Руслана ЛЯШЕВА. ТРЕТЬЯ МЫСЛЬ

№ 2001 / 22, 28.05.2015

Пётр Алёшкин как-то обронил афоризм «Две мысли рождают третью». Не опровергнув расхожее изречение «В споре рождается истина», он сместил акцент с результата на само мышление. Но ведь где мысль, там и слово: какая ж песня без баяна? Читая рассказы Вячеслава Дёгтева — одного из закопёрщиков писательской артели «Литрос», я обнаружила, что они перекликаются с оперативными материалами в газетах. Если публицистику считать первой мыслью, его прозу — второй, то третья — осенило меня — родится в голове читателя.

Кто хозяин на «поляне»?

Размаху «Независимой газеты» в проведении «круглых столов» можно только порадоваться; газетной площадью она не обделена, и это позволяет вывернуть любую проблему, что называется, наизнанку, чтобы все заморочки и загогулины стали видны, как на ладони. Вот и беседа «Высокий уровень коррупции препятствует нормальному развитию государства» («НГ» Политэкономия от 8 мая 2001 г.) политиков, учёных и журналистов не подвела организаторов. Собеседники вроде легонечко потянули за ниточку, что, мол, такое — коррупция, а клубок как пошёл, как пошёл разматываться, так что читателю, если у него были усы, оставалось только мотать на ус поразительные факты и не менее удивительные откровения сведущих людей.

Представитель думской оппозиции Сергей Глазьев не преминул поставить «ельцинскому режиму» каждое лыко в строку, дескать, раскрутили во время приватизации маховик коррупции: «…Залоговые аукционы, которые опять же, по заключению Счётной палаты, являются притворными сделками. И все прекрасно понимают, что это сговор… осуществлена крупномасштабная раздача государственного имущества «под ковром».

Оратор без передышки гвоздил технологов незадавшегося рыночного капитализма, обернувшегося тотальной безответственностью, воровством и круговой порукой. Респектабельные либералы обличали коррупцию с неменьшим пафосом («Народное радио» могло денёк отдохнуть). Если, не вдаваясь в подробности, свести воедино Speech двух ораторов, то возникает афоризм: даже властный ресурс (Георгий Сатаров) — всего лишь рыночный товар (Михаил Краснов). И ты, дескать, Брут! «Коррупция пошла по всей правоохранительной и судебной системе», — приподнял Кирилл Кабанов завесу над святая святых. Он занимался этой темой в органах государственной безопасности: «Раскрывали всю цепочку, и расследование доходило до результата, получался лишь точечный удар, который освобождал поляну для другого преступника». Елена Панфилова ослабила беспрецедентную мозговую атаку нигилизмом, — мол, это дань моде на борьбу с коррупцией, — и унеслась в мечтаниях в заоблачные выси: «усилить гражданское образование населения».

Трудно поверить, что Вячеслава Дёгтева не было среди участников беседы, что былина «Бой Еруслана Владленовича с Тугарином поганым» написана задолго до «общественного мероприятия»; она воспринимается как прямой репортаж с места событий. Ну конечно, в былине — пародия и гротеск — «поляна», за которую бьются казак из колена Илюши Муромца и Тугарин поганый; не РАО ЕС или там нефтяная отрасль, а всего лишь базар в одном из городов центральной России. Однако битва развернулась не на жизнь, а на смерть; авторитет авторитетнейший, бугор смотрящий Еруслан Владленович «ударил Тугарина о землю-кормилицу, и ахнули его клевреты, сбледнули и дух боевой потеряли». Финалом стычки криминальных кланов стал знакомый по теории «круглого стола» сговор.

«Что делать с бригадой этой чёрной, пардону запросившей и власть его мигом признавшей — не распускать же, всё равно работать честно никто из них не пойдёт, да и жаль орлов таких носатых. О вопросы, вопросы, вопросы необъятныя, значится, стратегические…» — иронизирует прозаик не только над базарным Муромцем, но одновременно и над его «коллегами» из более крупных «полян» экономики.

Концовка у рассказа — великолепная. «Сел он в позу роденовскую, положил шишковатую репу на руки и крикнул громко: «А ну ша-а, урки! Думать буду, б-блин…» Ну чем не гротесковый «фотоснимок» с заседания «круглого стола»?

Нет, не родит «репа» третью мысль, потому что она должна быть облачённой не в слово, а в действие, освобождающее поляну-базар от всякого ворья. Такая мысль под силу только «лохам, мужикам русским, пахарям-трактористам-комбайнёрам», поставляющим свою сельхозпродукцию. И требуется им для этого самая малость — пару часов на чтение книги «Падающие звёзды» (Воронеж, 1999), чтобы извилины зашевелились.

Старик Некрасов бы заметил…

Пожалуй, пора перефразировать Некрасова и задаться вопросом: «Когда же народ Белинского и Гоголя, и Вячеслава Дёгтева с базара понесёт?»

С базара его книги пока не несут, зато газеты гонятся за Дёгтевым по пятам. В самом деле, ведь рассказ «Крёстный отец» из той же книги «Падающие звёзды» напечатан раньше статьи Жанны Касьяненко «Схватка» («Советская Россия», 2001, N 54), а живописуется одно и то же — «нанайская борьба» без правил. Разница, естественно, в том, что Ж.Касьяненко анализирует реальную ситуацию недавних выборов в Туле и в качестве победителя-праведника представляет «красного» губернатора В.Стародубцева; В.Дёгтев моделирует художественно-символический поединок на ринге монаха Пересвета и чемпиона в «боях без правил» Рикардо. Всё остальное — одно к одному.

Криминальные сообщества не брезгуют ничем на «демократических» выборах — от клеветы до вторжения в здание администрации вооружённой банды и силового давления на облизбирком. Стародубцев прошёл с честью через огонь, воду и медные трубы, потому что на его защиту поднялись всем миром. Для поддержки кандидата-коммуниста в область приехали академик Жорес Алфёров, политики С.Глазьев и А.Лукьянов, космонавт В.Севастьянов.

В рассказе такую же роль защитника интересов народа играет не команда, а монах, обладающий не только техническими приёмами боя без правил, но и отменным здоровьем, и огромной духовной мощью. В рассказе решается судьба не одной области, защиты требует национальное достоинство русских, поскольку «Саблезубый Ягуар», или «Думающий Танк», как прозвали латиноамериканца изобретательные журналисты, приехал в Россию, чтобы «вытереть ноги об эту бывшую сверхдержаву».

«Пересвету так и не удаётся узнать, какой школы боевых искусств придерживается противник. Говорят, будто чёрный пояс по джиу-джитсу… В последний момент, в момент удара, Пересвет пожалел его, — молодой ещё парень, — и не стал касаться точки ЦИ-ЧУН, где коварная чакра СВАДХИСТАНА; в худшем случае это могло бы убить его, как был убит в своё время непобедимый Брюс Ли, всего лишь пальцем! — а в «лучшем» случае Рикардо остался бы без потомства. Воистину русский человек «аки лев на поле брани, и он же — агнец под мирным кровом…»

Лев и агнец

Празднование Дня Победы, как обычно, стало всенародным; утром на тротуары, чтобы приветствовать демонстрантов, и вечером на площади, чтобы любоваться салютом, высыпал стар и млад.

«Война давно стала историей, но память о ней, пожалуй, остаётся единственным фактором, который способен объединить нацию. А значит, терять её никак нельзя…» — пишет Дмитрий Писаренко в статье «Сколько же было панфиловцев?» («АиФ»-Москва», 2001, N 19), осмысливая феномен народной памяти. Журналист совершенно прав, терять её нельзя; спор вызывает другое — утверждение памяти о героической Победе единственным фактором, объединяющим нацию.

Естественно, вчерашний лётчик не проходит мимо военной темы, она получает самое широкое освещение — от Великой Отечественной (рассказ «Штопор») до Афганской (рассказ «Жалейка») и Чеченской («Псы войны», «Джеляб» и другие), и даже Грузино-Абхазской (рассказ «7,62»), но проблема объединения нации — наиважнейшая для воронежского прозаика — не вмещается в рамки этой темы, оказывается более объёмной: к истории добавляется родная природа и земля-кормилица, а также обычаи предков и вера в Бога.

Вообще-то всё творчество В.Дёгтева пронизано пафосом возрождения Родины, пребывающей ныне в тяготах, слабости и позоре. Эссе «Облака над Аустерлицем» (в книге «Русская душа», М., Литературная Россия, 2001) выражает патриотизм автора публицистически: «Будет ещё и Бородино… Верую!». В других вещах его нравственный пафос воплощается в разнообразных художественных формах.

О своеобразии стиля В.Дёгтева можно разглагольствовать долго — прозаик он самобытный; я остановлюсь на моменте, показывающем пути, которыми автор ведёт читателя к постижению «третьей мысли». В сущности, есть два Дёгтева — лев и агнец, условно, конечно, говоря. Один в порыве вдохновения создаёт великолепные гротески и хлёсткие пародии: «Псы войны», «Камикадзе», «Козлы», «Фараон и Нефертити» и так далее. Эта волевая и жёсткая проза, заметно выделяющаяся на фоне современной литературной «расслабухи» и «порнухи», не всем нравится и вызывает упрёки в неясной, якобы, нравственной позиции писателя. Но ведь если пародию разжижить риторикой, то огненная лава остынет и превратится в сухой кизяк (коровью лепёшку).

Другой кропает (тихие? лирические?) пасторали, похожие, словно написанные под копирку (так студенты записывают лекции для друзей-прогульщиков), например, «Парфюмерный блюз» с рискованным заголовком «Запах счастья». Этот — «другой — Дёгтев явно норовит напороться на сатирика, который не пожалеет жёлчи для перла красоты: «тонкие руки были бледными, с длинными, узловатыми в суставах пальцами» (рассказ «Не оставляй меня, Надежда»). Кстати, в этом случае Дёгтев не останется в одиночестве, компанию ему составит Андрей Волос, наделивший красавицу Ксению (роман «Недвижимость», «Новый мир», 2001, N 1, 2) «длинными тонкими пальцами»; ну, вовсе банальный штапм.

Есть, конечно, и среди благостных отличные рассказы, хотя бы «Благодать» — о братьях-художниках с разным мироощущением: жизнелюбие и аскетизм (книга стихов Александра Гончарова и прозы Вячеслава Дёгтева «Оберег», Москва, Воронеж, 2000). В пасторалях выплёскивается лиризм прозаика, которому не находится применения в гротеске; это явление неизбежное, как сопутствующий газ при добыче нефти. Может быть, найдутся читатели, не растерявшие в нынешней суматохе склонности к созерцательности, и клюнут на лирическую удочку, а проглотив «наживку», одолеют заодно и гротески. И тогда им точно никуда не деться от «третьей мысли», она их разбудит ночью, проклюнувшись неожиданно, и заставит осмыслить жизнь.

 

Руслана ЛЯШЕВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *