ИУДИНА РОЩА

№ 2008 / 47, 23.02.2015


Хорошо известно, что несовпадение языка жестов у представителей различных культур порой приводит к не-доразумениям, как забавным, так и трагичным. Не в этом ли причина крепнущего непонимания Запада и России
Хорошо известно, что несовпадение языка жестов у представителей различных культур порой приводит к не-доразумениям, как забавным, так и трагичным. Не в этом ли причина крепнущего непонимания Запада и России, неподдающегося порой рациональному объяснению? Удивительно, но Советский Союз, со всеми его недостатками, несомненно, вызывал уважение в мире, и объяснить это только страхом перед грубой силой конечно нельзя. Считающие себя светскими государства современной Европы и Америки являются таковыми совсем недавно. Не века, а десятилетия отделяют их от напряжённых духовных исканий, доходящих до край-ностей религиозного фанатизма. Ничто не проходит бесследно. Глубоко выстраданное уважение к культуре и вере своего народа постепенно перешло на уровень семейного воспитания и базовых личностных ценностей. К сожалению, беда современной России в том, что возрождение православия происходит после утраты мно-гих православных традиций, потому и выглядит как неискренность, а порой таковой и является. Вот и оттал-кивают с отвращением нашу протянутую руку, потому, что видят не наши добрые намерения, а наши грязные ногти. Ох, уж эти русские…

Удручающий пример такой грязи – гибель православной святыни, входящей в архитектурный комплекс Ново-Иерусалимского монастыря, топографической иконы «Русские Палестины», в со-ветское время именуемой Мемориальным парком. Как на грех на глазах всего прогрессивного че-ловечества.

Даже после того, как по инициативе молодёжной организации специалисты – экологи провели обследова-ние топографической иконы «Русские Палестины» и сделали заключение об экологическом бедствии, уважа-емые представители культуры Московской области составили «Справку о работе музея Новый Иерусалим по сохранению и популяризации культурного наследия», где без доли иронии заявили, что «просветительская работа музея должна строиться на духовно-нравственных началах и выполнять, по возможности, катехиза-торскую функцию».
Что тут сказать! За катехизаторскую функцию, конечно, спасибо, однако обратимся к истории. Как извест-но, в 1941 году Ново-Иерусалимский монастырь был разрушен. Укрытая пречистым амофором декабрьских снегов топографическая икона «Русские Палестины» не пострадала. Сохранился снимок: солдаты дивизии СС «Райх» на фоне Ново-Иерусалимского монастыря. Разрушение Нового Иерусалима признано преступле-нием без скидок на законы войны. Почти невозможно поверить, что уцелевшую часть святыни – топографиче-скую икону «Русские Палестины» – много лет спустя смешают с грязью сами русские.
В далёком 1987 году известный советский писатель Анатолий Злобин в статье «Любой ценой» («Новый мир», № 3) с болью описал историю из жизни областного музея НН. Тогда в витрину, где был выставлен бес-ценный чайный сервиз Сан-Суси (18 в.) на 24 персоны, всего 116 предметов, проникла мышка и разбила чаш-ку. Сервиз разукомплектован, и если бы комиссия узнала о случившемся – беда. Но сервизу 200 лет, и худо-жественный совет принимает решение – списать за ветхостью. Оставшиеся 115 предметов служители куль-туры разбивали молотками, а ящик боя представили комиссии. Счастливый конец!
И вот, двадцать лет спустя, в руках у служителей культуры не хрупкие чашки, а столь же ранимая право-славная святыня – топографическая икона «Русские Палестины». Как вы понимаете, разница тут не только в масштабе разрушения. Ведь если русские сами бьют свой коллекционный фарфор, то это вряд ли кому-то нужно. Тут очевидна добрая воля самих служителей культуры. Чашки предмет простой. А вот топографичес-кая икона «Русские Палестины», которая превращает Новый Иерусалим из памятника архитектуры в миро-вой центр паломничества – дело совсем другое. Можно предположить, что перспектива появления второго центра нравится не всем.
Предвижу резонный вопрос: А какие ваши доказательства? Что же, начнём по порядку. В письме к минист-ру культуры Московской области от 07 марта 2002 года администрация музея Новый Иерусалим просит «рассмотреть вопрос о передаче памятника архитектуры федерального значения усадьбы Покровское-Руб-цово музею с целью сохранения и музеефикации». – Как видим, вполне осознаётся необходимость поиска своей дороги за пределами гостеприимных монастырских стен.
«Согласно Распоряжению Правительства РФ от 09 октября 1995 г. 1380-Р о поэтапной передаче Русской Православной Церкви зданий и сооружений Воскресенского Новоиерусалимского монастыря, перед музеем Новый Иерусалим остро стоит вопрос о помещениях, в которых он мог бы со временем достойно разместить своё редкое и во многом уникальное собрание советских коллекций живописи, мебели, декоративно-при-кладного искусства 17 – 20 вв.
Музеефикация усадьбы могла бы стать одним из решений этой проблемы. Расположение Покровского-Рубцова, экологическая привлекательность, может сделать это место одним из самых крупных и замеча-тельных историко-культурных и туристических центров Подмосковья». На самом деле проблема не только в распоряжении Правительства. Помещения монастыря просто не приспособлены для хранения фондов из-за сырости и отсутствия вентиляции. С разделом монастыря между церковью и музеем состояние фондов еще больше ухудшилось. Долгие проводы – лишние слёзы. Но что заставило служителей культуры вскоре забыть о сохранности музейных фондов в своём стремлении любой ценой остаться в монастыре?
Где мотивы? Вот они.
Летом 2003 года областной журнал «Наша Эра», № 2, опубликовал статью о встрече в музее Новый Иеру-салим представителей американского Всемирного фонда памятников (ВФП) и чиновников от культуры Мос-ковской области. Как следует из текста статьи, уважаемые коллеги осмотрели состояние топографической иконы «Русские Палестины» и дали высокую оценку проведённым работам по её сохранению. Далее фонд ВФП предложил музею Новый Иерусалим некую материальную помощь на реставрацию скита патриарха Ни-кона. Вот одно из обращений к участникам встречи: «в ряду памятников, являющихся достоянием всего чело-вечества, безусловно, должен стоять ансамбль Ново-Иерусалимского монастыря». В статье нет ни одного худого слова в адрес русской культуры, как нет ни слова о том, что восхитившее высокую комиссию состоя-ние топографической иконы «Русские Палестины» поддерживалось на общественных началах молодёжной организацией. А сами общественные работы, как раз накануне встречи, были жёстко прекращены админист-рацией музея Новый Иерусалим. Случайное совпадение? Может быть. Силами вневедомственной охраны (заметим, за счёт бюджета) на несколько лет вперёд была обеспечена надёжная охрана памятника архитек-туры от специалистов, его сохранявших.
Результаты заморских вливаний, уже без всяких высокопарных слов, зафиксированы в Заключительном от-чёте ООО Центр экологии и природопользования «Об обследовании мемориального парка 2006 г.» «…ухуд-шение фитопатологического состояния насаждений, значительный отпад взрослых деревьев и неудовлетво-рительное состояние дорожно-тропиночной сети» и так далее в научных терминах. Как же так? Реставрация скита не предполагала подобных последствий. Однако претензий к исполнителю со стороны фонда ВФП не последовало. Ну хорошо, американцы слишком добры и доверчивы. А что же наши контролирующие и правоо-хранительные органы? Они сделали, что могли.
В марте 2006 года комиссия Росприроднадзора обнаружила в центральной части образа и подобия Святой земли – Гефсиманском саду (место Моления о чаше) – негерметичные навозохранилища или попросту горы навоза, грязных опилок и сараи с лошадьми. Тогда музей представил комиссии «Проект конного двора 19 ве-ка», датированный 2006 годом. Проект оказался столь же свеж, как и навоз. Какие-либо согласования и за-ключения экспертизы в проекте отсутствовали. Прибывшая затем комиссия Росохранкультуры не преминула строго указать музею на недопустимость нарушения установленного порядка согласования, но отметила, что никакое строительство на образе и подобии Святой земли музеем не ведётся. Интересно, если не строи-ли, то что нарушили? Поскольку штраф за навоз музей уплатил безоговорочно, признав тем самым реаль-ность сего безобразия, возникает закономерное недоумение. Откуда взялся навоз и конный двор, который его фабрикует? Допустим, музей ничего не строил – само появилось. Но на какие деньги, вот в чём вопрос? На те самые американские?
Между прочим, Проект конного двора никаких сараев, лошадей и навоза не предполагает. «Конный двор» – только название культурно-выставочного комплекса на манер Манежа. Вот бы прокуратуре найти несколько отличий между проектом и его воплощением. Да, видно, ещё не время. Можно не испытывать трепета перед православной святыней, но нельзя не учитывать то, что данная территория имеет статус охранной зоны со-гласно проекту заслуженного архитектора России В.И. Выборного. Ещё с советских времён Новый Иеруса-лим поквадратно контролировался КГБ, а затем ФСБ. И что же? Разве нет поводов для любопытства? Ведь фактически потерян контроль над территорией в центре России.
И вот свершилось! Объявлено о создании Фонда по восстановлению Воскресенского Ново-Иерусалимско-го монастыря в г. Истра, который возглавил вице-премьер Правительства РФ Виктор Зубков.

Проблему обозначили на самом высоком уровне. Только не спешите радоваться. Опять, как водится, забыли о главном – восстановить контроль. И сделать это надо быстро, пока от средств новоиспечённого фонда не полетели пух и перья. Ведь те, кто так славно похозяйничал на образе и подобии Святой земли, пока остаются на своих местах.

Помнится, В.В. Путин, посещая Воскресенский собор, задал прямой вопрос настоятелю Ново-Иерусалим-ского монастыря: «Скажите, как обстоят дела на самом деле?» И то правда. Не пора ли уже начать беспоко-иться и за традиции и за всё остальное? Действительно, как обстоят дела?
Случайно или нет, но осина, издавна считавшаяся на Руси деревом Иуды, и прежде в мемориальном парке не встречалась. И вот теперь на месте погубленных вековых вязов, дубов, сосен прёт из поруганной земли сорный осиновый подлесок. Шумит на ветру Иудина роща. После того как из небытия всенародно возрождён храм Христа Спасителя, очевидно, что только полная передача Нового Иерусалима церкви станет условием быстрого завершения длящейся уже сорок лет реставрации.
Во все времена люди серьёзно относились к символам, тем более к таким, как «Русские Палестины». Если мемориальный парк, наша икона, всё-таки погибнет, это будет грозным предзнаменованием грядущей утра-ты по небрежению нашему всей земли русской. Ефим СИНЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *