Кулацкая сущность народного заступника

№ 2014 / 15, 23.02.2015

«ЛР», № 13 за этот год. На первой странице некий Антон Нечаев из Красноярска начинает свой опус: «Грядёт большое событие: 90-летний юбилей Виктора Петровича Астафьева».

«ЛР», № 13 за этот год. На первой странице некий Антон Нечаев из Красноярска начинает свой опус: «Грядёт большое событие: 90-летний юбилей Виктора Петровича Астафьева». Опус называется «Понимаем ли мы, что будем праздновать». Звучит пафосно, почти как в своё время «Наша цель – коммунизм!». И содержание разворачивается в том же духе – «любой выдающийся человек после смерти превращается в памятник самому себе…», «мы всерьёз и в прямом смысле мучительно задумались: что же такое для нас Астафьев…», «Астафьев, несомненно, выдающийся творец…» Сразу возникают сомнения в искренности автора: очень уж исступлённо захваливает кумира. Невольно вспоминаются писатели, современники Астафьева, которые в советские годы пели аллилуйю героям революции, а в годы перестройки стали густо поливать бывших кумиров грязью: Юрий Нагибин, Егор Яковлев, Сергей Залыгин, Приставкин и прочие, имя им – легион. А поэты шестидесятники, скажем Евтушенко: сначала «Братская ГЭС», а в годы перестройки как с цепи сорвался, с пеной у рта обличая и понося всё советское. Может, оправдывался, что был прикормлен? Вознесенский Андрей в 60-е годы – «Уберите Ленина с денег…», в 90-е – запел по-другому, записался в диссиденты.

Но вернёмся к Нечаеву. Самый главный перл он выносит в середину своего опуса. Слушайте: «Да, словарём Астафьев может превзойти не только Пушкина, но и Шекспира, и не только количественно, но и качественно…».

Вот так: Шекспир круче Пушкина, а Астафьев, выходит, круче и Пушкина, и Шекспира вместе взятых. И это – про Астафьева с его кондовым, тяжеловесно-чугунным стилем, скрывающим затаённую злобу к людям и к миру. Про Астафьева, который ненавидел всех – и грузин, и русских, и интеллигентов, и сибиряков-односельчан, и отца своего, и комиссаров-политруков, и однополчан-солдат. По всем прошёлся, никого не пропустил, всех отметил недобрым словом. Долго прикидывался он «правдолюбцем» и «народным заступником», глубоко запрятав свою кулацкую сущность, пока в своём последнем сочинении под названием «Прокляты и убиты» не выкрикнул, как Смердяков: «Всю Россию ненавижу!»

В.А. РЫБИН,
доктор философских наук,
г. ЧЕЛЯБИНСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *