Педагогический выпендрёж

№ 2009 / 41, 23.02.2015

Ли­те­ра­ту­ра и шко­ла – про­бле­ма все­гда ак­ту­аль­ная, сей­час ста­но­вит­ся ещё бо­лее важ­ной. И не толь­ко по­то­му, что сей­час по­всю­ду, как из­ве­ст­но, про­хо­дят уже на­вяз­шие в зу­бах дис­кус­сии о пре­сло­ву­том ЕГЭ

Литература и школа – проблема всегда актуальная, сейчас становится ещё более важной. И не только потому, что сейчас повсюду, как известно, проходят уже навязшие в зубах дискуссии о пресловутом ЕГЭ, а, главным образом, как нам думается, по причине того, что из школьного учебного процесса прямо-таки изгоняются уроки литературы, сводится до минимума количество отведённых на литературу часов – так, как будто это какой-то вредный и ненужный балласт. И едва ли можно не согласиться с тем, что в советское время литературу в школе преподавали при всей схоластичности, зачастую и убогости всё же в должном объёме – и количество уроков совсем не было столь ограниченным.






Рисунок Евгения Крана
Рисунок Евгения Крана

Когда-то, в уже сказочно далёком 1935 году язвительный и остроумный Корней Чуковский, не раз, как известно, обращавшийся к данной теме, в статье «Литература и школа» (кстати, едва не стоившей ему свободы, если бы не заступничество Горького) писал о педагогах-словесниках (на примере одной из образцово-показательных по тому времени московских школ) как об убийцах в детях живого интереса к художественному слову, к творчеству классиков русской литературы. Так, «проходя» на уроке тему «символизм» на материале творчества В.Я. Брюсова, учительница, по мнению К.Чуковского, ничего другого не желала достичь, как только доказать ученикам, «какая это постыдная дрянь». Кроме того, известному писателю довелось на одном из уроков литературы услышать от старшеклассников, что, оказывается, «Лев Толстой участвовал в наполеоновских войнах», что И.А. Гончаров был «папашей жены Пушкина», являясь её абсолютным ровесником (оба – и И.А. Гончаров, и Н.Н. Пушкина-Ланская – родились в 1812 году), а Гоголь и Некрасов никак не могли бы случайно встретиться на Невском проспекте в Петербурге, так как «они жили в разные столетия». Такого невероятного, анекдотического невежества у современных школьников, доучившихся до десятого или одиннадцатого класса, пожалуй, уже не встретишь. Хотя, видимо, бывает всякое. Но мы задаём вопрос: чему же всё-таки служат и какую цель преследуют современные школьные учебники и учебные пособия по литературе, не являются ли они подчас средством самоутверждения довольно узколобых, но зато очень предприимчивых авторов?


Именно такое ощущение вызвали у меня недавно случайно попавшиеся на глаза новейшие, прямо «с пылу, с жару», учебники с довольно претенциозным заглавием «Русская словесность. От слова к словесности», напечатанные издательством «Дрофа» и принадлежащие перу некоей Р.И. Альбетковой, квазиучёной, по всей видимости, не страдающей избытком скромности дамы. И что же находится за всем этим? Хотя надо признать, что изначально у неё были вполне благие намерения – вместо обычного схоластического преподавания с изрядной долей вульгарного социологизма она предлагает изучение и анализ литературного произведения во всей совокупности его стилистико-изобразительного звучания. Однако эта квази-, а скорее, псевдоучёность сослужила авторше, как мы можем увидеть, довольно скверную службу. Она во многом «сама себя высекла», подобно гоголевской Пошлёпкиной. И вот, нам думается, почему. Вместо обычной, давно установившейся традиционной программы школьного курса литературы (хотя мы отлично понимаем, что она не может быть мёртвой и закостенелой, во многом меняясь вместе со временем) в учебниках даются какие-то отвлечённые выкладки литературно-теоретических понятий – художественный текст, лингво-стилистический анализ, жанр, стиль, «внетекстовые и межтекстовые связи текста», стиховедческая терминология, которые, как нам представляется, трудны не только для учеников, которые воспринимают всё в основном лишь конкретно, но также и для педагогов. Ведь школьные учителя русского языка и литературы – это очень, как правило, консервативная масса, которая с большим трудом и очень медленно поспевает за развитием филологической науки и веяниями времени. Да и школьная специфика совсем другая – детей нужно учить более иль менее грамотно выражать свои мысли в письменной форме, понимать различие устной и письменной речи, умению анализировать произведение, знанию биографии писателя, эпохи, его породившей, и т.д.


И несмотря на то, что в данных учебниках в изобилии представлен иллюстративный материал – многочисленные фотографии писателей, поэтов (как классиков, так и современных), учёных-филологов, а также репродукции иллюстраций известных художников к произведениям Пушкина, Гоголя, Лермонтова (почему-то здесь всё ограничивается в основном лишь первой половиной XIX века, как будто не существовало ни «Обломова», ни «Войны и мира», ни «Отцов и детей»), всё это никоим образом органически не связано со словесной их структурой – так, какое-то бесплатное приложение.


Но зато мы можем видеть даже по нескольку раз имена Ю.М. Лотмана, М.М. Бахтина, Г.О. Винокура, В.В. Кожинова, С.С. Аверинцева, А.А. Потебни, А.А. Шахматова, В.В. Виноградова, Р.А. Будагова и многих других – да ещё и даётся именной указатель их в конце одного из этих пособий. К чему, спрашивается, нужны все эти филологические изыски, которыми едва ли владеют даже многие студенты-филологи, во всяком случае, педвузов?


Нельзя не отметить, что очень сильно бьёт в глаза тот «птичий» язык (видно, не случайно учебники изданы в издательстве с птичьим названием «Дрофа»), которым написаны эти «экстемпоралии». Одним словом, перед нами – какая-то противоестественная, чудовищная смесь квазиучёной терминологии с безвкусицей и даже иной раз с безграмотностью, не говоря уж о стилистических огрехах, в избытке допущенных автором. В этих учебниках присутствуют также и фактические ошибки и неточности. Например, неверно указаны даты жизни Д.И. Фонвизина и некоторых других писателей. Генерал Ермолов, которого при крещении нарекли Алексеем Петровичем, переименован в Александра Петровича. Точно так же, как Владимир Алексеевич Солоухин «окрещён» автором Владимиром Александровичем. Да как же Вам не стыдно, глубокоуважаемая и почтенная г-жа Альбеткова!


Так позвольте поинтересоваться, что же всё-таки могут дать такие учебники детям-школьникам, кроме одурачивания их незрелых мозгов псевдоучёной премудростью? Что же это такое, как не педагогический выпендрёж, пустой, претенциозный и бессовестный, весьма смахивающий на издевательство над детьми!

Александр РУДНЕВ,
г. КОЛОМНА,
Московская обл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *