Главный враг современной русской литературы

Рубрика в газете: Прямо в цель, № 2018 / 48, 28.12.2018, автор: Валерий РУМЯНЦЕВ (Сочи)

В статье анонимного автора «Состояние русской литературы на современном этапе», которую я случайно увидел в Интернете, прочитал: «Русская классическая литература внесла большой вклад в мировую культуру тем, как подошла к постановке и освещению сложных проблем человеческой личности, общества, бытия. Литература прошлых веков заставляет задуматься о смысле жизни, о духовных ценностях, расширяя наше сознание и восприятие мира. А что даёт нам, читателям, не говоря уже об остальном мире современная русская литература?».

Настоящая слава – это когда узнают в профиль. Сегодня у нас нет ни одного писателя, которого узнавали бы в профиль.

Литераторы и читатели почти в один голос заявляют, что современная русская литература переживает серьёзный кризис. И в качестве правильности своего вывода «преподносят» нам кучу весомых аргументов. Так кто же он – главный враг современной русской литературы? Попробуем заняться расследованием и попытаемся «вычислить» этого врага.

 

И что сразу настораживает. Ни сотни монографий и статей наших учёных-филологов, ни наличие в МГУ кафедры истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса, ни многочисленные гранты, ни сотни литературных премий, ни проведение в стране Года Литературы, – ничего не помогает исправить бедственное положение.

Интернет пестрит статьями, одни названия которых чего стоят: «Кризис романа в русской литературе», «Проблемы развития современной литературы», «Почему в Европе не читают современную русскую литературу?», «Причины кризиса авторской песни»… И везде в названиях мелькают нелицеприятные оценки: «кризис», «проблемы», «упадок», «застой».

Современных писателей можно не условно, а безусловно разделить на две категории. Одни пишут такие книги, которые будут издаваться и продаваться, принося прибыль книжным издательствам и хоть какие-то деньги автору. Издателей особо не волнует художественная ценность произведённого «продукта». Они уже давно беспрекословно выполняют волю нового диктатора в нашей жизни – Золотого Тельца.

Другие писатели руководствуются заветами наших классиков и пытаются создать истинную литературу, в основе которой будет стремление понять жизнь в современной России и осознание проблемы человеческого существования. Для реализации этих «установок», они занимаются поиском подходящей формы, беря на вооружение всё лучшее, что было до них в русской литературе.

Если посмотреть на поведение писателей в этих двух «отрядах», мы увидим разную мотивацию к писательскому труду. В отличие от авторов «мелкотравчатой» беллетристики, настоящие писатели всегда говорят читателям правду, а нередко и вызывают нескрываемое раздражение у власть имущих.

В роли ключевых игроков книжного рынка России (если говорить об издании современной художественной литературы) выступает примерно десяток книжных издательств: «АСТ», «Эксмо», «Текст», «Слово», «Росмэн», «Дрофа» и др. Что нужно, чтобы писатель увидел свой текст в виде книги в одном из этих издательств? Да всего ничего: достать из кармана деньги и отдать их. «Но откуда они у писателя?!» – спросите вы. Впрочем, можно издать книгу и за счёт издательства.

Представим себе, что появился у нас новый Лев Толстой со своей «Войной и миром» и захотел издать эту книгу, чтобы получить солидный гонорар, после чего сесть за стол и спокойно, не думая о хлебе насущном, написать свою «Анну Каренину». Но он много раз слышал, что писатели, имеющие большой опыт общения с книжными издательствами, предупреждали: «Перед отправкой рукописи в издательство необходимо смириться с тем, что редакторы в 90% случаев присланные рукописи НЕ читают».

Поэтому новый Лев берёт свою эпопею и приходит, ну например, в издательство «Эксмо». Но его роман даже не берут для прочтения. «Как? Почему?!» – возмутитесь вы. Да потому, что сотрудники издательства «Эксмо» чёрным по белому написали и опубликовали условия принятия рукописей на рассмотрение. А там чётко и ясно сказано, что на рассмотрение принимаются: детектив, криминальный роман, боевик, фантастика, фэнтези, авантюрно-приключенческий роман, мистика и женский роман. А остальное – извините, «не пользуется у читателя спросом».

В остальных книжных издательствах та же «картина маслом». Вот и не узнали мы о существовании нового Льва Толстого и вряд ли в ближайшее время узнаем. А вдогонку ему ещё и крикнут: «Стихи и рассказы тоже не приносите! Мы их тоже не печатаем!» Так что новому Александру Пушкину или Ивану Бунину тоже «каюк».

 

 

Борис Цетров в заметке «Куда исчезла серьёзная литература? Мысли вслух» сетует на то, что книжные издательства ради получения максимальной прибыли завалили читателей развлекательной художественной литературой, и завершает свою мысль язвительной фразой: «Но развлекательные куры будут и дальше нести лишь развлекательные яйца, а из развлекательных яиц будут вылупляться лишь развлекательные куры».

Получается, что поэты и писатели-«рассказчики» априори поставлены «вне закона» в «стране» под названием «книжные издательства». И поэтому не удивительно, что даже творчество такого выдающегося поэта, как Михаил Анищенко, наши самые крупные издательства при его жизни не заинтересовало. Впрочем, после смерти – тоже. А, на мой взгляд, он – лучший русский поэт начала XXI века.

Нет читателей – нет и литературы. Поэтому давайте почитаем в Интернете, как реагируют некоторые читатели на плачевное положение дел в нашей словесности. А пишут они вот что:

– «Современная российская литература развивается в абсолютном хаосе… а за художественным языком вообще никто не следит, потому он и растёт, как трава придорожная»;

– «А всё-таки авторы – НЕ ТЕ. Можно писать интересно, захватывающе даже о совсем обыденных вещах и простых людях, пробуждать мысли и чувства. Но, чтобы осмыслить происходящее у наших писателей тяму не хватает»;

– «Прочитал много, но не могу припомнить ничего хорошего. «Производственные романы» из жизни офисного планктона, писанина скисших от скуки «рублёвских жён», детективы»;

– «Причина проста: глухое непонимание нашим государством фундаментальной роли литературы в жизни человека»;

– «Современный русский писатель разучился рассказывать историю. В том традиционном смысле слова, как рассказывали историю дамы с собачкой, Наташи Ростовой, Раскольникова»;

– «Критика не помогает, как это было раньше, ни писателям, ни читателям. СМИ изгнали со своих страниц любой разговор о литературе»;

– «Читатель знаком лишь с десятком писательских имён и начисто лишён возможности узнать и оценить новые»;

– «Литературные премии работают в холостую, давая лишь некоторую материальную поддержку победителям и не обеспечивая их известности и поднятия тиражей»;

– «Изданные книги, как не уходили двадцать, пятнадцать, десять лет назад за пределы региона, где изданы, так и не уходят»;

– «Станет ли что-нибудь, написанное в наше время, классикой? Я однозначно считаю, что нет; что наша русская литература, которая ценилась во всём мире, на нашем поколении как-то остановилась. От этого становится очень грустно и отчасти даже стыдно перед потомками».

Когда я прочитал слова последнего цитируемого пользователя Интернета, вспомнил высказывание Юрия Полякова: «Если книга перечитывается, значит, у автора есть шанс стать кандидатом в классики». А книги каких современных писателей сегодня перечитываются? Вопрос – риторический.

Такой вывод я сделал после того, как опросил активных читателей современной русской литературы из числа своих друзей, приятелей, родственников, знакомых и даже мало знакомых людей. Прозу современных авторов никто из них не перечитывал. Поэзию да, иногда перечитывают – и называют имена таких поэтов как Михаил Анищенко, Николай Зиновьев и Борис Рыжий.

Процитирую ещё один абзац из статьи, с которой я начал эти заметки. Оценивая Сорокина, Пелевина, Акунина, Улицкую и другие «громкие» имена, автор пишет: «Почему-то, когда я читаю наших современных писателей, в общем-то, все они оригинальны; и тех, кого я назвала, например, не спутаешь с другими. Итак, после прочтения почему-то произведения не хочется перечитывать. Даже более, несмотря на философское начало, на талант, чувствуется какая-то ограниченность гениев».

Скорее всего, кризис современной русской литературы – это одна из составляющих кризиса всей нашей культуры (кино, театра и т.д.).

Литературовед профессор Михаил Голубков в своей статье «Парадигмы современной литературы», академическим языком излагая свои размышления, подчёркивает: ««Горячей» культура является тогда, когда её потенциал востребован, то есть когда общество нуждается в её открытиях, когда искусство в целом и литература в частности оказывается значимым фактором общественного сознания, существенным обстоятельством национальной жизни». И далее: «Нынешнее состояние литературы, когда общество не знает и не видит её, вряд ли может соответствовать «горячей» стадии». И не согласиться с выводом профессора нельзя.

Не без помощи читателей и литераторов мы в какой-то степени подошли к разгадке сущности «главного врага современной русской литературы». У этого «монстра» оказалась не одна «голова», а множество.

Как-то мне пришлось услышать такое мнение. Причина беды, которую мы рассматриваем в этой статье, кроется в следующем. Сегодня, чтобы получить высшее образование (а значит, и систематические знания), нужно заплатить за обучение немалые деньги. Дети рабочих и крестьян не в состоянии этого сделать. И потенциальные литераторы так и «погибают», не «родившись» как писатели. Анализируя советскую эпоху, мы вспоминаем, что десятки выдающихся советских писателей и поэтов могли сказать о себе «вышли мы все из народа»…

С учётом этого, можно выдвинуть версию, что главным врагом современной русской литературы является буржуазный строй сегодняшней России. Но здесь возникает такая «загогулина». «Поднимая на щит» этот тезис, не надо забывать, что Лев Толстой, Фёдор Достоевский, Иван Бунин и другие классики создавали свои литературные шедевры, когда капитализм уже стремительно шагал по всей России.

В конце романа Дины Рубиной «Синдикат» можно прочитать такие строки: «… С годами жизнь отнимает у человека главное – предвкушение… Господь отнимает только одно… И если ты спросишь меня – что есть молодость, я отвечу тебе: сладостное и безбрежное предвкушение…».

Сегодня складывается впечатление, что Господь отнимает у нас предвкушение… восхититься новыми шедеврами «завтрашней» русской литературы.

Но мы-то знаем, что Господь милосерден.

25 комментариев на «“Главный враг современной русской литературы”»

  1. И тут на первые места в отношении представления текстов «правдивых» писателей т.н. «широким» читательским массам выходят литературные сайты. Такие как СТИХИ.РУ и ПРОЗА. РУ!

  2. Литература — дама самодостаточная, и ей все равно — читают, не читают, есть тиражи, нет тиражей… Это автору хочется при жизни памятником обзавестись, а литературе на это — с высокой колокольни… Вот, недавно Нагибину открыли мемориальную доску в Москве. Ну и что? Кому от этого легче стало? Литературе? Или все-таки родственникам некогда известного писателя? Кто из вас, господа, в последний раз читал Нагибина? Ах, двадцать лет назад читали!.. Вот то-то и оно, ув. автор из города Сочи, то-то и оно…

  3. Автор в целом прав, но излагает свои мысли так неумело и натужно, что хочется с ним поспорить. То есть хочется взять под защиту тех писателей, кого заботит не «стремление понять жизнь в современной России и осознание проблемы человеческого существования», а таких писателей, которые просто умеют придумать роман с хорошей завязкой и правдиво закрученным действием. А потом пойти в издательство, заключить договор и увидеть свой роман продаваемым и востребованным покупателями.

  4. «За художественным языком никто не следит». Вот за такие формулировки и следует язык отрывать.

  5. Валерию Румянцеву:
    — Валерий, я о кризисе иронической поэзии в России за 5 лет написал около 7 статей. Вот последняя: «Фестиваль «Русский смех-18″: черный юмор в золоте».
    https://www.stihi.ru/2018/11/16/9283
    С одной стороны — после многолетней критики исчезла пошлость. С другой — главную награду дали за «черный» юмор. Хочется надеяться, что в 2019 году фестиваль будет полностью соответствовать Положению о нем — то есть без пошлости и черного юмора.
    Кроме меня никто эту тему объективно-конструктивно-с фактами не освещает. Хотите подискутировать — я готов.
    Отмечу (еще раз), что стих Михаила Анищенко со строкой «Я бы убил не собаку, а барыню» я отношу к черному юмору.
    Алексею Курганову:
    — Сайты СТИХИ.РУ и ПРОЗА. РУ полезны тем, что дают возможность пишущим людям публиковать свое, критиковать чужое, а в итоге — общаясь, повышать свой литературный уровень.
    Многие известные писатели и сейчас обитают на этих сайтах.

  6. Развлекательная литература была всегда! Наше время — отнюдь не исключение. Автор не там копает.

  7. Максим, на сайтах СТИХИ.РУ и ПРОЗА.РУ нет «известных писателей».
    Известных графоманов там немало, это правда.
    Но ни один Писатель там никогда не присутствовал.
    Писателям впадло «обитать» на этих помойках.

  8. МАКСИМУ. Совершенно с вами согласен. Но я не о том. Я о лицемерии тех, кто поливает эти сайты грязью — и одновременно выставляет на их страницах свои тексты.

  9. Усмехнуться можно!
    «Кстати: вот уже тридцать лет как я пишу, и во все эти тридцать лет мне постоянно и много раз приходило в голову одно забавное наблюдение. Все наши критики (а я слежу за литературой чуть не сорок лет), и умершие, и теперешние, все, одним словом, которых я только запомню, чуть лишь начинали, теперь или бывало, какой-нибудь отчет о текущей русской литературе чуть-чуть поторжественнее (прежде, например, бывали в журналах годовые январские отчеты за весь истекший год), — то всегда употребляли, более или менее, но с великою любовью, всё одну и ту же фразу: «В наше время, когда литература в таком упадке», «В наше время, когда русская литература в таком застое», «В наше литературное безвремение», «Странствуя в пустынях русской словесности» и т. д., и т. д. На тысячу ладов одна и та же мысль. А в сущности в эти сорок лет явились последние произведения Пушкина, начался и кончился Гоголь, был Лермонтов, явились Островский, Тургенев, Гончаров, Толстой и еще человек десять по крайней мере преталантливых беллетристов. И это только в одной беллетристике! Положительно можно сказать, что почти никогда и ни в какой литературе, в такой короткий срок, не явилось так много талантливых писателей, как у нас, и так сряду, без промежутков. А между тем я даже и теперь, чуть не в прошлом месяце, читал опять о застое русской литературы и о «пустынях русской словесности». Впрочем, это только забавное наблюдение мое; да и вещь-то совершенно невинная и не имеющая никакого значения. А так, усмехнуться можно».
    Ф.М. Достоевский. Январь 1877 год
    Вам это не напоминает наших критиков, которые также твердят, что русская литература в упадке, когда сейчас работает множество талантливых писателей? Просто критики мало читают и мало знают писателей настоящих, а не современных Боборыкиных, когда-то очень славных.

  10. Петру Алешкину:
    — Критика, сегодня, как и при Белинском и Достоевском, делится на:
    — конструктивную с фактами,
    — и на «лишь бы сказать против».
    Вот начало статьи Валерия Румянцева мне показалось похожим на «лишь бы сказать против».
    К огромному сожалению, доказательной критики сегодня мало.
    Достоевский сказал, думаю, именно о критиках, которым «лишь бы прокукарекать».
    Критика (доказательная) нужна, чтобы время от времени напоминать писателям и читателям об уровне хорошей литературы.

  11. А ведь появилась еще одна разновидность критики — самая новейшая: лишь бы сказать «за».
    Помнится, Л. Аннинский никого мимо не пропускал, каждого хватал за полу и волочил. А теперь? И тот хорош, и эта замечательна. Причем, книга — дрянь несусветная. И хочется спросить о цене вопроса. Почем подобрел мастер?

  12. Максим, цитирую вас: «Достоевский сказал, думаю, именно о критиках, которым «лишь бы прокукарекать»».
    Да нет, дружище, он сказал: «Все наши критики…» — Все! Стало быть, и классики этого вида литературы.
    Да и мне так помнится, что про «пустыни российской словесности» — это, кажется, у самого Дмитрия Писарева.
    Прав Пётр Алёшкин: критики мало знают писателей настоящих, — мало читают.
    А почему мало читают? Потому что профессиональной критики не существует — за чтение денег не платят.
    Ну, может быть, Данилкину платили в «Афише», не знаю, я с ним не знаком… — Ну, одному!.. Ну, двум! Да пусть хоть двадцати двум! — Это капля в море современной русской литературы.

  13. Критиком может быть только весьма умный человек.
    Таких всё меньше, — ибо старики поумирали, а молодежь деградирует.
    Но и те немногие умные люди, которые еще есть, — ушли из литературы. Потому, что она не кормит. Перестала кормить.
    Как ни печально, с этой ситуацией придется смириться. В ближайшие 2-3 века в России не будет литературной критики. 2-3 века мы будем жить в полицейском государстве — и молиться на свою армию, свою полицию и свои спецслужбы.
    То есть, нас ожидает реинкарнация эпохи Николая I.
    И, в общем-то, это не самый худший для России вариант. Хотя бы потому, что Россия сохранится.
    А раз будут кости, — мясо когда-нибудь нарастет (в том числе, однажды появится и литературная критика).

  14. Пацану. На сайте «Стихи,ру» есть стихи Николая Рубцова, Юрия Кузнецова, Евгения Рейна, Вячеслава Куприянова, Владимира Вишневского, Марины Квдимоаой и многих других поэтов, достаточно известных и на все вкусы. И уж никак не графоманов, хотя они придерживаются разных взглядов и направлений, часто не всеми приемлемых.

  15. Валерию Румянцеву.

    На самом деле, по крайней мере в поэзии, очень много хороших произведенийссовременных авторов.
    Но они теряются в океане мусора, это о том же сайте Стихи.ру, существование которого безусловно необходимо и является положительным аспектом. Проблема в другом.
    Отчасти в непрозрачности, ,коррумпированности системы оценок и отбора. Создается , как бы каста «жрецов» мудрых дядечек и тетечек в очках и с кучей титулов в виде всевозможных дипломов, которые будут решать , что сильно, а что слабо , что литература, а что нет. Тогда как настоящая литература , в случае поэзии-очевидна сама собой. Стоит просто прочесть стих и СРАЗУ видно , что является поэзией , а что-простым набором созвучий на подобие рэпа.
    Но не мы первые , кто сталкивается с некомпетентностью критиков. Если бы дело было только в отборе.
    В современном мире есть гораздо большая беда. Информационное поле стало настолько засорено всевозможной информацией, что чуть ли не единственным критерием суждения являются такие вещи, как » популярность» . То есть если много просмотров, если мелькает на экране, то это круто и сильно, а если неизвестно- значит скучно, слабо и недостойно. Это очень очевидная вещь .

  16. Валерий Румянцев, как бывший чекист, должен понимать, что в России никогда не будут известны произведения талантливых авторов, пока за их продвижение не возьмётся государство в двух вариантах. Вариант первый: государство вместе с писательским союзом гнобит неугодного автора, иногда не очень талантливого, как, например, Солженицын, он бежит из страны, печатается на условном Западе и прославляется, вопреки здравому смыслу и подлинным заслугам. Малого того, Солженицын ещё и клеветник, превратившийся в орудие борьбы Запада с СССР.
    Вариант второй: государство не болтает всякую чушь устами бездарных чиновников, а реализует Государственный Проект «Отечественная Литература», и даёт возможность подлинно талантливым авторам не только печататься, иметь известность, но и зарабатывать заслуженные гонорары, а не нищенствовать, как сейчас. Но это неисполнимо пока, поскольку во главе государства бездари, неучи, ненавистники всего русского, многонационального, по сути — враги писателей, говорящих правду о мире и о России, о нынешней воровской власти. Советская власть, замечу, давала возможность талантливым людям продвигать своё творчество. Нынешней власти, а точнее режиму Путина, литература не нужна. Ни он сам, ни его окружение в литературе ничего не понимают. Для них важнее «делать бабло» и ракеты. Потому они смертные, обречённые за вечное забвение, как бы не старались. А подлинные талант, пусть посмертно, но всё равно пробьётся к людям, пытающимся победить в себе раба. Удачи!

  17. Александр Турчин:
    Достоевский сказал: «Все наши критики…» (о «в наше время, когда литература в таком упадке»).
    — Думаю, «все наши критики» имели в виду, что писатели в массе своей в их время производили слабую литературу, а выдающимися были единицы.

    «Профессиональной критики не существует — за чтение денег не платят.»
    — Вы правы. в литжурналах и газетах почти нет настоящей критики. Славословие — есть.
    Еще одна причина — стоит человеку из писательского круга написать критическую статью о неком произведении или неком литературном событии , как на него набрасываются или сам автор, или его приятели, или организаторы события. Коллега-писатель становится изгоем.

  18. Не составляет труда догадаться, кто сразу же попадет в разряд «гениев» в случае, если будет реализован «Государственный Проект» под названием «Отечественная Литература».
    Всё те же люди, что и сегодня на слуху.
    Потому, что они сильны именно в этом — в раскруте своего имени, в продвижении самих себя, любимых.
    Упаси Бог от реализации таких вот «государственных проектов».
    Упаси Бог от предоставления государством возможности «зарабатывать заслуженные гонорары».
    Знаем мы, кто сразу же начнет их «зарабатывать», эти гонорары…

  19. Ваше право, Дряхлов, так думать и так говорить. Но есть опыт советской власти, показавшей миру великих литераторов, композиторов, художников, балетмейстеров, кинорежиссёров, театральных режиссёров и т.д. И, что характерно, «варвар» Сталин лично интересовался творчеством большинства авторов и продвижением их творчества, включая тех, кто мог попасть «в опалу» по тем или иным причинам.
    Только государство, коллективные органы, ведающие искусствами, способны увести творческую среду от того хаоса и падения, которые мы сегодня наблюдаем. Нынешнее творческое сообщество уже утратило национальные черты, полностью отравившись ядовитыми плодами массовой прозападной культуры, дети в школах уже не поют народные песни, в проекте «Голос» редко слышны песни на русском языке, в жюри сидят басты и шнуры, от одного вида которых появляется чувство брезгливости. И это потому, что русским, российским национальным телевидением владеют некие эрнсты и цекало — русофобы, ненавистники всего русского, национального, выполняющие заказ чубайсов, гусинских, соросов на уничтожение русского самосознания, на уничтожение России. Только государство может противостоять этой мерзости! Но сегодняшнее государство, позволяющее русофобам владеть информацией и пропагандой, само выступает против собственного народа, против самого себя, в угоду англосаксам и сионистам. Но победа будет за нами! Россия никогда не станет Каганатом, англосакская и еврейская массовая культура никогда не
    будут главенствовать на русской земле, превалировать над многонациональным соцветием культур, составляющим жизнетворную среду на нашей земле.

  20. Не зарекайтесь. Сколько лет иго длилось, которое теперь уж и не знаешь, как назвать, чтобы кого из соотечественников не обидеть? 250 лет без малого? И где тогдашняя литература и прочая культура? Одни ошметки. А в Европе и в Азии, кстати, была и культура развитая, и литература, и словесность. «Манас» тот же. А у нас даже эпоса нет. И не было. Так что, при наличии определенных условий, можно в корне любую культуру задушить. А помахивание национальной портянкой, под которой предлагают народу сплотиться, ей не замена. Культуре нужны условия для развития. Как минимум, спокойствие. Не пожравши, ни роман не напишешь, ни симфонию. Разве стишок в форме письма: «Ты жива еще, моя старушка? Жив и я…» Проверка связи. Даже приехать к мамане не собрался, на словах все передал. Культура — это мощный слой, где все на пользу, каждый росток. И беллетристика, и экспериментальная проза. Но при условии, что сделано умело, грамотно, со старанием. Иначе и Нагибин будет в качестве писателя-интеллектуала восприниматься. А какой уж он писатель и какой интеллектуал — из дневников видно.

  21. В этом формате сложно вступать в продуктивную дискуссию, поэтому ограничусь таким тезисом: странно,что вы, «кугель», не знаете о русской классической литературе за прошедшие, по вашей оценке, 250 лет. А вы этот величайший пласт называете ошмётками. Грех. Беда России в бездарной власти, в предателях. Возьмите известного русофоба Дмитрия Лихачёва, считавшего, что славяне, русские до так называемого крещения были дикарями, жившими в ямах, покрытых шкурами животных. И этот дикарь, ставший таковым, видимо, в СЛОНе, где отсидел лет 9 в годы сталинских репрессий, имел право голоса в историографии, литературоведении, библиотековедении. Это же вражина! Не случайно он перед смертью собрал крестики на грудь от предателя Ельцина, последствия властвования которого мы ощущаем и доселе. Очищаться надо. России нужны русские управители, понимающие и чувствующие свой народ. И на это уйдёт ещё лет сто, к сожалению, пока не уйдёт из власти поколение, выросшее при Путине, случайном человеке во власти.

  22. Кугелю. Существует русский былинный эпос. Это не единовременно написанное произведение. Эпос складывается из многочисленных произведений народного и летописного хтворчества. Так же и киргизский эпос «Манас» это сборник многочисленных легенд, сказаний и устных преданий. В XIX веке его записывали разные авторы, и существует не один вариант, а несколько вариантов «Манаса». Как и нет единого варианта русского эпоса. Но он существует. Что касается литературы периода ордынского, или монголо-татарского ига, многие произведения записаны и переписывались в летописях. Это «Повесть о разорении Рязани Батыем», «Повесть о Меркурии Смоленском», «Проповеди Серапиона», «Задонщина» и другие.

  23. Давайте повторю для непонятливых и глухих. Не единого варианта эпоса нет, а эпоса нет. Есть отдельные былины, которые потом в циклы сложили, причем не создатели, а собиратели и публикаторы. И не уверен, что они не приложились, многое досочинив, чтобы как-то пустоту залатать. А насчет единого «Манаса» — только киргизам не говорите, так засмеются, что с места сдует. Есть единый эпос, который варьируется при исполнении манасчи, или повторяется дословно при исполнении фрагментов ырчи. Но при единстве сюжета, последовательности эпизодов, составе действующих лиц и так далее. И еще — о литературе. Все перечисленное, думаю, без исключения, содержится в летописях и церковных текстовых сводах. Собственно литературы — для светских читателей, нет. В Европе есть. И выходит: эпоса, как на Востоке, не имеем, светской литературы, как в Европе, не имеем. И хватит скакать от патриотического рвения. Пример помянут, чтобы продемонстрировать — буде на то желание сильного, никакой литературы, только то, что позволено, или то, что контрабандой протащили (этого совсем мало). Оно и сейчас видно, как это может быть. Не берут издательства, не печатают журналы. И все. Слезы льете. Или гавкаете на тех, у кого берут и кого печатают (не лучших чаще всего, но это сути проблемы не меняет). И происходит все в эпоху, когда можно любой текст размножить — на принтере, ксероксом, через сеть. Нет же. А это потому, что между сочинителями и аудиторией связи разорваны. Не хочет аудитория таких сочинителей читать, не хотят сочинители для такой аудитории писать. И нет возможности существовать в роли обеспеченного непрофессионала или дилетанта. Потому что денег на это нет, следовательно — нет досуга. И обида: мне денег не платят, даже не публикуют, а этого жирного (фамилия, имя, отчество) во всех журналах и газетах, да в издательствах, да на телевидении. И за все гонорары.
    Вот сколько наслоилось. А тут все о величии, нетленности мощей и мощи нетления.
    Машите, машите дальше портянкой, разгоняйте голубей мира, а то все, что можно загадили.

    Ребята, вы такие темные. Как же собираетесь великую культуру поддерживать и развивать? Только и умения, что в комментариях кричать «ура» и «караул», не особо понимая, когда и что по какому поводу.

  24. Кугелю и проч. Так я же и говорю за Нагибина: повесили ему доску — и что? Кому от этого легче стало? Ну уж никак не литературе. Так что, так что…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *