На свой страх и риск

№ 2009 / 49, 23.02.2015

1 декабря, уже под вечер, когда текущий номер газеты был подписан в печать, нашу редакцию при свидетелях вдруг неожиданно посетил сын главного редактора журнала «Наш современник»

1 декабря, уже под вечер, когда текущий номер газеты был подписан в печать, нашу редакцию при свидетелях вдруг неожиданно посетил сын главного редактора журнала «Наш современник» – Сергей Куняев и передал своё обращение в президиум Литературной академии «Большая книга».


При этом он не приложил никакой письменной сопроводиловки с просьбой напечатать это заявление именно в нашей газете. Для опытного издательского и журнального работника это более чем странно. К тому же под рукой Сергея Станиславовича есть упомянутый журнал «Наш современник». Что помешало ему напечатать свои обиды в своём издании? Или он так редко бывает у себя на работе? А может, тираж у журнала маловат? Неужели «Наш современник» уже никто не читает?


В общем, мы в некоторой растерянности.


Не получится ли так, что после обнародования данного заявления Куняевы обратятся в суд и не скажут, будто мы напечатали сей документ без их письменного разрешения? После долгих сомнений мы всё-таки решились напечатать возмущённое заявление Сергея Станиславовича на свой страх и риск. Но до сих пор не уверены, правильно ли сделали.







В президиум


Литературной академии


«Большая Книга»


от члена жюри премии


Куняева Сергея Станиславовича



Прошу более не числить меня членом жюри премии и не привлекать к работе по оценке литературных произведений.


Я не считаю для себя возможным числиться в членах жюри, поскольку вижу преимущественно один круг авторов, присутствующих как в «лонг-листе», так и в «шорт-листе» премии.


Само по себе наличие Владимира Сорокина в «лонг-листе», а Бориса Хазанова в «шорт-листе» способно, считаю, подорвать доверие к авторитету любой премии. Но главное даже не в этом.


Я не могу поверить в то, что в «лонг-лист» (хотя бы!) никогда не отбирались такие авторы, как Виктор Лихоносов, Владимир Личутин, Юрий Лощиц, Юрий Козлов, Пётр Краснов, Евгений Шишкин. Тем не менее я вижу, что меня вместе с другими членами жюри ставят перед фактом: третий раз подряд в «шорт-лист» не попадает ни один писатель – член Союза писателей России.


И это уже даже не тенденция. Это нечто другое.


В том положении, в каком я нахожусь, я чувствую, что лишён права истинного выбора. Может быть, других членов жюри такая ситуация устраивает. Меня – нет.


Потому прошу освободить меня от обязанностей члена Литературной академии «Большая Книга».


Куняев Сергей Станиславович


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *