Маска, кто ты?

№ 2013 / 43, 23.02.2015

«Бал-маскарад» – одна из самых репертуарных опер Джузеппе Верди, как ни странно, почти не ставилась в России в двадцатом столетии. Но вот в двадцать первом веке – уже вторая постановка в столицах.

«Бал-маскарад» – одна из самых репертуарных опер Джузеппе Верди, как ни странно, почти не ставилась в России в двадцатом столетии. Но вот в двадцать первом веке – уже вторая постановка в столицах. Три года назад оперу поставил Михайловский театр в Петербурге, а в сентябре этого года – «Геликон-опера» в Москве. Постановка, разумеется, приурочена к двухсотлетию великого композитора, которое отмечается в октябре.

Хорошо известна сложная судьба оперы. Первоначально написанная на сюжет пьесы Эжена Скриба об убийстве в 1792 году шведского короля Густава Третьего, по цензурным соображениям она была преобразована в произведение из американской жизни – на премьере в Римской опере в 1859 году убитым в результате заговора предстаёт вымышленный губернатор Бостона (даже такой должности в истории не было) граф Ричард Уорвик (в итальянской транскрипции – Рикардо).

И хотя в последние десятилетия многие значимые постановки оперы (например, прошлогодняя в Нью-Йоркской «Метрополитен-Опера») вернулись к варианту с шведским королём (опять же в итальянской транскрипции – Густаво), режиссёр-постановщик Дмитрий Бертман избрал версию, прозвучавшую на римской премьере более полутораста лет назад. Намёком на подлинное происхождение сюжета остаётся изображение на занавесе интерьера многоярусного зрительного зала Стокгольмской оперы – именно на балу-маскараде в этом здании, построенном по приказу Густава Третьего, король и был застрелен заговорщиком (сценография Игоря Нежного).

Как известно, Дж. Верди соединил в этом произведении стили итальянской классики и искромётной французской оперы. «Геликон» же подчеркнул фривольную «французскую» составляющую, оживив спектакль неожиданными деталями. Так, возлюбленная Рикардо, жена его секретаря Амелия (Карина Флорес) ищет волшебную траву, которая помогла бы ей избавиться от любви к губернатору, не на виселичном холме за городом, как указала ей гадалка, а в квартале красных фонарей наподобие амстердамского, с извивающимися девицами за витринами.

С большой долей условности решена сцена собственно бала-маскарада. Главные герои – Рикардо и убивающий его кинжалом Ренато – обходятся без масок (хотя подразумевается, что они прячутся под маскарадными костюмами). Все же остальные участники торжества носят маски известных персонажей массового сознания двадцатого века – от Черчилля с Эйнштейном и Сальвадором Дали до Вуди Аллена с Элтоном Джоном и Берлускони.

Эти изыски несколько отвлекают внимание зрителей от содержания этой, как назвал её знаменитый писатель Габриэле Д’Аннунцио, «самой мелодраматичной из мелодрам». Более того, мелодраматичная концовка (когда все окружающие потрясены великодушием умирающего правителя), вероятно, сознательно, скомкана.

С волшебными мелодиями Верди, несмотря на неудобство зала на Новом Арбате, наряду с мастерами вокала успешно справляется оркестр под руководством дирижёра Валерия Кирьянова (музыкальный руководитель постановки Владимир Понькин).

Радует, что теперь и московские меломаны могут в живом исполнении услышать замечательную оперу великого композитора.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *