Календарь «Сталин»

№ 2014 / 6, 23.02.2015

Недавно, наблюдая за обитателями компьютерной сети «Одноклассники», я узнал о себе много нового и интересного. Юная девица, сформировавшаяся при капитализме

Недавно, наблюдая за обитателями компьютерной сети «Одноклассники», я узнал о себе много нового и интересного. Юная девица, сформировавшаяся при капитализме, описывала прожитую мной «при кошмарном тоталитаризме» жизнь примерно так:

Все всё вокруг воровали, воровство было единственным средством существования. (Я, получается, тоже воровал.)

Никто не работал, потому что за работу мало платили. (Я, получается, тоже не работал, ни токарем, ни инженером.)

Секса в СССР не было, разрешалось согрешить 5–10 раз за всю жизнь. (Можно, не буду комментировать? Спасибо.)

Все тюрьмы были забиты стоматологами. (Почему там не сидела моя мама, я так и не понял.)

Ну – и прочие смачно-сочные штрихи моей жизни в таком же удалом либеральном стиле.

Мои робкие попытки убедить, что я всё же немного лучше знаю, как я жил, получали гордый отлуп. Несмелые вопросы, как изменилась ситуация с воровством или оплатой работы при капитализме, обходились презрительным молчанием – девица лучше меня знала, какое было житие мое.

Я вспомнил эту девицу, читая на первой полосе «Литературной России» произведение Романа Сенчина «На грани безумия»(2014, №1).

Поводом для появления произведения стал выпуск биографического календаря «Сталин» на 2014 год Патриаршим издательско-полиграфическим центром. Казалось бы – повод вообще ничтожный, в типографиях Сытина печатался одновременно «Манифест коммунистической партии» и роскошные альбомы к 300-летию дома Романовых, и ничего, типографские машины не ломались, краска ложилась одинаково ровно. Времена-то – рыночные, можно заработать на сталинском календаре – люди и зарабатывают, может и на чём другом тоже зарабатывают – на что спрос у покупателя есть. Какое, казалось бы, литератору Р.Сенчину дело до коммерческих вопросов?

Но, оказывается – есть дело. И искушён он в житиях священнослужителей лучше, чем та девица в моём житии. И настолько знает и понимает, что и как надо, что кажется, что видишь на плечах его незримые миру погоны старшего архангела по политчасти или звёздочки херувима третьего ранга – в меньшем звании и грешно было бы пенять Патриаршему издательско-полиграфическому центру.

Так вот, вырос я в советское время, и вырос, естественно, атеистом. По профессии – инженер, и если верующий врач – это нечто возможное, то верующий инженер, а тем более, электронщик и программист – нонсенс.

И в те годы, когда я жил, отношения церкви и государства были оптимальными. Церковь от государства отделена – для её же блага и авторитета, ходили туда для Иисуса, а не для хлеба куса, государственные деятели подсвечники из себя не изображали – для их же авторитета. Горячка первых лет разоблачения попов, мулл и раввинов прошла, задиристый журнал «Безбожник» сменился на солидный «Наука и религия». Если какие-то ретивые чиновники начинали чересчур активно «бороться с религией» – это и выглядело смешно, и было своеобразным тестом на твёрдость веры. Тоже, на самом деле, на пользу церкви – маловеры никому не нужны, только идею порочат. Думаю, что если бы уверовал – никто ничего мне бы не сделал: спецом был хорошим, за чинами не рвался, любой начальник был заинтересован, чтобы я продолжал работать. А что крестил бы перед работой компьютер или кропил святой водой перфокарты – никого не трогало, главное, что вода статическое электричество снимает, перфокарты не слипаются.

Но раз уж Р.Сенчин пускается в дебри истории, исследует отношения Сталина к церкви и наоборот, то первое, что ему следовало бы сделать (чисто технологический совет, правила работы с информацией) – обратиться к первоисточникам.

И прочитать внимательно «Журнал Московской патриархии», № 12, за 1949 год. <http://ijkl.ru/a277>

Там опубликовано обращение к товарищу Сталину Патриарха Московского и всея Руси Алексия.

МОСКВА КРЕМЛЬ

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА МИНИСТРОВ

ИОСИФУ ВИССАРИОНОВИЧУ СТАЛИНУ

Среди бесчисленных со всех концов мира приветствий от преданных Вам и любящих Вас, примите, дорогой и глубокочтимый Иосиф Виссарионович, от Русской Православной Церкви, всегда Вам благодарной за Ваше исключительное внимание к её нуждам, и от меня лично самые искренние и сердечные поздравления в близкий для всех нас день славного семидесятилетия Вашего вместе с горячими пожеланиями Вам многих и многих лет здоровья и счастья.

Мы усердно молимся об этом и искренно свидетельствуем, что эти пожелания исходят от заветных чувств наших к Вам, неуклонно ведущему Родину нашу к благоденствию, счастью и славе. Благоволите, дорогой Иосиф Виссарионович, принять подносимый Вам от лица всего Епископата Русской Православной Церкви приветственный Адрес.

АЛЕКСИЙ, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

А вот здесь Р.Сенчину было бы очень полезно взять карандашик и особо выписать слова: «от лица всего Епископата Русской Православной Церкви». Перепечатывать полностью весь адрес – не газетный формат, но заголовок и начало его тоже надо бы выписать: «ПРИВЕТСТВЕННЫЙ АДРЕС ОТ ДУХОВЕНСТВА И МИРЯН РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ВОЖДЮ НАРОДОВ СССР ГЕНЕРАЛИССИМУСУ ИОСИФУ ВИССАРИОНОВИЧУ СТАЛИНУ В ДЕНЬ СЕМИДЕСЯТИЛЕТИЯ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ 21 декабря 1949 года.

ГЛУБОКОЧТИМЫЙ И ДОРОГОЙ

ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ!

В день Вашего семидесятилетия, когда всенародное чувство любви и благодарности к Вам – Вождю, Учителю и Другу трудящихся – достигло особой силы и подъёма, мы, церковные люди, ощущаем нравственную потребность присоединить свой голос к мощному хору поздравлений и выразить Вам те мысли и пожелания, которые составляют особенно драгоценную часть нашего духовного достояния…».

И опять: особое внимание уделить тому, что адрес – от духовенства и мирян русской православной церкви. И тому, что подписан адрес Патриархом, пятью митрополитами, двадцать одним архиепископом, сорока шестью епископами. И у них было неоспоримое право выступать от имени всех мирян.

Я не буду спрашивать Р.Сенчина, от чьего имени он выступает с «обличениями» Сталина. Но я спрошу, почему он считает лжецами и лицемерами всех, кто подписывал этот адрес? Почему он – как та девица – считает, что о Сталине может судить лучше и правильнее, чем люди, которые жили в то время и видели всё хорошее и плохое, что творилось тогда? Почему он не может допустить мысли, что вся церковная иерархия – не дураки, люди не глупые, и прекрасно видели и понимали всё, что происходит? Понимали – но лицемерили? Понимали – но трусили? Но тогда надо просто публично уличить их в этом.

А вот – при таком способе мышления – не приходило ли в голову Р.Сенчину поправить малость евангелистов? Мало ли чего они там о Христе понаписали? Мало ли что они в одно время с ним жили, видели его и общались с ним? Сенчину – издалека – виднее!

Повторю – я атеист и от церковных дел очень далёк. Но даже меня, атеиста просто по-человечески возмутило это оскорбительное по отношению к церкви и её иерархам (тем более – покойным) произведение. Всё же какие-то элементарные приличия соблюдать надо.

Касается Р.Сенчин и лауреата Сталинской премии, блестящего хирурга архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого). Для меня это пример не только высочайшего профессионализма, но титанического подвижничества, и искренней, несокрушимой веры, которой можно только позавидовать. Поэтому в заключение мне хотелось бы привести слова архиепископа о Сталине: «Сталин сохранил Россию, показал, что она значит для мира. Поэтому я как православный христианин и русский патриот низко кланяюсь Сталину».

И я могу только смиренно присоединиться к поклону архиепископа.

А.К. ТРУБИЦЫН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *