Литинститут как школа приспособленчества

№ 2010 / 16, 23.02.2015

Про­чёл я тут ста­тью Иг­на­та Ли­тов­це­ва «Ин­сти­тут лиш­них лю­дей» («ЛР», 2010, 15 ап­ре­ля).
Как го­во­рит­ся, в об­щем и це­лом Ли­тов­цев прав. За ис­клю­че­ни­ем трёх ме­ло­чей. Пер­вая: То­роп­це­ва зо­вут всё-та­ки Алек­сандр, а не Вла­ди­мир.

Прочёл я тут статью Игната Литовцева «Институт лишних людей» («ЛР», 2010, 15 апреля).


Как говорится, в общем и целом Литовцев прав. За исключением трёх мелочей. Первая: Торопцева зовут всё-таки Александр, а не Владимир. Вторая: называть никому не известного «поэта» Сергея Арутюнова, издавшего за свой счёт два сборника стихов тиражом по 300 экземпляров, «середнячком» на котором держится творческий учебный процесс излишне толерантно по отношению к Арутюнову. Третья: крайне сомнительно, чтобы кто-то писал за выпускницу Софью Луганскую «статьи, очерки, рассказы», хотя бы потому, что за шесть лет обучения в институте её «статьи, очерки, рассказы» ни разу не обсуждалась на семинарах.


Теперь по существу.


Никакого «творческого учебного процесса» в Литинституте сегодня нет. Руководителей семинаров совершенно не интересует творческое развитие их студентов. Профессор Игорь Волгин из МГУ (равно как и «друг Бродского» Евгений Рейн) умудряется не знать имён студентов-заочников шестого курса; Фирсов, Лобанов, Рекемчук и Ростовцева давно утратили связь не только с живым литературным процессом, но и вообще с реальным миром; Вишневская уже полгода не ведёт семинар, но взять другого руководителя семинара нельзя, потому, что Вишневская обидится! А уж говорить о творческом влиянии великих писателей Самида Агаева, Сергея Арутюнова и Сергея Толкачёва просто смешно.


Но самое мрачное то, что никто из руководителей творческих семинаров не заботится о публикациях своих студентов. За исключением, может быть, Станислава Куняева. Но он ведёт только заочников, к тому же эстетические взгляды Куняева настолько укоренены в почве, что кажется, будто он ушёл в неё с головой… Это не говоря о идеологической направленности его «Современника».


Учебный процесс в Литинституте тоже поставлен весьма своеобразно. Преподаватели с проректором М.Ю. Стояновским во главе, похоже, убеждены, что главной задачей учебного процесса является не усвоение студентами максимального количества знаний, применимых в практической деятельности, а своевременное и регулярное посещение занятий. Наверное, ни в каком другом российском вузе вы не увидите проректора (!) по учебной части, охотящегося в коридоре на опаздывающих студентов, чтобы потом со злорадной улыбкой тащить в деканат жалкую добычу – несколько отобранных студенческих билетов. Видимо, Стояновскому никто никогда не говорил, что он работает в вузе, а не в детском саду.


Ещё рассказывают студенты старших курсов истории о заведующем кафедрой физического воспитания профессоре Тычинине, который свято верил, что нет для будущего писателя предмета важнее физкультуры (и деканат дневного отделения его в этой вере поддерживал), но его времена всё дальше уходят в прошлое, Тычинин становится полулегендарным анекдотом… А вот две мадам Гвоздевы, внёсшие бесценный вклад в российскую науку об апобатах, ещё ходят по коридорам Литинститута. И если изберут они какого-нибудь студента в качестве жертвы, то несчастному остаётся только надеяться на крестное знамение, потому, что никакой другой управы и апелляции на них нет.


Особые представления в Литинституте и о содействии студентам в трудоустройстве. В то время как все лучшие российские вузы стараются наладить контакты с потенциальными работодателями, организуют экскурсии, прохождение производственной практики, всячески способствуют тому, чтобы студенты начинали практическую работу в своей отрасли как можно раньше, в Лит-институте, наоборот, мешают трудоустройству студентов. Всякий студент, который пытается совмещать учёбу и работу, сразу же попадает в чёрные списки прогульщиков – кандидатов на отчисление. Пока студенты ИЖЛТ, факультета журналистики МГУ, Института печати и прочих филологических вузов делают карьеру, работая в редакциях и издательствах, студенты Литинститута вынуждены подрабатывать по вечерам официантами, продавцами и билетными контролёрами. В результате, выпускники других вузов к диплому получают практический опыт, обрастают связями и прочно занимают место в профессии, а выпускники Лита зазубривают меню нескольких кафе и, безуспешно постучавшись в двери издательств и редакций СМИ, возвращаются к прилавку. Про уборщиц и мусорщиков, которых регулярно выпускает Литинститут, я вообще молчу.


Получается, что Литературный институт пригоден только для Сонь Луганских, которым папа ещё до их поступления приготовил тёплое место, осталось только «бумажку» получить.


Венцом Литинститутского маразма является «барское» отношение преподавателей и сотрудников к студентам как к крепостным холопам.


Завуч деканата дневного отделения Киселёва, как настоящая Салтычиха, может наорать на любого студента где угодно (хоть в деканате, хоть в коридоре, хоть в столовой). Дай ей волю, она бы их ещё и порола розгами.


Если бы самодурствовала одна Киселёва, на это можно было бы закрыть глаза, но в Литературном институте любого студента может совершенно безнаказанно оскорбить любой сотрудник от декана до библиотекаря. У студентов нет ни только реальной возможности воздействовать на ректорат и преподавательский состав, но даже и возможности высказать своё мнение о происходящем. В Лите нет ни реально действующего студсовета, ни профсоюза, ни даже стенгазеты…


Будущие писатели, которые должны с улыбкой говорить правду тиранам, приучаются пресмыкаться перед визгливой дамой.


Начинается такое «воспитание» будущих инженеров душ человеческих прямо со дня открытых дверей. 10 апреля этого года секретарь приёмной комиссии Оксана Лисковая отличилась тем, что стала «завлекать» потенциальных студентов поведением в духе советской торговли: «или вы заткнётесь, или я вообще лавочку закрою!»


Какие писатели могут вырасти в такой атмосфере?


Кончено, есть в Лите нормальные (и даже хорошие) преподаватели и сейчас, но они не только не определяют атмосферу, но заняли соглашательскую позицию.


И последнее. В Лите почему-то решили, что институт существует не для студентов, а для «кормления» его сотрудников. Неплохого, между прочим, кормления. Хватает и на хороший виски, и на поездки в Париж, а у некоторых и на покупку квартиры в Москве остаётся. Вот только студенты мешают безоблачному счастью Тарасова и Сo…


Происходящее в Лите сегодня сравнивает с землёй всю работу предыдущих поколений, начиная с Горького. Постепенно имидж Литинститута как совершенно никчёмного заведения укрепляется в массовом сознании. Уже и сейчас при трудоустройстве диплом Лита вызывает либо недоумение, либо иронию, а вскоре может вообще превратиться в «чёрную метку».


В сложившейся ситуации надо срочно либо реформировать Литинститут (скажем, преобразовав его в творческий центр, присоединив его в качестве факультета литературного творчества к другому вузу…), либо вводить внешнее управление, либо вообще его закрывать.


Жаль только, что делать всё равно никто ничего не станет, и Лит будет гнить, пока окончательно не превратится в кучу трухи…



Максим ПЕШКОВ



P.S. Этот материал собственноручно принёс в редакцию реально существующий человек. Но, боясь возможных репрессий, он настойчиво попросил поставить под статьёй псевдоним. Неужели в Литинституте действительно все настолько запуганы?.




Письмо в номер



Добрый день, коллеги! Спасибо, что решили напечатать рассказ Владимира Бондаря (он публикуется в текущем номере на 8–9 страницах). Кстати, Бондарь – выпускник Литинститута.


Как видите, в Литинституте учатся не только графоманы – для многих из нас этот вуз стал спасительным местом в 90-е годы. Вынуждена Вам сказать, что совершенно не одобряю таких публикаций, как в последней ЛР. (Сегодня получила газету.) Критика и сведение личных счётов – это разные вещи. Нельзя держать газету на скандале – она будет интересна только мелким склочникам, людям с извращённым сознанием. Но литература (да и всё настоящее, имеющее подлинную ценность) делается другими людьми. Вам лишь кажется, что это иначе…



Лидия СЫЧЁВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *