Власть Соловецкая: все на продажу

№ 2009 / 38, 23.02.2015

Про­бле­ма со­хра­не­ния куль­тур­но­го и ду­хов­но­го на­сле­дия по­рой вос­при­ни­ма­ет­ся по-раз­но­му людь­ми Церк­ви и му­зей­ным со­об­ще­ст­вом. Ре­ли­ги­оз­ное и свет­ское по­ни­ма­ние куль­ту­ры и ду­хов­но­с­ти да­ле­ко не все­гда и не во всём сов­па­да­ют.

Проблема сохранения культурного и духовного наследия порой воспринимается по-разному людьми Церкви и музейным сообществом. Религиозное и светское понимание культуры и духовности далеко не всегда и не во всём совпадают. Однако при наличии взаимной честности и искренней заинтересованности в достижении вышеозначенной цели так или иначе, рано или поздно всем участникам процесса удаётся найти общий язык. Позитивным примером такого рода является, например, ситуация на Валааме или в Троице-Сергиевой Лавре.


Ярким контрастом выглядит положение, сложившееся в последние годы на Соловках. Пять лет назад я уже затрагивал эту проблему. (См. мою статью «Власть Соловецкая»: http://www.rusk. ru/st.php? idar=412983). После той знаковой публикации немало написано на данную тему и другими авторами. Не раз уже говорилось о деструктивной деятельности директора соловецкого музея-заповедника М.В. Лопаткина и его команды, о проникновении на архипелаг всякого рода зарубежных структур, группирующихся вокруг Фонда Сороса и его модификаций, крайне далёких от возвышенных и бескорыстных целей сохранения российского духовного и культурного наследия, о нашествии на острова всевозможных язычников и коммерсантов. За пять лет, прошедшие после той памятной публикации, по существу, немногое изменилось к лучшему, хотя внешнее, формальное отношение к монастырю и вообще к Церкви со стороны руководства музея стало гораздо более терпимым и, так сказать, обтекаемым. Можно сказать, что от лобовой атаки «лопаткинцы» перешли к «просачиванию» и тихому проникновению на территорию островов. О чём конкретно идёт речь?





Главное заключается в том, что угроза непоправимой коммерциализации Соловков, превращения их в ходовой и прибыльный товар на рынке «туристических услуг» продолжает оставаться более чем реальной. Причём сейчас, без сомнения, настал крайне важный, можно сказать, решающий момент борьбы за Соловки, ибо г-н Лопаткин является ныне одним из претендентов на пост главы местной администрации. Если ему удастся занять его, то позиции сторонников решительной коммерциализации архипелага резко усилятся.


За минувшее время под руководством Лопаткина продолжался процесс, который можно с уверенностью назвать предпродажной подготовкой Соловков. Наибольшей опасностью, по мнению экспертов, стали ползучий отвод заповедных земель для рекреационного строительства и крупные инфраструктурные проекты, обеспечивающие многократный рост туристического потока. Через архангельские властные структуры продолжалась и продолжается ползучая негласная приватизация земли под строительство туристических объектов, резиденций начальства, частных «дач».


Заинтересованный в прибылях союз власти и бизнеса за прошедшие годы сорганизовался и окреп прежде всего в Архангельской области. (Хотя, как мы знаем, есть люди и на федеральном уровне, кровно заинтересованные в успехе этого предприятия.) В своего рода «пул» реализаторов проекта и тех, кто прикрывает его «сверху», если говорить откровенно, входят: специализирующиеся на туризме предприниматели; тесно сращённые с ними чиновники областного и федерального уровня; всевозможные зарубежные фонды, в том числе и прежде всего упомянутые нами соросовские структуры, а также ряд СМИ. В планах этих предприимчивых людей: массовое строительство престижных коттеджей и гостиниц; проведение спортивных регат на Святом озере, а также фестивалей бардовской песни и рок-концертов с мощным звукоусилением; акции провокативного «современного искусства» с использованием монастырских построек и внутренних помещений монастыря; строительство 160-метровой башни ветровой электростанции; «реконструкция» причала (с целью сделать возможным причаливание к берегу крупнотоннажных туристических теплоходов), что приведёт к непоправимому уничтожению исторического монастырского причала; удлинение взлётно-посадочной полосы местного аэродрома и т.д. и т.п. Святой остров и окружающие его мелкие острова рассматриваются командой Лопаткина не как святыня и даже не как какое-то «наследие», а просто как хорошая возможность заработать. Для православной и светской культурной общественности России борьба за Соловки тесно связана с проблемой исторической памяти и национальной идентичности; для их оппонентов речь идёт главным образом о борьбе за собственность.


Готовясь к решающему этапу этой борьбы, команда Лопаткина максимально расширила занимаемый плацдарм, усиленно перетягивая на свою сторону местных жителей, распространяя слухи о том, что «Церковь хочет всё здесь захватить» и всех выселить на материк. Используя возможности, даваемые федеральным финансированием и частными пожертвованиями, музей за прошедшие годы стал фактически главным работодателем на Большом соловецком острове. Таким образом, сформирована зависимость населения от музея как основного работодателя. При этом руководство музея тщательно «замыливает» вопрос передачи монастырю исторически церковной собственности, предпочитая возвращать в основном второстепенные и наиболее разрушенные объекты. И это при том, что подавляющее большинство того, что показывают туристам, создано многовековыми трудами монахов! До сих пор не решён вопрос и с охранным статусом Соловков; это решение всеми средствами, старательно затягивается.


Необходимо заметить, что формально-юридические вопросы, связанные с урегулированием ситуации на Соловках, не раз уже получали положительное решение на уровне высшей федеральной власти, и в том, что они до сих пор не реализованы – прямая вина вполне конкретных чиновников. Начнём с того, что действующее российское законодательство относит храмы-памятники (о которых главным образом идёт речь) к имуществу религиозного назначения (ст. 3, 47, 50 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»; постановление Правительства Российской Федерации от 30 июня 2001 г. №490). Обеспечить использование православных храмов по их целевому (религиозному) назначению может только Русская Православная Церковь. Поэтому ещё 4 декабря 2006 г. было дано соответствующее поручение Президента Российской Федерации № Пр-2101, которое и стало основанием для последующих решений Правительства РФ. О принципиальной урегулированности «правовой и организационной сторон вопроса передачи Соловецкому Спасо-Преображенскому ставропигиальному мужскому монастырю находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения» говорилось и в письме заместителя Председателя Правительства России А.Жукова от 28 марта 2007 г. На основании этих документов Минкультуры России совместно с Роскультурой, администрацией Архангельской области и Комитетом по культуре Архангельской области, Государственным институтом искусствознания был подготовлен уточнённый перечень объектов Соловецкого историко-культурного комплекса, включающий 243 объекта монастырской культуры. Данный перечень был направлен в Московскую Патриархию письмом за подписью Министра культуры А.Соколова от 21.03.2007 № 767-01-26-А. В этом письме, в частности, отмечено, что «с учётом правовой и организационной урегулированности вопроса передачи религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения Минкультуры России полагало бы возможным рассмотрение обращения соответствующей религиозной организации относительно передачи расположенного на Соловках имущества религиозного назначения в собственность или в пользование».


Однако, как это часто бывает в современной российской реальности, все эти замечательные решения высшей исполнительной власти РФ умело саботируются и торпедируются вышеописанной «группой лиц», объединённых общей целью. При этом Лопаткин и К° занимают крайне уязвимую с юридической точки зрения позицию, постоянно (уже в течение ряда лет) ссылаясь на пресловутое «соглашение», заключённое в 2005 году между музеем и монастырём, содержащее якобы «согласованный» список памятников, которые подлежат закреплению соответственно за музеем и (или) монастырём. Легитимность этих соглашений более чем сомнительна. И дело даже не в том, что это «соглашение» было заключено в условиях жесточайшего информационного террора и закулисного давления на наместника монастыря, к которому приложил руку, в частности, тогдашний всесильный хозяин российской культуры г-н М.Швыдкой. Самое главное заключается в том, что оно решительно противоречит действующему российскому законодательству. П. 2 упомянутого выше постановления Правительства Российской Федерации от 30 июня 2001 г. за №490 предусматривает, что недвижимое имущество религиозного назначения, закреплённое в установленном порядке за музеем, может использоваться им совместно с религиозной организацией на условиях, определяемых по согласованию с централизованной религиозной организацией (то есть в данном случае с Московской Патриархией) и утверждаемых Федеральным агентством по культуре и кинематографии. (Чего в разбираемой нами ситуации сделано не было.) Поэтому «соглашение» между музеем и монастырём, на которое ссылается команда Лопаткина, не имеет никакой юридической силы.


В самое последнее время из сообщений СМИ мы узнали, что прокуратурой возбуждено уголовное дело в связи с нецелевым расходованием средств и другими финансовыми нарушениями, допущенными в ходе работ по ремонту здания Большого театра. Но не пора ли нашим правоохранительным органам поинтересоваться и ситуацией, сложившейся вокруг Соловков?

Владимир СЕМЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *