А в чём же тогда?

Почему с заявленной мной фразой согласятся многие вдумчивые критики, любители традиционной русской словесности и собратья по литературному цеху? Да потому что всё творчество Петра Краснова как раз и укладывается в могучее русло великой русской литературы. Составляет в нём свой особый поток, утоляющий духовную жажду и питающий жизненными силами умы и сердца. И спорить с этим бессмысленно, как отрицать очевидное: вот она, удивительная река, катящая свои воды, любуйся ею, познавай её красоту и таинства, а если не хочешь – иди на запруды и болотца, там пей гнилостную воду, слушай кваканье жаб, живи там и умирай. И это тоже дело вкуса и пристрастий.

Новый роман Петра Краснова «Заполье» вышел в издательстве «Вече». Книга большая, под шестьсот страниц. Она о Сибири 1990-х годов. Пересказать трудно. Но если коротко, то в этом произведении сосредоточены многие людские судьбы, втянутые в медленный и неумолимый водоворот экономического хаоса и уголовного беспредела того времени, когда так называемые «демократические реформы» на долгие годы определили беспутье и деградацию великой страны, не обошедшие и Сибирский край. Главный герой романа – Иван Базанов, журналист, в числе немногих разглядевший надвигающуюся катастрофу, осознавший трагедию происходящего и пытающийся через свою газету докричаться и достучаться до остальных. Но за правду, за борьбу с новой смутой надо платить. Своей любовью и семейным счастьем.

С Иваном Базановым мы познакомились в предыдущей повести Краснова «Звезда моя, вечерница». Автор не захотел с ним расставаться, и правильно. Это «человек идеи», а таких в нашей литературе, да и в жизни мало. Вот что говорит о своём герое и вообще о романе сам Пётр Николаевич: «Судьба множества таких журналюг – это ж судьба страны нашей в последние тридцать лет, со всем, что в ней есть: тут и стойкость, верность долгу своему, профессиональному и человеческому, и конформизм, а то и предательство себя и других, ближних и дальних, поклонение навязанному с Запада идолу под названием «борьба за выживание» – монстру, готовому оправдать всякое зло и преступление, сожрать всё, чем жива душа человека, только попусти его в себя. Без массовых драм, а часто и экзистенциальных трагедий такой мировоззренческий слом, такое насилие, какое устроили в нашей стране апологеты нравственного Низа над Верхом, не то что не обходится – нет, они становятся знаковыми для очередной Смуты, позорным тавром на безвременье нынешнем… Особенно многотрудна и неоднозначна судьба не покорившихся Низу, и герой мой пытается сопротивляться неправедности и тотальной лжи ельцинского режима ещё в середине девяностых, когда они уже достаточно обозначились, проявились во всей непотребности своей и поставили пред всякой личностью проблему выбора: или – или… И эта проблема сейчас ещё более злободневна для нас, чем полтора десятка лет назад, потому что советское наследство окончательно и бездарно проворовано и проедено, мы «дошли до ручки» – экономически, политически, нравственно – и отказа от этого нахлебничества не миновать».

Постскриптум. А если говорить в целом о творчестве Петра Краснова, то кто как не он сам откроет нам свою жизненную суть: «Выработать какой-то свой стиль, свою доминанту смысловую, творческую – эту задачу я сумел поставить перед собой, к счастью, довольно рано и до сих пор пытаюсь выполнить, решить её: в конце концов это вопрос моей суверенности как личности и как писателя, чести, моего пусть относительного, но самоуважения. Насколько это удалось – судить не мне, в своё оправдание могу лишь сказать, что я старался, понимая, что есть тут и другая крайность, ничуть не лучше подражательства: свалиться в оригинальничанье, ретивое желание во что бы то ни стало выделиться. И, добавлю, отнюдь не считаю это своё самоопределение в нынешней литературной жизни позицией некого удовлетворённого «середнячка»-конформиста, каких и сейчас, и всегда было множество; нет, шёл и буду идти своим путём, неудобным и наособицу, памятуя заповедь Твардовского: «сказать, что я хочу, и так, как я хочу»… Считаю, что возможностей истинного новаторства в рамках большой Традиции несравненно больше, чем во всякого рода показном авангардизме, постмодерне тем более».


 

                                                                  ПО ПУТИ НЕВЕЛЬСКОГО

Два года назад праздновался двухсотлетний юбилей со дня рождения адмирала, исследователя Дальнего Востока Георгия Ивановича Невельского. А в 2015 году мы будем отмечать 125-летие морского образования в Приморье и снова с благодарностью вспоминать имя этого талантливого первооткрывателя и патриота России. Его Амурская экспедиция дала мощный толчок для освоения этого далёкого от столицы Российской империи края. Можно ли забыть о том, ценой каких подвигов наших героических предков дальневосточные земли были присоединены к России? Судоходный Амур стал «окном» для выхода русского флота в Тихий океан. И даже само появление Владивостока на карте России стало возможным благодаря грамотной политике по освоению этих земель моряками-первопроходцами, сподвижниками адмирала Невельского. Этот город для нас значит столько же, как Севастополь в Крыму. «Не уплывут» никуда и никогда.

В «Известиях Императорского русского общества для содействия русскому торговому мореходству» за 1891 год появились такие строки: «Мнится нам, что благодарные потомки воздвигнут памятник: на высоте искусственной скалы из местного гранита стоит Невельской, в руке его наш родной георгиевский флаг, волнуемый порывом ветра; проникновенный взор героя направлен на восток; кругом его стоят сподвижники, как это было… когда впервые он развернул флаг наш на мысе Куегда. По нише кругом скалы на разной высоте столпились герои прошлого Сибири. Вот тут – Ермак, вот здесь – Поярков, вот казак Степанов, вот Дежнёв и другие, кем славится Восточная Россия. Пусть этот памятник не будет конкретно Ермаку, не будет Невельскому – он будет русскому народу, нашедшему в среде своей таких героев!». Так и свершилось.

А вот и другой памятник – красочная юбилейная книга «Поклон адмиралу», изданная совместными усилиями Морским Государственным Университетом и Дальневосточной Государственной Академией Искусств, а также Русским Географическим Обществом. Над её созданием и оформлением потрудился целый коллектив авторов, одному человеку не осилить. Но вот львиная доля текста (кроме начальника Морской академии Владимира Гаманова и курсанта Даниила Смирнова) принадлежит известному журналисту и писателю Владимиру Тыцких. Все они были участниками яхтенного похода по пути Амурской экспедиции адмирала Невельского. Маршрут следования: Владивосток – Невельск – Холмск – Николаев-на-Амуре – Де-Кастри – Советская Гавань. И возвращение яхт «Командор Беринг» и «Отрада» во «Владик». Скажете, ничего особенного? А попробуйте, если вы не моряк… И попробуйте потом столь талантливо рассказать об этом путешествии в книге, описать все перипетии похода, донести до читателя всю значимость открытий адмирала Невельского, его самоотверженность и гражданский подвиг, а главное, на мой взгляд, реализовать основную идею издания – идею морального долга перед Отечеством нашего и грядущего поколений.

Ведь как сказал правнук легендарного адмирала, участник Великой Отечественной войны Николай Владимирович Кукель-Краевский? «Сопричастность к истории налагает ответственность перед предками, современниками и потомками. Прими эстафету и передай её дальше… В любой момент нужно быть готовым держать ответ: зачем ты здесь, с чем пришёл, что оставляешь после себя. В историю входят не только великие мира сего».

А о Владимире Тыцких, капитане 2-го ранга, всю жизнь связанного с литературой и флотом, хотелось бы сказать особо. Поэтических сборников и книг прозы и публицистики у него много. О каждой из них можно было бы завести речь. Но я хочу упомянуть о другой, которая вышла параллельно с «Поклоном адмиралу». Это «Красная ветка» Эльвиры Кочетковой и посвящена она творчеству и судьбе этого талантливого человека, беззаветно влюблённого в нашу Россию. В ней о Владимире Тыцких всё сказано, добавить нечего.

Постскриптум. На памятнике адмиралу Невельскому в Николаевске-на-Амуре выбиты такие пророческие слова: «Там, где поднят русский флаг, он уже опускаться не должен». Афроамериканцу Обаме и другим меркелям следовало бы об этом знать или хотя бы подсказал кто. Да всё на рожон лезут…


 

                                                       ПОСЛЕ ДРАКУЛЫ – В ГРЕНЛАНДИЮ

Причудливое сочетание мистики и реальности – канва новой книги Марата Буланова и Георгия Бушилы «AMENTRIS. Гримасы подсознания-2» (издательство «Алгоритм»). Один из авторов живёт в Перми, другой – в Черновцах. Как пишут, если даже, насколько мне известно, не встречались друг с другом? Загадка. Опять же мистика и реальность одновременно. Но в жизни ведь есть и то, и другое, и порой трудно разобрать, что есть что. Как утверждали древние софисты, когда два человека говорят одно и то же, это не всегда означает, что это одно и то же. Но тут, похоже, именно тот случай, когда оба автора разговаривают и мыслят на одном языке. Но оставим в стороне их «творческую кухню», перейдём к книге.

Пусть читателя не смущает циферка «2» в названии. Даже если он не прочитал предыдущий роман этих авторов. Потому что это произведение, хотя и является продолжением первого, но вполне цельное и самостоятельное, со своим восхитительным сюжетом. В первых «Гримасах…» герои блуждали по Трансильвании, попадая то в психиатрическую лечебницу, то в ирреальный мир, а здесь у них несколько иной маршрут. Загадочный Червоноград, мёртвое место. А ещё таинственная Гренландия. Ну и, конечно, вновь психбольница, куда же без неё? Гримасы подсознания… И все их приключения «раскрываются» под знаком Аментриса, олицетворяющего собой древний божественный культ, которому всё подвластно, и который даёт неограниченную власть.

Герои те же: Эдгар-Евгений, Ниночка, капитан Нолт, Стейт, Карл, Гермидан и другие, с кем приятно посидеть за столом и послушать об их необычных приключениях, путешествиях, сражениях, загадочных перипетиях и страстной любви. А если у тебя соответствующая психика, то и самому погрузиться в них с головой. Словом, увлекательное чтение, которое не оставит равнодушным любителей фэнтези, заставит с нетерпением ждать развязки. А вот её-то в полном смысле этого слова, и нет. Поскольку авторы в конце книги обещают: ждите «Гримас-3», «наша история на этом не заканчивается». Что ж, будем ждать. Только не советую авторам слишком уж увлекаться, не ставить эту тему «на поток». Всему хорошему есть предел. И 4-х, 5-х, 6-х «гримас» читатель может не пережить. В лучшем случае окажется в «жёлтом доме» с Аментрисом под подушкой.

Постскриптум. Что мне особенно нравится в творчестве этих авторов, так это то, что они грамотно и умело совмещают фэнтези с познавательно-просветительской деятельностью. Я имею в виду то, что в книге приводятся любопытные сведения о летописном древнерусском селении Червен, о Подольских землях, о древнем Зальцбурге, о старинных замках и цитаделях, об артефактах той же Гренландии, об исторических деятелях минувших эпох. Это важно и нужно знать. А ещё – дельные и нужные советы путешественникам. Например, как уберечься от стужи и как разделывать черепах. Мне вот, скажем, очень понравилось в книге то место, где два героя приехали в Ровенскую область в посёлок Сарн, чтобы приобрести у местных жителей – «чёрных копателей» – солнечный камень. Бурштын, то есть янтарь. А потом перепродать его в Польшу. За десять тысяч гривен можно купить два килограмма янтаря. А в Гданьске продать уже за восемь с половиной тысяч евро. Сами посудите: навар почти 700%. Игра стоит свеч. На этих страницах я призадумался. А не бросить ли мне самому писать романы, да не отправиться ли в эту Ровенскую область? Но через пару страниц я прочитал, что этих ребят в Сарне чуть не убили, и остановил поток мыслей. Нет уж, каждому своё. А Буланову и Бушиле пожелаю продолжать писать дальше и выпускать новые книги.

Александр ТРАПЕЗНИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *