КАЗНЬ. ВОПРОС ОТКРЫТ

Рубрика в газете: Изумляемся вместе с Александром Трапезниковым, № 2018 / 38, 19.10.2018, автор: Александр ТРАПЕЗНИКОВ

Роман-реквием Марка Фурмана «Мораторий на крови» (издательство «Калейдоскоп») посвящён одной из наиболее острых социально-правовых проблем – применению Высшей меры наказания в современной России по отношению к бесспорным кровавым преступникам – серийным убийцам, террористам, сексуальным маньякам. Основан на документальных материалах, но облечён в художественную остросюжетную форму. Что не удивительно, поскольку автор не только профессиональный судебно-медицинский эксперт, заслуженный врач РФ, криминалист, знающий эту тему изнутри, но и писатель, публицист, лауреат литературных премий МВД России. А предисловие к книге написано также опытным специалистом, генерал-лейтенантом внутренней службы ФСИН Александром Ладиком. Он предваряет произведение: «Когда законодатели и суд… принципиально отвергают Высшую меру, это значит, что они мирятся с убийствами, как таковыми, и, по сути, входят в противоречие с Законом и справедливостью… Я, как человек несколько десятилетий проработавший в петенциарно-исправительной системе, уверен, что нелюди и террористы не могут после совершения ими жестоких кровавых преступлений, оставаться среди мирного людского сообщества. На раскаяние они не способны, совесть и сердца у них подобны антарктическому льду». Далее он аргументировано разъясняет, что ждёт общество, когда «пожизненный срок» у многих из этих почти двух тысяч заключённых «подходит к концу» (а после 25 лет они имеют право на освобождение). И один из них – убийца-расчленитель (каннибал) А.Мусалимов, уже выпущен на свободу из режимной колонии «Полярная сова», и теперь свободно разгуливает по многомиллионной Москве, а правоохранительные органы потеряли его след. Возможно, доведётся ему ещё «отведать» и какого-нибудь либерала, защитника европейских толерантных ценностей, куда входит и запрет на применение смертной казни. Как он тогда запоёт о правах маньяка на жизнь под его острыми клыками?

 

 

Позиция генерала ясна, а что же автор? У него, собственно, такое же чёткое мнение. Эксперт Фурман, занимавшийся раскрытием многих тяжких преступлений, считает, что мораторий на смертную казнь для подобных человеконенавистников – это, по сути, замешанный на крови «гуманизм». И не случайно взял эпиграфом к своему роману библейскую фразу: «Кто ударит человека так, что он умрёт, да будет предан смерти», а также слова Александра Солженицына: «Бывают времена, когда для спасения общества, государства смертная казнь нужна, а сейчас вопрос стоит именно так». Надо добавить, что с мнением автора солидаризуются до 70 процентов россиян. А уж широко об этой теме, если заглянуть в прошлое, писали такие мировые титаны литературы, как Гоголь, Достоевский, Набоков, Леонид Андреев, Кафка, Сартр, Стивен Кинг и многие другие. Так что тема эта всегда притягивает, завораживает, гипнотически не отпускает, как долгий взгляд в бездну, которая в итоге начинает вглядываться в тебя (по выражению Ницше).

 

В романе два «антигероя» – террорист и маньяк, приговорённые к смертной казни. Одного из них в день принятия моратория успели расстрелять (сама процедура описывается достаточно подробно, что немаловажно для несведущего читателя), а для второго (вот ведь «ирония судьбы»!) не досталось запасной пули (бывает, оказывается, и так, чему я охотно верю). И что же? Обратного хода нет, всё строго, преступник остается в живых. Далее следует захватывающий сюжет, действие выходит за пределы России, подключаются спецслужбы США и Израиля, многое чего происходит, но это уже по творческой воле автора и его художественному замыслу. Тут уже литература, а не документалистика.

 

Постскриптум. На мой взгляд, эта книга, если бы она была выполнена в чисто документальном плане, выглядела бы ещё более интересно. Тема сама по себе не требует излишних творческих измышлений. Жизнь реальнее и глубже любых романов и повестей. А здесь, когда автор вводит в ткань повествования вымышленный телефонный диалог президента России Кедрова (Ельцина) с «другом Биллом» (Клинтоном), используя лексико-стилистические перлы, или «забрасывает» в начало 90-х годов из нулевых сотовые телефоны, которые тогда просто ещё не существовали, всё это выглядит малоубедительно. И ненужно. И вообще, смещение временных рамок, перенос реалий сегодняшнего дня в те дни, когда был принят мораторий, – приём сомнительный, путающий чтение. А вот феномен некрофила-Невзорова с его «600 секундами», как средство зомбированного воздействия на людей, автор объясняет очень хорошо. Марк Фурман, судя по всему, владеет огромным материалом в данной области, занимает единственно верную нравственную позицию, умеет писать, и – флаг ему в руки – чтобы в печати появился когда-нибудь его большой аргументированный документальный труд по этой проблеме. Только факты, аналитика, выводы и никакой беллетристики.

 

Один комментарий на «“КАЗНЬ. ВОПРОС ОТКРЫТ”»

  1. Приведённая цитата «Кто ударит человека так, что он умрёт, да будет предан смерти» (Исход 21:12) — мудрость ветхозаветная. В Новом Завете, хотя это положение нигде, кажется, не отменяется, отношение иное — христианское. И православная церковь против смертных казней.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *