Комедия или драма?

№ 2009 / 19, 23.02.2015

При­сту­пая к про­смо­т­ру филь­ма «Та­рас Буль­ба», луч­ше за­ра­нее оп­ре­де­лить­ся, в ка­ком клю­че его вос­при­ни­мать – ве­рить ли за­яв­лен­но­му жа­н­ру и счи­тать, что это дра­ма, или смо­т­реть как ко­ме­дию. На­ст­рой в дан­ном слу­чае очень ва­жен, от не­го за­ви­сит ито­го­вое впе­чат­ле­ние.

Режиссёр: Владимир Бортко


В ролях: Богдан Ступка, Владимир Вдовиченков, Игорь Петренко, Магдалена Мельцаж, Михаил Боярский, Сергей Дрейден, Владимир Ильин, Юрий Беляев, Ада Роговцева, Борис Хмельницкий


Россия, 2009. 130 мин.




Приступая к просмотру фильма «Тарас Бульба», лучше заранее определиться, в каком ключе его воспринимать – верить ли заявленному жанру и считать, что это драма, или смотреть как комедию. Настрой в данном случае очень важен, от него зависит итоговое впечатление. Если настроиться на драму, то перед нами пафосная патриотическая лента с трагическим сюжетом. В противном случае мы увидим эксцентрическую комедию с элементами чёрного юмора. Учитывая давние (настолько давние, что они уже превратились в миф) заслуги режиссёра Владимира Бортко, хочется верить, что «Тарас Бульба» это всё-таки комедия. Тогда хотя бы можно примириться с тем беззастенчивым безобразием, который происходит на экране в течение двух часов, или даже посмеяться до слёз.





Начинается фильм с длинной патриотической проповеди Тараса Бульбы (Богдан Ступка). Его трёхминутный монолог задаёт серьёзный тон повествования, и дальнейшие события лишь усугубляют его. Поляки убивают жену Бульбы, разоряют родное гнездо. И он со своими сыновьями и другими казаками отправляется на войну, бороться за восстановление справедливости и отстаивать честь русского человека. Регулярно, в перерывах между сражениями, а иногда и во время оных, звучат речи, воспевающие национальную идею. Однако видимая серьёзность происходящего то и дело подрывается странным поведением актёров. Вроде бы такие главные и простые (в хорошем смысле) чувства, как национальная гордость, любовь, дружба, вера и верность, подаются ими с невероятным напором. Ни слова, ни жеста здесь нет в простоте, каждый кадр полон напряжённых перекошенных лиц, с многозначительными прищурами, и надрывных голосов. Противоестественность поведения персонажей, возможно, умышленна, за счёт неё достигается немалый комический эффект (если вовремя решить, что это комедия). Особо хочется отметить в этом смысле Михаила Боярского в роли казака Шило. С другой стороны, комедия экспрессивной мимики и жестов – наиболее низкая ступень в юмористическом кино, но она может быть оправданна, будучи воспринятой как пародия.


Наибольшую силу чёрный юмор набирает в эпизоде сражения у стен польского города. Льются реки крови, летят отрубленные конечности, земля завалена трупами. Один за другим погибают казаки – и почти каждый, умирая, произносит напоследок патриотический текст за святую Русь. Уже с испугом ждёшь, скажет ли следующий поверженный о своём выполненном долге перед родиной и любви к ней – и да, он, истекая кровью, говорит, обращаясь то ли к самому себе, то ли к зрителю. Учитывая богатое чувство юмора Николая Гоголя, можно предположить, что подобная постановка «Тараса Бульбы» вполне соответствует оригиналу. К тому же Гоголь писал свою повесть в юношеские годы, в некотором смысле это «проба пера», хотя немало найдётся и таких, кто с пеной у рта будет отстаивать гениальность «Тараса Бульбы» только на основании того, что автор текста – Гоголь.


Сам Бортко, впрочем, не признаётся, что его фильм комедия и произносит гомерические слова о «героической драме» или даже «эпосе». Более того, он заявляет, что: «…масштабная голливудская эпопея «Александр», смотрится несколько беднее, несмотря на бюджет в 100 миллионов долларов». Рассуждая о том, как что смотрится, хочется привести эпизод из «Тараса Бульбы», где главный герой вспоминает трагическую сцену с пленными казаками и женщиной, которую обижают вражеские солдаты. Подобный трёхкопеечный спецэффект в виде чёрно-белой наезжающей квадратной врезки Оливер Стоун вряд ли бы себе позволил.


Не совсем ясно, что такого зрелищного в своём фильме увидел Бортко – на фоне героических аналогов Голливуда выглядит он довольно сиротливо. Но, возможно, режиссёр лукавит, ведь в противном случае ему пришлось бы признать, что его версия «Тараса Бульбы» – это на самом деле едкая пародия на всё героико-эпическое кино с присущими ему пафосом, идеализациями и гипертрофированными ценностями. И тогда едва ли он получил бы деньги на съёмки фильма. Но это уже другой вопрос – может, лучше и вовсе не снимать, если необходимо снимать такое?

Иван ГОБЗЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *