Спрос на писателя не исчез

№ 2009 / 15, 23.02.2015

Литературный институт, который в своё время был создан А.М. Горьким для повышения образовательного уровня советских писателей, находится на пороге крупных структурных преобразований.

Литературный институт, который в своё время был создан А.М. Горьким для повышения образовательного уровня советских писателей, находится на пороге крупных структурных преобразований. О них рассказывает ректор института профессор Борис ТАРАСОВ.




– Борис Николаевич, на вашем юбилейном вечере в Центральном доме литераторов некоторые известные политики пообещали, что они помогут вам защитить Литературный институт «от всяких посягательств». Значит, есть некоторые проблемы, если требуется помощь политиков в защите вуза, уникального, можно сказать, единственного во всём мире?






 Борис ТАРАСОВ, ректор Литературного института

Борис ТАРАСОВ,
ректор Литературного института

– Здесь речь идёт вот о чём. Во-первых, мы собираемся реставрировать наше здание. Оно существует вот уже 200 с лишним лет без капитального ремонта, к тому же является памятником архитектуры. Кроме того, мы собираемся строить небольшой учебный корпус во дворе института, для того чтобы расширить нашу учебную и культурную деятельность. Сейчас институт существует в стеснённых условиях. Во-вторых, место, где мы располагаемся в Москве (Тверской бульвар, 25), нас ко многому обязывает. Это, если можно так выразиться, налитературенное место. Здесь протекала история русской духовной культуры XIX века. В этом здании встречались и славянофилы, и западники: Чаадаев, Хомяков, Гоголь, Щепкин, Аксаковы. А в XX веке с этим местом связана жизнь Платонова, Мандельштама, Даниила Андреева. Здесь не раз выступали Есенин, Блок, много других писателей. Роман Булгакова «Мастер и Маргарита» тоже связан с нашим местом. И этот культурный запас, которым мы обладаем, эта память о прошлом являются основанием для плодотворной деятельности в будущем. И эта память предполагает укрепление нашей деятельности и расширение её.


– Что конкретно вы планируете сделать?


– В наших планах создание культурно-просветительского центра для творческой молодёжи. Крайне важно, чтобы она чувствовала, переживала и воплощала по-новому в своём творчестве великие литературные традиции. Это – с одной стороны. С другой стороны, у нас есть задумка создания научно-исследовательского центра, института русской культуры, в котором русская культура рассматривалась бы в своём уникальном единстве – и историческом, и тематическом, и предметном. Важно, чтобы и религия, и социология, и философия, и искусство, и архитектура, и литература рассматривались в единой целостности, которая на протяжении веков сохраняет своё сущностное духовное ядро. Это важно для писательского творчества, для приобретения остроты художественного зрения, без которой писатель не может смотреть на происходящее вокруг. А с другой стороны, это очень важно для сохранения и развития национальной идентичности русской культуры, русского народа. Потеряв свой исторический облик, нельзя плодотворно развиваться в будущем.


– В своё время творческий конкурс в Литинститут доходил до нескольких десятков, а то и сотен человек на одно место. Вот сколько людей хотели стать писателями! Кстати, я тоже в те годы два раза успешно проходил творческий конкурс на отделение русской поэзии, но в Литинститут так и не приехал. А сегодня статус писателя в обществе понизился. Или же роль писателя изменилась в новую эпоху?


– Время рынка и глобализации способствует развитию массовой культуры, которая благодаря своему напору, несмотря на невысокое качество, физически занимает большое место в культуре, особенно в телевизионных средствах массовой информации. В этих условиях ни роль писателя, ни его значение по существу не меняются, а в силу конъюнктурных обстоятельств отодвигаются на задний план. Если говорить о снижении статуса, то только исходя из тех обстоятельств, которые складываются в связи с изменением ценностей, в связи с изменением разных сил в культуре, в связи с доминированием визуальных СМИ. Но для того, чтобы серьёзная литература могла занимать место, хотя бы равновеликое массовой культуре, должна быть проявлена политическая воля. В том числе и со стороны нашего парламента. Да, засилье пошлости и бездарных артистов на телеэкране объясняют, памятуя все рыночные механизмы, тем, что это имеет массовый спрос. А на самом деле ситуация несколько иная. Предложение, которое даётся, и рождает такой спрос. Если говорить о роли писателя и роли классики, то они должны повышаться, потому что в классической литературе поставлены глубочайшие духовные и политические проблемы, они актуальны сегодня и будут актуальны завтра. И Достоевский, и Пушкин, и Толстой, и Тютчев – все они писатели и настоящего, и будущего, просто нужно осмыслить их творчество в контексте современном. Посмотрите, какая была реакция на современную экранизацию романа «Идиот», какие рейтинги! Или взять фильм «Остров», побивший все рейтинги, или фильм «Герой нашего времени». На такую культуру существует большой спрос. Вопрос в том, как этот спрос оформить.


– То есть должно появиться политическое предложение на серьёзную, качественную культуру.


– Да, нужна именно политическая воля. Если государственная политика будет рассматривать русскую литературу как важную часть державного устроения, тогда сознание людей будет меняться не в низшую, а в высшую сторону.


– Пример с «Идиотом», который вы привели, свидетельствует о том, что ничего не пропало в нашем народе, и невозможность жить без отечественной литературы по-прежнему характеризует Россию. Своевременно пришёл к нам в новой телевизионной версии, например, и лермонтовский Печорин. Он, обращаясь к княжне Мери, произносит и в романе, и в фильме примечательные слова: «Я был готов полюбить весь мир, – меня никто не понял: и я выучился ненавидеть…». Не так же ли и Россия до сих пор не понята миром, следовательно – вызывает какую-то многовековую настороженность не только за Атлантическим океаном, не только в Европе, но даже в тех республиках, вместе с которыми лишь вчера входила в «нерушимый» союз, с которыми делилась последним куском хлеба и последней рубахой? Но сегодня для России очень важно вновь найти силы на присущее ей великодушие, чтобы не стать Печориным, чтобы не возненавидеть в мире всё без разбору. Чтобы не возненавидеть всю Америку, всю Европу, всю Прибалтику и весь Восток, чтобы не возненавидеть свой родной Кавказ. Чтобы не оказаться в мире «лишней» страной так же, как «лишним» человеком оказался Печорин. От этого Россию останавливает её великая литература.


– Конечно, ничего в уникальной сущности России не пропало, просто искусственно отодвинуто в тень. И также может быть выдвинуто при определённой политической воле.


– Какова роль творческой интеллигенции в державном устроении России? Тютчев реально влиял на политику в России – и как поэт, и как публицист, и как философ. Может ли сегодня поэт реально влиять на государственную политику? И хорошо ли, когда поэт влияет на политику?


– Вопрос в том, какая политика…


– Значит, в то время когда влиял Тютчев, это была такая политика, которая прислушивалась к поэту. Значит, это была политика, в основе которой находились истинные национальные интересы нашего государства и народа. Значит, это была духовная, творческая политика, которая упорно не хотела быть «делом грязным».


– Да, она имела позитивный характер, потому и влияние поэта было позитивным. В разговорах с Горчаковым ярко проявилось понимание Тютчевым текущей политики в свете всего исторического опыта. А такое осмысление политики и позволяет мыслителю и писателю быть предсказателем, в каком-то смысле пророком. Например, Достоевский в «Бесах» очень многое предсказал, по этой модели очень многое происходит и в наши дни. Тот же Тютчев говорил о сложных взаимоотношениях России и Запада и тоже предсказывал определённые исторические факты и события, связанные с политикой и действиями Германии, Бисмарка. И даже предсказывал грядущее варварство через политику, которое наступило в XX веке. Конечно, взаимодействие литературы и политики плодотворно и полезно.


– Сегодня многие из политиков и депутатов выпускают книги. Быть автором книги, пусть иногда и не самим написанной, для современного политика – всё равно что для дворянина XVIII века быть обладателем шпаги. Это как-то влияет на культуру, обогащает её?


– Всё опять-таки очень конкретно. Если, скажем, вести речь о книгах историка и общественного деятеля Натальи Нарочницкой, то они, конечно, являются достойным вкладом в современную науку и культуру.

Беседовал Камиль ТАНГАЛЫЧЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *