Не надо сводить счёты

№ 2010 / 16, 23.02.2015

Многоуважаемый господин Главный редактор!
С болью и недоумением прочитал я статью А.Руднева «Мистификация подмосковных властей. Как из воздуха делают мемориал Достоевского» («ЛР», 2010, № 10). Изложенные в ней факты абсолютно не соответствуют действительности

Многоуважаемый господин Главный редактор!


С болью и недоумением прочитал я статью А.Руднева «Мистификация подмосковных властей. Как из воздуха делают мемориал Достоевского» («ЛР», 2010, № 10). Изложенные в ней факты абсолютно не соответствуют действительности, а бескорыстные подвижники, самоотверженно восстанавливающие мемориальные места в Даровом и Моногарове, связанные с именем Достоевского, обвиняются чуть ли не в очковтирательстве и корыстных интересах. Зная по многочисленным примерам, что «Литературная Россия» не боится дискуссии и не однажды публиковала изложение иных точек зрения, не совпадающих с позициями своих авторов, уверен, что мои материалы также будут опубликованы на страницах Вашей газеты.



Обойдусь без лирики. Руднева, как я понял из статьи, раздражает активность подмосковных энтузиастов и прежде всего профессора Коломенского пединститута Викторовича. Он против «бума» Достоевского». Тут автору фельетона не нравится всё. Прошла, и прошла с успехом, в августе прошлого года в Коломне (с посещением Зарайска и Дарового) представительная Международная конференция «Ф.М. Достоевский в диалоге культур», участники которой обратились к российскому правительству с просьбой о поддержке Дарового как уникального памятника природы и культуры. Руднев умалчивает об этом, но зато с непонятной иронией именует Конференцию «учёным съездом», а ряд её авторитетных участников «учёными мужами», которые «получают гранты РГНФ и какие-то ещё средства от зарубежных спонсоров, главным образом нацеленные на изучение родословной Достоевского – как будто это имеет решающее значение для научного изучения феномена великого писателя!»


Тут что ни слово, то несообразность! Материалы Конференции изданы, и легко можно установить, что в дни её работы читались доклады по самому широкому спектру проблем, связанных как с биографией, так и с духовным наследием Достоевского. Но я не вижу ничего дурного и в специальном внимании исследователей к родословию гения мировой литературы. Правда, по мнению А.Руднева, генеалогические изыскания – это лже-наука, так как она «не имеет решающего значения» для изучения «феномена» Достоевского. Но вспомним, что в приснопамятные времена, когда и сам-то «архискверный» гений был под запретом, точно так же честили генетику, ставя ей в упрёк то очевидное обстоятельство, что изучение мушки дрозофилы «не имеет решающего значения» для увеличения надоев и поголовья скота…


Подчеркну: исследования усадьбы Даровое интенсивно ведутся уже более шести лет. Это трудоёмкая и непростая работа по «восстановлению памяти». Она носит комплексный характер: в творческом коллективе трудятся историки, архивисты, археологи, филологи, фольклористы, дендрологи, ландшафтники, реставраторы, а помогают им подмосковные студенты и школьники. Результатом этой работы уже стал опорный исторический план Дарового на время пребывания там Достоевских, расчищенная и облагороженная территория усадьбы и мемориальных погостов, множество спасённых деревьев (на каждую из 300 лип, которые уже при Достоевском были «вековыми», дендрологи составили индивидуальный паспорт) и т.п.


Автор фельетона разыгрывает в своей полемике как козырную карту сравнение Дарового с Ясной Поляной, где «Толстой прожил в основном всю свою 82-летнюю жизнь», где всё сохраняется «так, как было при нём». А что же осталось от Достоевского? Отвечает на этот вопрос А.Руднев так невнятно, что у не знающего дела читателя может возникнуть впечатление, что и домик, в котором сейчас располагается музей, поставлен едва ли уже не в советское время, хотя это вовсе не так. Усадебный дом, судя по документам, перестраивался, однако натурные обследования показали, что перестройка не изменила общий вид здания, за исключением разобранной в советское время «людской». Археологи открыли фундаменты и других усадебных построек. Как уже упомянуто, восстанавливается храм, в котором молился Достоевский-подросток, специалисты спасают «мемориальные» деревья…


Музей в Ясной Поляне, где столетие после смерти великого писателя всё сохраняется в неприкосновенности, – уникальный случай. Но есть и иные примеры. Сошлюсь на петербургский Литературно-мемориальный музей Достоевского, в котором мне выпала честь работать. Когда в конце 1960-х годов было принято решение о музеефикации последней петербургской квартиры, где жил и умер писатель, то Музей пришлось создавать практически на пустом месте. Писатель жил в квартире на Кузнечном переулке всего лишь два с небольшим года; после его смерти семья вскоре оставила этот дом и переехала совсем в другое место. Почти 90 лет в квартире Достоевского жили другие люди, проводились неоднократные перепланировки, дом капитально перестраивался. Тем не менее решение было принято (хотя недоброжелатели писателя хором приводили контраргументы, весьма схожие с теми, которые излагает А.Руднев). И сегодня петербургский музей Достоевского – гордость северной столицы.


Сравнивая, вслед за Ясной Поляной, Даровое с Михайловским, А.Руднев в запале пишет: «…пушкинские места на Псковщине имели и имеют совсем другую судьбу и ауру». Вот тут автор фельетона промахивается особенно грубо (и понятно: как можно почувствовать ауру, если ты никогда не бывал в этих местах). Именно «аура Достоевского» составляет главное преимущество Дарового. Мало мест в литературной России, которые в такой степени сохранили свой первозданный облик, каким он был во времена отрочества великого романиста. «Ауру писателя» чувствуешь и во время пешеходной экскурсии, идя по тропинкам, проложенным между вековыми липами, «помнящими» Достоевского-подростка, и на моногаровском погосте, где он стоял перед могилой отца во время приезда в Даровое в 1877 году, и на дороге, ведущей в Чермашню, где оборвалась жизнь Михаила Андреевича…


Однако ауру эту легко разрушить. Сегодня охотникам застроить мемориальное пространство уродливыми новорусскими коттеджами с видом на Маменькин пруд или Лоск, где пахал мужик Марей, несть числа. Вот против чего надо бороться.



Борис ТИХОМИРОВ,


заместитель директора Литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского в Петербурге,


президент Российского Общества Достоевского



г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *