Речные заводи

№ 2009 / 19, 23.02.2015

В по­след­нее вре­мя всё ча­ще те­а­т­ры об­ра­ща­ют­ся к ин­сце­ни­ров­кам про­из­ве­де­ний Ан­д­рея Пла­то­но­ва. По­рой сов­сем не­ло­гич­но это де­ла­ют: возь­мём спек­такль «Ко­ро­ва» ре­жис­сё­ра Дми­т­рия Кры­мо­ва в «Шко­ле дра­ма­ти­че­с­ко­го ис­кус­ст­ва».

«Река Потудань» по рассказу Андрея Платонова. Студия театрального искусства. Режиссёр-постановщик: Сергей Женовач. Художник: Александр Боровский. Художник по свету: Дамир Исмагилов.




В последнее время всё чаще театры обращаются к инсценировкам произведений Андрея Платонова. Порой совсем нелогично это делают: возьмём спектакль «Корова» режиссёра Дмитрия Крымова в «Школе драматического искусства». В этом рассказе Платонова и характеров-то чётко прорисованных нет – лишь силуэты, главное содержание – чувство. Но режиссёру Д.Крымову удалось не только раскрасить эти силуэты в яркие платоновские образы, но и волшебным образом передать в неординарных формах и ощущения, и эмоции.





«Река Потудань» в Студии театрального искусства сделана совсем по-другому. Здесь упор сделан на актёрскую игру. Режиссёр и актёры постарались извлечь из текста Платонова лица, характеры, судьбы. Временами, однако, кажется, что создатели спектакля не видят того, что перед глазами, и, наоборот, привносят в произведение то, чего там нет.


Бесспорно, небольшой этот рассказ Платонова довольно ярко передаёт атмосферу эпохи. Постановщики тоже постарались это сделать, но получилась развесистая клюква. Конечно, спасибо театру – картошка в мундире, бутерброды с салом и чай из алюминиевой посуды здорово подкрепляют уставших после трудового дня зрителей, а мелодии гармошки позволяют скоротать время перед представлением, но какое всё это имеет отношение к трагической притче Платонова? Подобные приёмы были уместны в карнавальном представлении «Десять дней, которые потрясли мир» на Таганке, а здесь они явно смещают акценты.


Но тон задан, и уже не удивляешься, увидев на сцене (которая, собственно, представляет собой большой квадратный зал, вдоль трёх стен которого в один ряд сидят три с половиной десятка зрителей) габаритного мужика в чистом костюме (это отец героя, которого играет Сергей Качанов) – по Платонову же отец, встречающий сына, «небольшой и тощий, как мальчик», в узких, севших от долгой носки и стирки подштанниках.


Вдоль «рампы» взмывают ввысь ровные ряды первосортных гладких досок, а на задней стене в кирпичах выдолблен зигзаг, олицетворяющий, очевидно, реку, давшую название произведению.


С самого начала главный герой Никита Фирсов (тоже в новой шинели и ботинках) радостно улыбается (у Платонова: «…человек лет двадцати пяти от роду, со скромным, как бы постоянно опечаленным лицом…»).


Удачное попадание в роль у Марии Шашловой – получился выразительный образ целеустремлённой, умной, типично платоновской девушки. Возможно, успех этой роли связан ещё и с тем, что исполнительнице не приходится декламировать повествовательную часть (повествование о себе в третьем лице в инсценировках – это какой-то бич современных московских театров, вносящий комизм в серьёзные вещи, как, например, в «Даме с собачкой» в ТЮЗе).


По сравнению с рассказом Платонова спектакль всё же получился разреженным. Дело в том, что этот рассказ выдающегося прозаика – почти религиозная притча. Бедные, скованные убогой жизнью, как река Потудань льдом, люди тянутся к светлой жизни: отец хотел жениться на учительнице, но не посмел, сын женился на её дочери, но не заладилось – ибо надо заслужить, пройти через унижение, работу, рабство. Всё это опущено. Здесь было важно показать бродяжничество, унижение, подённую работу Никиты – но не показано. Резной шкаф у учительницы-вдовы, и такой же шкаф вырезает отец для молодых – это метафора порядочной жизни. В спектакле же она преобразилась в обычный дощатый шкаф (а ведь в фойе студии стоит именно такой сервант, какой нужен), который стал мебелью для всего, прежде всего для любви, и всё приобрело банальный оттенок.


В результате создалось впечатление, что главная задача спектакля была учебная: как «преодолеть» прозу Платонова и всё же показать во плоти его героев, их судьбы. Преодолеть Платонова удалось.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *