Изумляемся вместе с Аалександром Трапезниковым

№ 2009 / 38, 23.02.2015

Есть в Рос­сии по­эт, чьё твор­че­ст­во и судь­бу нель­зя пред­ста­вить ни в ка­кой дру­гой стра­не, на­столь­ко креп­ка его связь с род­ной зем­лёй, с пре­да­ни­ем ста­ри­ны, с куль­тур­ным на­сле­ди­ем от­цов на­ших. И да­же имя у не­го су­гу­бо рус­ское

Я буду каплей и лучом…






Есть в России поэт, чьё творчество и судьбу нельзя представить ни в какой другой стране, настолько крепка его связь с родной землёй, с преданием старины, с культурным наследием отцов наших. И даже имя у него сугубо русское, коренное – Иван Иванович Иванюк. Может быть, не столь известное, как, скажем, у какого-нибудь Резника, но на того работает вся рекламно-информационная индустрия и пошивочные мастерские, где кроят тоги поэтов, а поэзией-то там и не пахнет. Так, песенки для сытого и ленивого разумом обывателя. А в творчестве Иванюка – сила духа и боль сердца, выстраданные строки, которым присущи глубокие мысли, яркие, запоминающиеся образы, пристальные наблюдения и оценки происходящего. И ещё – свой взгляд на судьбу страны, чёткая гражданская позиция, самобытный стиль. Всё это было бы невозможно без хранимой им офицерской чести и любви к России: «…Сквозь тревоги и боли / Ты в себе сбереги / Бородинское поле, / Пламя Курской дуги. / Пекло южных предгорий, / Шорох старых знамён, / Неизбывную горечь / Позабытых имён. / Офицерская доля – / Не на зависть другим: / Небогато застолье / И к получке – долги. / Нет ни денег, ни славы, / Только смотрит в глаза / Не былая держава – / Мать-Россия в слезах».


За плечами у него, если уж касаться биографии, юность в героическом городе-крепости Брест, Московский энергетический институт, Российская академия управления, 20 лет работы военным журналистом, в том числе в газете «Красная звезда», где он был членом редколлегии. Воинское звание полковника. Он лауреат премии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, Союза журналистов, премии «Лучшие перья России», заслуженный работник культуры. В настоящее время – главный инспектор Счётной палаты РФ, заместитель председателя МОО «Спецназ-АС», член Центрального совета РОСТО – ДОСААФ, член Академии проблем военной экономики и финансов. И, конечно же, множество публикаций – стихи, рассказы, очерки, афоризмы. Книги «Рождается ветер», «Деревья», «Перекрёсток», «Сны», «Азбучные истины», «Афоризмы». Его произведения публиковались более чем в ста сборниках, и не только в нашей стране, но и за рубежом. Есть что представить на читательский суд, да и на Суд Божий – нет лукавства и зауми в его творчестве, нет спеси и презрения к людям, равнодушия и насмешки, а есть Слово правды и веры.


Итогом почти сорокалетней творческой деятельности поэта явился сборник стихов «Притяжение», выпущенный МОО «Спецназ-АС» как приложение к альманаху «Мы – из спецназа». Можно считать, что сюда вошли избранные стихотворения Иванюка. Причём книга проиллюстрирована фотографиями самого автора. Эти пейзажные фотоработы удивительно хороши, они запечатлели неподражаемые картины русской природы – освещённую солнцем рощу, зимний лес с наклонившимися деревьями, изгиб сливающейся с горизонтом реки, вечернее грозовое нависшее над землёй небо, отражающуюся в пруду полуразрушенную усадьбу, старую церковь в благорастворении чистого воздуха. Эти снимки словно дополняют поэзию Иванюка, продолжают её философские и лирические смыслы, являют сами по себе высокую степень профессионализма. А поэтические строки обретают живописный контур, напоённые светом и цветом. И метафизически зримо, очами души осознаёшь вот это стихотворение:







Мой голос унесёт река,


Разбив его о перекаты,


А взгляд задержат облака,


Чтоб с неба он блеснул


когда-то.


Но чудеса здесь


ни при чём,


И чтоб меня не позабыли,


Я буду каплей и лучом,


И небывало светлой


пылью…



Так мог написать поэт-воин на привале, позволив себе лирические раздумья. Когда перед тобой вдруг на миг приоткрывается вечность, и всё сиюминутное уносят воды реки. Не в этом ли углублённом созерцании бытия и неустанной борьбе за истину – суть творчества Ивана Иванюка?


Постскриптум. Все мы в этом мире лишь капли в житейском море и пыль земли, что последний человек, что первый, но от настоящих поэтов действительно расходятся лучи света. Да только не всякий хочет и может их увидеть, глядя лишь себе под ноги в поисках корма.



Светская лирика в подлунном мире






Странный Месяц взошёл на поэтическом небосклоне. Как и положено ночному светилу, он притягивает внимание, вызывает приливы и отливы, то есть восхищение и разочарование читателей, а то и тоскливый волчий вой стаи критиков, принимающих его за кусок бесплатного сыра. Он и мистик, и метафизик, и теоретик, и фантазёр, и практик, и издатель в одном лице. Не то сибиряк, не то американец. Сейчас занят издательским проектом «Русский Гулливер» и пишет грандж-эпос «Норумбега», считая его отражением индоевропейского протогимна. Словом, Вадим Месяц и впрямь фигура загадочная в современной русскоязычной литературе, таинственная даже, стоящая как-то особняком, вне кланов и течений. Вот и новая его книга стихов «Цыганский хлеб» (издательство «Водолей») вызывает странные, противоречивые чувства, как Луна, обращённая к нам всегда одной стороной. А что на другой, скрытой от глаз? Пустота или неведомый, населённый инопланетными существами мир? Попробуем разобраться, призвав на помощь самого автора и апологетов его творчества. С них и начнём.


Иосиф Бродский: «…стихи… понравились мне чрезвычайно – как мало что в жизни мне нравилось. Они – стихи эти – вызывают во мне зависть не столько даже к тому, как они написаны (хотя и к этому тоже), сколько к внутренней жизни, за ними происходящей и их же к жизни внешней вызывающей…» Юрий Кублановский: «Стихи Вадима Месяца столь круто замешаны на образе, слове и даже фонетической перекличке, что поэтическое повествование его – суть концентрация метафорического мышления. Оно вбирает в себя разом и лирику, и патетику, являясь непреходящей сутью его гармонии». Алексей Парщиков: «Что забирает в этих текстах – непредсказуемость повода. Для меня это жанр «путешествий». В описанных перемещениях есть угрюмая настороженность беглеца, передаётся концентрация ориентировки в местах, дизайн которых осуществляется на глазах… Есть целый заповедник ситуаций, принадлежащих только Месяцу и никогда до этого не попадавших в чьё-либо поле зрения…» Пожалуй, достаточно, а то можно и в лунатизм впасть. Послушаем лучше самого автора:


«Поэт в идеале – медиум, ретранслятор. Может, я плохо знаю психологию или не могу это чётко сформулировать, но главное всё-таки откуда-то оттуда… Не буду пучить глаза, вспоминая о шаманизме и жречестве, но поэт для меня скорее «лесной царь», чем «городской сумасшедший». Выразитель невыразимого, переводчик с небесного на человеческий… Если попытаться выразиться по-детски, то раньше поэты владели волшебным языком, могли вызывать дождь, предсказывать будущее, превращать деревья в воинов и т.д. Они были полезны людям и поэтому уважаемы. После утраты связи с природными силами превратились в пустозвонов (я про себя в первую очередь). Зачастую их слова звучат красиво, но по сути дела – бессмысленны. Остаётся опираться на страсть, подлинность, мастерство, надеясь попасть в поле забытых интонаций и формул, – они где-то в тайниках ноосферы ещё есть». Надо отметить, что представленные в этой книге стихи вполне соответствуют предыдущему высказыванию автора – они словно бы находятся вне времени и географии. Но это тоже природное явление в подлунном мире, никуда не деться:







Прохожая уронит


помидор.


Петух проглотит камень и


замолкнет.


Пока папаша пьёт


пирамидон,


Ребёнок видит женщину


в бинокле…



Объяснение своим стихам как светской лирике даёт сам автор: «Эта книга не столько отчёт, сколько прощание с продолжительным этапом моей литературной жизни, позволяющим жить и существовать «без царя в голове», более того, определяя этот способ существования как самый честный по отношению к себе и другим».


Постскриптум. Что ж, какова на небе изменчивая Луна – таков и Месяц.



На пути к Богу






В Забайкалье в селе Акша живёт поэт и журналист Виктор Трофимович Кобисский, в прошлом – геологоразведчик, автор нескольких стихотворных и очерковых сборников. Первые публикации относятся ещё к 1963 году. Детство выпало на суровое военное лихолетье, да и потом жизнь его не баловала – он стал инвалидом, рано похоронил жену и сына. Может быть, потому и сам остро ощущает боль других людей. Основная тема его стихов и краеведческих исследований – судьбы репрессированных, которыми полнятся пространства Сибири и Дальнего Востока. Но и иные его стихотворения, например, пейзажная лирика, покоряют своей поэтической проникновенностью, своим духовным богатством.


В последнем своём сборнике «На пути к вечности» (ООО «Экспресс-издательство») автор, на мой взгляд, вышел на новую трудную дорогу, требующую неимоверных духовных усилий и духовного же просветления – поэзию религиозносодержательную.







В душе тишина и покой,


но музыка светлая льётся.


Я знаю, Господь


всеблагой,


зачем эта радость даётся…


………………………………


Замерла в ожиданьи


Вселенная:


Где он, веры и благости


путь?


Слово Божие – семя


нетленное,


Постигай сокровенную


суть…



Человек в этих стихах начинает обращать глаза к Небу, в душе его появляется тихая радость умиротворения, он наконец-то осознаёт своё предназначение, Божию заботу и милость, видит всю скверну содеянных грехов и скорбит о бесцельно прожитом времени, о растраченных впустую годах. Вот какими словами напутствовал эту небольшую, но ценную книжку митрофорный протоиерей Алексий (Сухих) из Вятской епархии: «Многие стихи автора сугубо личные, но и они заставляют нас задуматься над смыслом жизни. Ведь давно известно, что без Бога жизни нет ни настоящей, ни будущей, и только в Нём открывается вся полнота нашего бытия. И при помощи Господа преобразится человек и страна наша – Дом Пресвятой Богородицы, и исчезнут всякие бесы, терзающие нас».


Эти стихи несомненно станут неким маячком, свечечками, зажжёнными в селе Акша талантливым человеком, на пути к Богу. Россия сильна не нефтью, а вот такими людьми.


Постскриптум. Вслед за о. Алексием хочу повторить: «Счастливого тебе, книжка, плавания по морю житейскому, спасай кого сможешь, давай опору, силу для преображения человека, указывай тот единственный путь, ведущий к Радости встречи со Христом».















Александр ТРАПЕЗНИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *