Диффузия Саши Кругосветова

или Многослойная постлитература

Рубрика в газете: Интернациональный союз писателей представляет, № 2018 / 31, 31.08.2018, автор: Андрей БЕЛЯНИН (Астрахань)

Саша Кругосветов. Прогулки по Луне: роман / Саша Кругосветов. – М.: Снежный Ком М, 2018


 

Писатель и сценарист Юрий Бурносов, автор послесловия к роману Саши Кругосветова «Прогулки по Луне», с иронией сказал: «… все эти сусальные «Вот и перевернута последняя страница увлекательного романа. О чём же поведал нам автор?!» я решительно выбросил в топку и начал писать то, о чём действительно думал».

Попробуем и мы написать о том, что увидели в этом романе или хотя бы попытались увидеть.

 

 

Роман разделён на пять частей, обрамлённых авторским предисловием и чужим послесловием. Это придаёт ему классический, немного старомодный характер, и с самого начала, заглянув только в оглавление, ожидаешь чего-то в духе русских романов девятнадцатого века.

 

При чтении впечатление быстро рассеивается. За «классической» обёрткой читатель находит стремительный сюжет. «Прогулки по Луне», точно фантастический трансформер, эффектно и непринуждённо превращаются из образцовой космической оперы в столь же образцовый шпионский роман и обратно.

 

В романе есть всё, чему полагается быть в книгах так называемого лёгкого жанра. Очаровательная возлюбленная-шпионка, прекрасные и любимые инопланетянки (точнее, лунянки, еще точнее… но не будем забегать вперёд); нарочито будничная сцена ареста и красочная сцена бегства; самоубийственная авантюра и неожиданный успех: Луна, оказывается, обитаема. Конечно же, местное общество разделено почти по кастовому признаку, и, конечно же, отважные земляне устраивают здесь революцию – младшую сестру хорошо знакомых советскому и постсоветскому читателю марсианских, тормансианских и прочих революций.

 

При этом произведению не свойственна примитивная линейность, которая характерна для «чтива». Роман, напротив, построен довольно сложно: сюжет то забегает вперёд, то возвращается, сделав «петлю», то застывает на месте, чтобы дать читателю «информацию к размышлению». При этом она чаще всего так интересна и занимательна, что можно зачитаться ею не меньше, чем «сюжетными» фрагментами романа.

 

Таким образом, можно решить, что под одной обёрткой найдена другая – лёгкая беллетристика, под которой, в свою очередь, спрятана причудливая и сложная игра сюжетными поворотами, идеями и смыслами. Для читателя, хорошо знающего литературу, истинное удовольствие собирать намёки и реминисценции, рассыпанные по всему тексту в лучших традициях постмодернистского произведения. Трудно не услышать за зовом Мэри «Юрий, Юрий, я жду тебя… Юрий, Юрий, я жду тебя» эхо плача Аэлиты, а за атлетической силой Юрия, которую он обрёл на Луне – сила тяжести ведь много меньше земной, – не рассмотреть мощь Джона Картера. В конце концов, даже псевдоним Саши Кругосветова в определённом смысле аллюзивен.

 

Но, вчитавшись в роман ещё внимательнее, читатель понимает, что и постмодернистская игра – тоже ещё одна, внешняя сторона романа, а внутри у него скрыто то, что делает произведение «постлитературой» – так своё творчество определяет сам Саша Кругосветов.

 

Но для начала позволю себе коротко напомнить читателям, что собой представляет лунное общество и как связано с земным.

 

Земная колония уже много лет как размещена на Луне, но почти никаких прав ни бывшие земляне, ни их первые потомки не имеют. От Земли они изолированы, потому что, по договору, посылать на Луну экспедиции запрещено в течение многих лет. Вот и живут колонисты своей жизнью, не терпят особых притеснений и служат занимательным объектом наблюдения для коренных лунян. «Зоопарк», как едко и хлёстко говорит один из них. Людей здесь считают почти животными, ведь они всё ещё подвластны инстинктам, в том числе продолжению рода.

 

Но напрасно луняне пытаются уверить людей, а скорее себя, что для них этот инстинкт ничего не значит. Будь этот так, они не отправлялись бы на Землю, не жили бы среди нас отведённое время и не интересовались бы земными женщинами – с логичным результатом.

 

Получается своеобразная социальная диффузия, то есть взаимопроникновение: человеческая цивилизация оставляет свой след на Луне, лунная – на Земле.

 

На том же диффузивном принципе построен и роман: в него неожиданно и дерзко проникает наша привычная реальность, а вымысел пускает корни в неё. Это уже не «мир как текст», а скорее «мир как интертекст». Привычные события, давние и недавние, старые лозунги и новые герои вплоть до Элона Макса, который, чтобы стать героем текста, немного меняет имя, но сохраняет при этом и свою одержимость космосом, и вехи карьеры, и некоторую комиксовость характера, которая подчёркнута фигуркой Железного Человека на его столе. В мир-текст «Прогулок по Луне» плавно, но с полным на то правом входят загадка Челябинского метеорита, легенды о шумерах в духе парапсихологических передач и многое другое. Наиболее ярко и, можно сказать, дерзко – бумажная и сетевая пресса. Газетные заголовки и заметки, чужеродность которых подчеркнута даже графически, буквально врываются в мир романа, почти соединяя его с нашим.

 

Почему почти? Потому что ещё в предисловии Саша Кругосветов обозначил эту связь. Главные герои романа – его близкие знакомые, которые то находятся рядом с ним, то исчезают, то возвращаются, чтобы снова исчезнуть. Вот и гадай, читатель, где заканчивается вымысел, а где начинается реальность и можно ли вообще провести границу в условиях диффузии.

 

Конечно, это ещё не все смыслы и не все слои романа. «Прогулки по Луне» – эта не та книга, которую можно исчерпать или нельзя перечитывать. Но пока остановимся на этом и поставим многоточие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *