НЕНАСТОЯЩИЕ ЛЮДИ

Рубрика в газете: Что у нас с чувством справедливости?, № 2018 / 37, 12.10.2018, автор: Татьяна АСХЕЛЬ

В прошлом номере я выпустила статью о девушке-инвалиде по имени Алина Стародубцева, которая при благотворительном сборе средств столкнулась с активистами группы «Благотворительность на костях», в рамках борьбы с «токсичной благотворительностью» создававшей ей сложности при сборе средств через ВК. Изначально я планировала написать вторую статью уже об участниках этой группы и всём движении в частности, в которой бы попыталась разобраться, что это за активисты такие и почему вообще они начали вести свою «борьбу». Но долго разбираться не пришлось, потому как уже на следующий день после выхода статьи одна из активисток БНК дала мне ответ, из которого, в принципе, стало понятно всё, что нужно знать об «их борьбе».

 

«Токсичная благотворительность»

 

Термин, создание которого приписывают журналистке Лане Машистовой означает сбор средств, настоящие цели которого отличаются от заявленных в тексте сбора. То есть – просящему человеку помощь не нужна, а собирает деньги он от большой любви к, собственно, деньгам. Здесь же, отдельным пунктом, – мошеннические сборы, целью которых является нажива, скрытая за поддельными аккаунтами больных или умирающих людей.

 

Соответственно, борьба с токсичными и мошенническими сборами преподносится как благородное и честное дело, которым занимаются истинные рыцари на благо общества, добра и детских улыбок. Активисты борьбы с токсичной благотворительностью по большей части перешли в соцсети из Живого Журнала и сделали свои представительства везде, где только можно. Казалось бы, стороннему человеку, исходя из описания ситуации, может показаться, что они занимаются правильным делом – но это только на первый взгляд.

 

А правда в том, что токсичная и мошенническая благотворительность – действительно огромная проблема, которая приносит множество бед и причиняет немало зла. Только вот пострадавшими в этом случае являются не журналисты, и не мутные «борцы за справедливость» в Живом Журнале. Эти люди ничего не теряют и никакого ущерба не получают, их репутация, их деньги и их выживание не подвержены ни малейшему риску. Страдают от токсичной благотворительности только одни люди – инвалиды, причём самая их незащищённая часть, находящаяся на грани отчаяния. Это их фотографии ставят на аватарки мошенники, это их имена воруют для левых аккаунтов в соцсетях, это их репутация страдает от таких действий, и это им становится всё сложнее и сложнее получать помощь.

 

Логично было бы подумать, что силы и время борцов-активистов должны быть направлены на защиту тех, кто страдает от действий мошенников. Но на деле – борьба идёт как раз против инвалидов. Получается подмена понятий – мы видим, что к социально незащищённой группе людей присосались мошенники, и ради того, чтобы с ними бороться, мы заставим эту незащищённую группу доказывать, что они не верблюды.

 

Но – всё хорошо, что делается ради блага, верно? Какие бы способы ни использовались – главное, что в итоге мы отделим зёрна от плевел и все будут счастливы, так?

 

Да только не работает она, борьба эта ваша. Потому что настоящему, здоровому мошеннику (или даже мошеннической группе) не составит никакого труда собрать липовые справки, отчёты, бланки, чеки, выписки и скриншоты. Каждый более-менее опытный попрошайка заходит в электричку с целой кипой документов, справок, медалей и больничных листов, прижимая их к груди, как хоругви. Сложно всё это собрать только тем, кому и так жить сложно. Мошенники изначально собирают деньги на процедуры, выписки по которым УЖЕ находятся у них на руках, они просто «подбивают отчётность». А вот для честного человека всё не так просто. Собирал на одно, а врачи по итогам сказали, что лучше сделать другое. Цена сначала была одна, а после того, как соберёшь сумму – уже другая. И это я уже не говорю о том, что приходится оправдываться за каждую «услугу на дому» и выбор сокращается лишь до «официальных» служб, о качестве сервиса которых ходят легенды.

 

Итогом борьбы с «токсичной благотворительностью» обычно является объявление аккаунта мошенническим, и его закрытие (в самом лучшем варианте – с блокировкой всех реквизитов). Казалось бы – победа! Да только таких аккаунтов у мошенников – пруд пруди, один закрыли – ну что ж, удаляем и создаём новый. Благо фотографии инвалидов можно взять с настоящих аккаунтов – пусть они потом оправдываются перед «белыми рыцарями справедливости». А вот люди, которым действительно нужна помощь, удалить свой аккаунт не могут – это их жизнь, иногда даже больше жизнь, чем их собственная реальность, в которой они изначально ограничены. Удалить аккаунт и уйти из социальных сетей для таких людей – это значит остаться наедине с собой и своей болезнью, в изоляции и без возможности попросить о помощи.

 

Вот и выходит, что, под видом «борьбы за справедливость» активисты этого движения изо всех сил усложняют жизнь инвалидам, при этом не нанося никакого урона настоящим мошенникам, которым все их телодвижения изначально побоку, просто добавилось пару пунктиков в списочек того, что нужно подготовить перед созданием очередной аферы. Цель всей борьбы, так громко заявленная во всех их манифестах – уничтожение нечистоплотных благотворительных сборов – никогда не будет достигнута и в принципе невозможна. Иронично, но эта ситуация напоминает описание «токсичной благотворительности» в самих таких группах. Несоответствие заявленной цели и получаемого результата.

 

Однако, давайте отвлечёмся от общих понятий и вернёмся к нашим активистам. Уверяю вас – там самая мякотка.

 

 

Благотворительность на костях

 

Как справедливо заметила одна из участниц группы, БНК – это лишь одна из многих групп, входящих в движение борцов с «токсичной благотворительностью». Тринадцать с небольшим тысяч участников группы (и 90 процентов из них, как ни странно, женщины) занимаются поиском страниц Вконтакте, собирающих деньги на помощь нуждающимся – и выясняют, так ли они нуждаются. Собственно, несмотря на все громкие слова и заявления, это и есть вся их «борьба» – они читают посты о сборе средств так, будто ВООБЩЕ ВСЕ эти люди – мошенники, и по умолчанию считают, что те врут всегда, когда не доказано обратное. И как только они находят что-то, в чём можно усомниться (а это случается в каждом случае), они катают жалобу в поддержку ВК, постоянно упоминая «правила сбора средств», которые были не так давно введены администрацией этой соцсети. При этом, они предпочитают закрывать глаза на то, что эти правила были написаны отнюдь не для помощи нуждающимся или защиты средств благотворителей. Это внутренний документ сети ВКонтакте, который создан для защиты самой соцсети от возможных исков, скандалов и проблем. Вся эта внутренняя регуляция и модерирование призваны обезопасить саму соцсеть – и только её. При этом, местные борцы относятся к этому документу даже не как к конституции – а скорее как к чему-то более серьёзному. Почему? Да потому, что это единственный документ, который хоть как-то оправдывает их жалкую деятельность.

 

Претензии, которые они выставляют к просящим помощи – самые разные, от более-менее серьёзных до катастрофически нелепых. Например, одной из придирок к Алине была покупка ею туалетной бумаги с учётом её проблем с выделительной системой (причём не самой дешёвой туалетной бумаги, а многослойной, что вызвало практически классовую ненависть к девушке). Видимо, участники группы и лично г-жа Ермакова не достаточно образованы, чтобы знать о том, что туалетная бумага – это гигиеническая необходимость, и она не только для, простите, зада. Туалетная бумага – те же салфетки, только дешевле и универсальнее, и отчитываться за то, как девушка-инвалид использует салфетки в личной гигиене несколько чересчур даже с позиции криминалистов, расследующих уголовное дело, не говоря уж об интернет-активистах.

 

Вообще, главное желание участников БНК – это чтобы инвалиды просто перестали просить помощи в интернете. Потому, что это, видите ли, стыдно. И если человек переступает через этот стыд, если находится в ситуации, в которой не просить – смерти подобно – то для участников группы он больше не человек. Он лишается презумпции невиновности, он должен доказывать свою честность ежедневно и ежеминутно, причём даже не перед теми людьми, которые берутся ему помочь – а перед абсолютно рандомными «борцами за справедливость». Их, понимаете ли, лично унижает то, что в нашей стране инвалидам приходится просить помощи, и они сделают всё, чтобы это прекратилось. Нет, конечно же они не будут помогать нуждающимся сами – господи, о чём вы вообще? Они просто сделают так, чтобы даже попросить о помощи было как можно труднее, стыднее и неприятнее.

 

По их логике, просить можно только на лечение, только если оно точно поможет и только там и таким образом, которым они считают правильным. Они много говорят о благотворительных обществах (сами, впрочем, никакого отношения к ним не имеют) и считают, что наличие таких организаций по умолчанию должно полностью прекратить потоки просьб от умирающих и выживающих на гроши. Мол – «вот же вам какой-то фонд кто-то сделал, чего же вам ещё надобно, псины?» То, что в благотворительных обществах нередко творятся преступления куда большие по масштабам их не смущает. Так же, как и то, что навязывание посредника в финансовую операцию между двумя людьми может быть выгодно посреднику, но является весьма сомнительным удовольствием для того, кто в итоге получает помощь. Как ни странно, но эти люди, никому и никогда не помогавшие, считают именно себя пострадавшими от «токсичной благотворительности», правда в чём именно выражаются их страдания – неясно. Наверное, им просто неприятно видеть и понимать, что где-то рядом с ними существуют люди, отчаянно нуждающиеся в помощи – а они ничего с этим не делают.

 

Также интересна и их позиция по поводу того, куда деньги с благотворительности можно тратить, а куда – нельзя. Всё, что в их скудном сознании хотя бы приблизительно напоминает роскошь (всё та же многослойная туалетная бумага) не может быть куплено на деньги, собранные с помощью благотворительности. Понимаете, в чём дело – инвалиды ведь ненастоящие люди, откуда им знать, что им надо вообще? За ними нужен контроль, нужны высокоморальные люди вроде г-жи Ермаковой, которые скажут бедному недочеловеку, куда ему тратить собранные деньги. Порядок нужен. Чтоб бумажка с печатью таксиста была, и чтобы отчёты, и не дай бог – перерасход. Эти инвалиды – они ж те ещё шельмецы! Только отвернёшься, а они себе мороженку купят. А если инвалид жрёт мороженое – значит, всё у него нормально. И вообще – пусть лучше все деньги переводит благотворительному фонду. Или церкви, например. Они там решат, что ему для счастья нужно – и выдадут столько денег, сколько посчитают нужным. Только под расписку. И не дай бог, собака такая, опять мороженку на эти деньги купит.

 

Ситуация напоминает недавний скандал с инвалидами-колясочниками в СНГ. Когда с небольшим интервалом в Украине, России и Беларуси произошли три громких истории с пандусами. Инвалиды сами собирали деньги на пандус и получали все необходимые для строительства разрешение – а их соседи по итогу грудью встали на пути строителей, не позволяя возвести пандус. Потому что – ну не нужен он ей, и всё тут. Помнится, прозвучала фраза «Если надо – пускай нам звонит, мы вынесем её погулять, а потом обратно занесём».

 

Чувствуете аналогию? Да, то же отношение «инвалиды – не люди, и не могут знать, что им нужно». Зачем вообще им самостоятельность? Зачем им возможность выйти из дома без посторонней помощи, не обращаясь каждый раз с просьбами к соседям, которые их ненавидят? Да и вообще – инвалидом классно живётся в России, всем бы так жить. Если они вдруг жалуются – это просто они заработать так хотят. Нам-то виднее, со своей башни из слоновой кости, как там живётся девушке-колясочнице в её Крыму. Нормально живётся, получше чем нам.

 

Удивительно, но в своих обвинениях они заходят так далеко, что обвиняют Алину в том, что она лечилась в санатории у моря. Мол – мы тут и сами себе не можем позволить в Ялту скататься, а она, значит, неделями там живёт. Хочется спросить их ласковым голосом – а чего вы в Ялте делать-то собрались эти две недели? Ходить по ресторанам, бегать по песочку на пляже, пить местное вино, заигрывать с отдыхающими и, конечно же, с разбега бросаться в набегающую волну, купаться и брызгаться солёной водой в убегающих вдоль берега друзей-активистов. И Алина, зараза такая, прямо сейчас всем этим занимается на наши… то есть, конечно, не наши, но всё равно – на чужие деньги! Бегает по пляжу, купается, пьёт вино…

 

Вот только – для всего этого кутежа надо здоровье, которое у вас, в отличие от Алины, есть. Ноги нужны, чтоб совсем уж понятно. И позвоночник нужен. И адекватно работающая выделительная система, если уж на то пошло. А иначе море – это просто вид из окна, напоминающий о том, чего она лишилась, и что доступно всем остальным, здоровым людям вроде участников группы БНК. Участников группы, которые могут пойти на ту работу, где больше платят и жить там, где хотят, а не перебираться туда, где доктора подобрее. Тех людей, с которых никто не требует отчёта о том, что именно они подтирают многослойной туалетной бумагой – но которые требуют такого отчёта от Алины. Тринадцать тысяч человек, здоровых и почти счастливых. Почти – потому что их счастью мешает Алина и ей подобные, «висящие на шее у государства».

 

На странице сообщества есть ссылки на благотворительные общества – аж на пять штук. Мол, нечего, инвалиды, самозанятостью страдать – всё придумали до вас. Вот вам детский хоспис, вот вам фонд Хабенского – проси не хочу. Такими важными вещами должны заниматься люди, специально обученные получать за это зарплату. При этом, ссылок на налоговую службу или отдел «К» полиции, занимающийся расследованием интернет-мошенничества у них в группе нет. Естественно, зачем напоминать участникам, что есть настоящие специалисты, которые борются с «токсичной благотворительностью»? Это инвалиды – ненастоящие люди и не могут заниматься тем же, чем мы, а тут – другое дело. БНК ведь выше всего этого. Впрочем, что налоговой, что отделу «К» предьявить Алине было бы нечего – и участники БНК это знают, иначе давно бы написали «куда следует». Однако, врождённое лицемерие позволяет им раз за разом унижать инвалидов, доказывая им, что они не имеют права делать то, что делают официальные организации – и в этот же момент пытаться делать работу внутренних органов РФ.

 

В описании группы довольно косноязычно написан следующий тезис:

«Обсуждение нечистоплотных групп помощи, а так же нечистоплотных волонтеров, админов и тех, кто это поощряет. В том числе обсуждение тех, кто это обсуждает или замалчивает, ведя борьбу с мошенническими сборами».

 

Это означает, что любая травля участниками инвалидов и сочувствующих, по мнению БНК, таковой не является, это всего лишь «обсуждение». Мало того – «обсуждение» любого человека с точкой зрения, отличающейся от точки зрения БНК также приветствуется. Как говорится – кроши всех подряд, а наверху разберутся. Обсуждения, в основном, строятся по принципу «Вот этот инвалид что-то мутный, не предоставил третью копию отчёта в срок и скрины у него не всегда чёткие, ату его!» – и в комментариях под постом местная публика начинает играть в детективов. Выглядит всё это смешно и нелепо, на уровне «Хмм, не нашла выписки из роддома, мама что-то скрывает?» и «Папа больного ребёнка трёт в своей группы наши комментарии, в которых мы задаём вопросы о копиях выписок из больницы за позапрошлый год – он стопроцентно вор и жулик!» Вариант, что папе больного ребёнка просто мерзко отчитываться перед людьми из интернета, единственная цель которых – лишить его ребёнка помощи, попросту не рассматривается ими. Вершиной, главной их мечтой является ситуация, когда инвалид, администратор или сочувствующие приходят в комментарии – тогда начинается срач, в котором можно попросту затравить «защитничков», чтоб неповадно было им быть такими добренькими.

 

При этом, администрация группы в обсуждениях открыто пишет, что некая Саша заявляет авторские права на все расследования, комментарии и скрины в сообществе за последние пять лет». В группе, напомню, полностью заполненной скриншотами чужих страниц (без разрешения, конечно) и множеством личной информации, выложенной в открытый доступ. Двойные стандарты или слабоумие? Я думаю – и то, и другое.

 

Если же полезть ещё глубже, то становится понятно, что перед нами просто очередная «группа ненависти», участники которой занимаются, по сути, кибербуллингом и шантажом инвалидов всех мастей – и получают от этого нескрываемое удовольствие. Но здесь нам стоит перейти наконец, к главному – к личности пользователя, зарегистрированного, как «Наталья Ермакова» и к её пространственному ответу на мою статью.

 

 

Г-жа хорошая

 

Итак, моя статья расшевелила этот БНК-шник, и оттуда выползла личность, упорно называющая меня «г-жой», а Алину – «нуждающейся». В принципе, суть претензий она обосновала в комментарии к предыдущей статье (если опустить все её старушечьи рассуждения о предназначении социальных сетей, которые она вынесла из ЖЖ сообществ). Претензии такие: нецелевые траты (минералка, крем, прокладки и та же туалетная бумага), а также «пропавшие 600 тысяч». Про «пропавшие» 600 тысяч (а точнее – выписки по ним) уже объяснено всем, кому надо – выписки и чеки есть, всё сходится и изначально сходилось. То, что выписки не были предоставлены лично г-же Ермаковой – это в основном потому, что она никто, звать её никак, и доказывать что-то лично ей Алина (и кто-либо ещё) не обязана. Лживо-снисходительным тоном г-жа Ермакова рассуждает о том, как инвалиды любят «пожить в комфорте за чужой счёт», мол даже лучше чем она, бедная и несчастная «борец с инвалидами за справедливость». При этом не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать – даже при самом-самом удачном исходе и огромных деньгах ни один инвалид-колясочник не сможет жить так же комфортно, как рядовой член БНК, и тем более – г-жа Ермакова.

 

Затем г-жа Ермакова переходит к обсуждению того, как, по её мнению, должны жить инвалиды. Оказывается – работать надо много и с трудом работать. А если нет прогресса – это потому что инвалид не работает. Ленивые инвалиды в стране. Не хотят трудиться так, как трудится, например, г-жа Ермакова, ежедневно выводящая лентяев на чистую воду. Которые, эти лентяи-инвалиды, вместо того, чтобы «сидеть в однушке задрипанной» и работать над спинным мозгом, хотят переехать, хотя бы на время, «В Ялту, в цивильный гостевой дом». А там, по мнению г-жи Ермаковой, инвалидам делать нечего. И в интернете – тоже. Потому что Алина «ловко играет на своём несчастье» и «пользуется добротой друзей». Вот такая несчастная, ленивая инвалидка – ну как такую не ненавидеть, как такую не травить?

 

Также г-жа Ермакова почему-то очень гордится тем, что ни она, ни её соратники по борьбе с лентяями-инвалидами ни разу не оскорбили Алину. Тот ещё повод для гордости, если честно. Был у меня знакомый, который с гордостью рассказывал про вечеринки, на которых удалось не проблеваться. Здесь тот же случай. Видимо, г-же Ермаковой надо постоянно делать усилие над собой, чтобы не оскорблять всех встречных инвалидов подряд, и она горда тем, что именно в этот раз преуспела. Но и здесь скрывается одно «но». Вы, возможно, забыли, так я вам напомню – г-жа Ермакова находится НАД инвалидами и прочими ненастоящими людьми, а посему она и только она решает, какое слово можно считать оскорблением, а какое – нет. В частности, открыв пост о моей статье в группе БНК и комментарии под ним, я сразу заметила целую россыпь «не оскорблений». Тут вам и «нахрапистая болящая», и «поэтеска», и «нуждающаяся», «ленивая, бессовестная приспособленка» – и много всего прочего. Копаться в этом высокоморальном навозе расхотелось после того, как Алину, гражданку Крыма, назвали «болящей без флага и Родины». Но всё это не оскорбления, нет. Это г-жа Ермакова и её БНК-шные друзья ЕЩЁ СДЕРЖИВАЮТСЯ.

 

Слава богу, моя статья наконец-то прорвала эту плотину, и г-жа Ермакова сдерживаться перестала, вывалив в своём ответе своё сокровенное и очень важное мнение об инвалидах. А мнение это таково – пора бы им уже сдохнуть. Оказывается, она из «этических соображений» не говорила ранее что Алина (по её мнению) неизлечима, и пора бы ей уже и в могилу. С бесконечной милостью она на глазок отмеривает ленивой инвалидке «12-15 лет после травмы», и добавляет, что 6 из них Алина уже прожила. С затаённой радостью перечисляет причины, которые (по её высокородному мнению) вот-вот сведут «приспособленку» в могилу. А если болезнь по мнению г-жи Ермаковой неизлечима – то и никакие лекарства и терапии с массажами не помогут. А значит, – радостно подводит она итог, – и деньги собирать Алина не имеет никакого права. Если человек неизлечим – то пускай уже умрёт, наконец. Смысл ему помогать-то?

 

Мне бы хотелось сказать, что в группе нашлись адекватные люди, которые бы ужаснулись таким рассуждениям, но нет. Все дружно и нежно стали хвалить г-жу Ермакову, особенно хваля её изысканный надменно-нравоучительный стиль советских кляуз, которым она бесконечно гордится. Сама г-жа Ермакова, порозовев щёчками, смущённо расшаркивается тут же в комментариях перед почитателями и между делом рассуждает о том, как «раскроит журналистке голову лопаткой». Пролистав группу вниз, я с отвращением увидела, что это не просто её слова – это принцип всей группы БНК вообще. Если заболевание считается неизлечимым (даже если заключение выдано только в России), благотворительный сбор объявляется токсичным. То есть – если ваша ситуация настолько плоха, что помощи ждать попросту неоткуда – вам в принципе ЗАПРЕЩЕНО ПРОСИТЬ О ПОМОЩИ. Удивительно, что эти милые высокоморальные дамы до сих пор не сжигают хосписы, ведь лозунг «Если человека нельзя вылечить – это не значит, что ему нельзя помочь» для них, должно быть, как гвоздём по стеклу.

 

Далее г-жа Ермакова, уже не стесняясь, заявляет, что Алина должна быть благодарна Богу за прожитые 6 лет. То есть – все старания Алины, сбор средств, лечение и прочее – это заслуга Бога, ведь ленивая инвалидка попросту не способна помочь себе сама, без строгого присмотра г-под Ермаковых этого мира, а если каким-то чудом она хоть сколько прожила – так то Бог помог юродивой. Заканчивает г-жа Ермакова на мажорной ноте – мол, все мы русские, и в нашей крови – «за убогими присматривать». Правда, если «убогие» начнут присматривать за собой сами – это уже не по-русски. Это должно быть остановлено, а то мало ли, перестанут быть «убогими» и нуждаться в помощи настоящих людей, а именно г-жи Ермаковой и ещё 13 тысяч БНК-шников.

 

В какой-то момент г-жа Ермакова стала писать мне в личку, скидывая приглашение к дискуссии в комментариях под её великолепным очерком-ответом. Признаться – сначала чуть было не ответила. Благо – остановилась, сдержалась, решила сначала посмотреть – а что это за люди вообще?

 

Да вот только не люди это вовсе. Из 17 аккаунтов, отписавшихся в комментариях под постом, 13 – обычные стандартные фейки. Закрытые страницы, отсутствие фотографии на аватарке, никакой личной информации, пара десятков друзей-анонимусов и стена, заполненная репостами без лайков. Анонимы со страстью к справедливости и без признаков совести. Видимо, опасающиеся писать открыто со своих основных страниц потому, что понимают – несмотря на друзей-приятелей, «Ветхозаветные» правила для групп благотворительности ВКонтакте и поддержку журналистки из ЖЖ, они все здесь занимаются чем-то мерзким, и лучше своё настоящее лицо не светить. И в самом центре этого – личность, зарегистрированная под именем «Наталья Ермакова». Которая не удосужилась поставить свою настоящую фотографию на страницу – но которая считает себя вправе требовать отчёта об использовании туалетной бумаги от девушки-инвалида.

 

Вот такая вот борьба с инвалидами за справедливость.

 

18 комментариев на «“НЕНАСТОЯЩИЕ ЛЮДИ”»

  1. Благодарю от всей души за прекрасную, красноречивую, идейную статью! Радует, что есть еще журналисты готовые встать на защиту невиновных!

  2. Абсолютно не являюсь участницей или даже сторонницей бнк, бру и иже с ними, но статья — ниже среднего, не отражает она всех граней, что, зачем и почему. Если Вам, автор, так непонятны и неприятны «борцы», ну напишите колонку, фельетон, но катать целую простынь воды, не делая акцент на главном — ну только ради гонорара, думается))) Вы зациклились на инвалидах, неправильно описываете цели этих групп, наверное, специально, и зачем-то 10 раз подчеркнули, какую огромную роль Ваш материал сыграл в «разоблачении». Надо писать хорошо и честно, или не писать вообще

  3. Татьяна, статья могла бы иметь смысл, если бы вы:
    — дали примеры — скрины;
    — убрали бы все эмоции. Сейчас понятно, что Ермакова лично вас задела за живое. Это всего лишь ваш межличностный конфликт, не более;
    — вы говорите, групп много, но пишите только о Ермаковой;
    — нет ни одного примера, как работа этой группы повлияла на сбор средств;
    — очень много домыслов и, повторюсь, эмоций. Вот пример: «шантажом инвалидов всех мастей – и получают от этого нескрываемое удовольствие»;
    — почему вы не рассматриваете ситуацию с двух сторон, чтобы дать объективную картину. Например, рассказать истории, когда матери, собирая деньги на обезболивающие препараты, не покупали их, и дети получили лечение после того, как их забрали в органы опеки.
    — прочитайте статью в РБК http://www.pulse.rbc.ru/toxic_charity;
    И напоследок, сделайте структуру в статье.
    Людям нужна информация, здесь ее нет, только эмоции.

  4. Статья уже начинается с внутренней логической ошибки. «Сбор средств, настоящие цели которого отличаются от заявленных в тексте сбора», что автор поясняет так: «То есть – просящему человеку помощь не нужна, а собирает деньги он от большой любви к, собственно, деньгам». Эту ошибку с легкостью заметит любой образованный человек. Авторское пояснение является частным случаем определения токсичной благотворительности. И это только второй абзац. Дальше есть подобные ошибки, ложь, клевета, чрезмерная эмоциональность. Я вот думаю, что и инвалиды настоящие люди, и участники БНК, а вот Татьяна ненастоящий журналист.

  5. Для всех интересующихся. Краткий пересказ истории Алины Стародубцевой, которую так жалеет её подруга, Татьяна Асхель:

    — А.С. получила неизлечимую травму позвоночника, о чем ей говорят врачи, и она сама.
    — А.С. собирает по 6 000 000 рублей в год только на реабилитацию в центре «Времена года», чтобы встать на ноги, хотя врачи говорят, что это невозможно (Алина не верит словам врачей).
    — А.С. снимает двухкомнатную квартиру в Ялте за 50 000 рублей в месяц для себя и своей неработающей мамы (600 000 в год).
    — Тратит деньги со сборов на предметы личной гигиены (прокладки, туалетная бумага), плавки, купальную шапочку, тонны ваты и т.д.
    -А.С. неожиданно заинтересовала БНК. Наталья Ермакова, главная героиня данной статьи, в течение года пыталась вступить в контакт с Алиной Стродубцевой, но ничего не получилось.
    — Группу Алины заблокировали, так как после проверки жалобы участников БНК ВКонтакте нашли там нарушения.
    — Алина Стародубцева попросила свою подругу, Татьяну Асхель, написать разоблачающую статью, в которой та пустилась в череду безостановочной клеветы, и все никак не может остановиться.

  6. Еще бы вы написали, что-то иное.
    Вон вас недочеловеком уже со своей группы понабежало статью комментировать. При этом, как вы сами пишите, ни фактов, ни скриншотов, ни иных доказательств у вас нет.
    Ваша цель в жизни — это гадить другим людям, даже животные ведут себя иначе.

  7. В России кто-нибудь подозревает о том, что содержать инвалидов — это обязанность цивилизованного государства?
    Или эту обязанность взвалили на интернетовское хамское бабье (с двух сторон) ?

  8. Александр, не вводите людей в заблуждение. Вы историю Алины знаете довольно поверхностно и основываетесь на свои домыслы.
    — По вашему, если врачи говорят, что неизлечимо, то и пытаться не стоит? Кстати, не все врачи работающие с ней так считают. А поддержание организма тренировками жизненно необходимо в данной ситуации.
    — Съём квартиры позволил сократить расходы на лечение на гораздо большую сумму, чем аренда оной (теперь оплачиваются только процедуры, а не пребывание в клинике), хватит уже ставить это в вину.
    Мама у неё не работает, потому что вынуждена 24/7 находиться с дочерью.
    — «Ермакова год пыталась вступить в контакт…» Н. Ермакова – абсолютно неадекватный человек и никто не обязан ей отвечать.

  9. Ответ 2222:
    — Диагноз и прогнозы врачей — это начальный этап для организации сбора средств. Вы не можете собирать деньги не зная на что. И довольно мистическая фраза «Алина будет ходить» не заменят документа, в котором говорится о том, какие последствия понесет за собой реабилитация. Это просто правило. Вся документальная часть должна быть идеальной, иначе нельзя начинать сбор.

    — Так Алина и не собирала на жилье, но (по итогам внезапного нелепого опроса) решила, что имеет полное право тратить 1/10 средств вкладчиков на дорогущую квартиру. Впрочем, пребывание в клинике 24/7 — это тоже непозволительная трата. просто все это показывает, как Алина транжирила деньги в огромных количествах.

    Отмечу, что Алина просит у людей 6 000 000 в год + 600 000 в год за квартиру. Результатов лечения — нет. с тем же успехом она могла бы проходить дешевую реабилитацию в своем родном городе. И это стоило бы в тысячу раз дешевле. А деньги, затраченные на Алину, можно было бы потратить на других прекрасных людей, многие из которых по-настоящему бы выздоровели.

    — Ермакова абсолютно адекватный человек. Адекватнее подавляющего большинства сторонников Алины. И все эти «не обязаны ей отвечать» в итоге и привели к блокировке группы. В рамках сборов вк были обязаны отвечать. И да, сами админы группы были обязаны владеть информацией хотя бы о том, какой у Алины недуг и о том, как она лечится. Но и этого не было. Администраторы и диагноз произнести не могли и о лечении знали очень мало. Администрация вместо объяснений занималась руганью и раздавала баны за вполне адекватные вопросы. Вот кто точно вводил людей в заблуждение.

    В общем, БНК не на пустом месте начало изучать группу Алины. И в итоге оказалось, что это типичный токсичный сбор.

    И в самом конце замечу, что никто не обязан платить инвалиду по несколько миллионов в год просто за то, что он инвалид. И если инвалид просит деньги, то ему следует делать это правильно. Со всеми обоснованиями, объяснениями и отчетом за каждую потраченную копейку. Если этого нет, то это инвалид и его соучастники вводят людей в заблуждение.

    Вот вы прицепились к одному инвалиду, который вел не самый адекватный сбор, транжирил деньги миллионами и не желал исправлять свои ошибки. А вообще в нашей стране 1.3 миллиона инвалидов первой группы. Часть из них — дети. Все те миллионы, которые улетают в бездну Алининых сборов, могли бы пойти на настоящее лечение людей, у которых есть реально разрешимые проблемы. Свою священную Алину вы выкупаете ценой десятков больных. К слову, некоторые из них от болезни и умереть могут.

  10. Последний абзац жто вообще край. Переведу на зоозащитный язык. Получается что-то вроде » зачем вы взяли собачку из приюта и тратите на неё деньги? Вы ведь можете отдавать эти деньги в приют и помогать сразу всем собачкам!».
    Люди что, должны извиняться за то, что их тронула именно эта история?.
    Я вообще удивляюсь, почему Алина не собирает на крутую тачку для колясочников. Ей это по любому надо.
    Короче, господа комментаторы, вы знатные зануды и любители считать чужие деньги. Фу, такими быть.

  11. Давно пытаюсь бороться со всеми этими группами типа бру и бнк…
    Машистова — Ермакова это … существа , без души , сердца и совести!!!
    Очень надеюсь на то,что вскоре всю их деятельность проверят как прокуратура , так и СК.

  12. Гость:
    «…эту обязанность взвалили на интернетовское хамское бабье…»

    Послушайте, но это же натуральное бабское хамство!

  13. Татьяна, это замечательная статья! С Вашего разрешения, я предам Ее огласке? Чтобы люди, которые помогают и хотят помогать нуждающимся не велись на этих грязных шкур! Извините уж за мои выражения, но это самое мягкое, что я могу сказать о этих чертях!

  14. Бнк,бру все делают правильно! Значит как собирать на паллиатив, инкурабельных, волшебную заграницу, тратить собранные изначально деньги якобы на лечение, а потом внезапно покупают тачки, айфоны, недвижимость, брендовые шмотки, и прочее это нормально для вас??? Дело не в том что все кругом мошенники и злые тётки из бру или бнк хотят всем палок в колеса накидать, дело совсем в другом.. собирать нужно тогда, когда есть действительно смысл..например тем же деткам с пороками сердца, там где квота не покрывает всех расходов, где ребёнок действительно может значительно улучшить качество своей жизни, помогать надо с умом. Большинство людей собирающих либо сами, либо через мутнофонды,как правило, на паллиативе или имеют возможность получить точное такое же лечение с теми же препаратами за счёт ОМС в нашей же стране. Если лечится, то вылечат и у нас, если не лечится, то не вылечат даже на марсе,Плутоне, нигде. У меня есть два мнения на счёт людей защищающих подобные сборы. 1-это люди которые непосредственно материально заинтересованы в сборе , 2-люди с абсолютным отсутсвие интеллекта и обострённым стадным инстинктом. Сборы должны быть обоснованы документально, обязательно прозрачный отчёт приход-расход, и расход на непосредственно только на лечение, ну не поверю что у человека, семьи организовавшей сбор, не имеется вообще никаких заработков для покрытия чисто своих личных расходов не связанных с лечением(иначе как же жили они до болезни?) сейчас развелось огромное количество паразитирующих сборов где деньги идут далеко не по назначению, за неудобные вопросы-блок, поэтому то и люди перестают помогать вообще или становятся очень с опаской смотреть на это.. конечно необходимо государственное регулирование и запрет сбора в сетях на личные Карты.. только через крупные фонды, иначе зарабатывающихся людей на болезнях своих детей будет с каждым разом все больше ещё и больше.

  15. А прокуратуре стоит заняться этими сборами, которые непонятно на что ведуться, и спросить за все до последней копейки, и все что лишнего наскребли отдавать другим больным людям которые ждут помощи! БНК БРУ не собирают денег ни на что, и не посылают донаторов куда подальше.. а то живут с принципом денег дай, иди на** не мешай. Хапают миллионы на истерии, а прозрачные сборы стоят многими месяцами, и половины суммы собрать не могут, пока другие на массовом помешательстве набрали за многое количество Лямов..

  16. Желаю всем здравия и благополучия.
    Я прочитал статью и комментарии под ней и решил высказать своё мнение. Которое привожу ниже
    1) Мы все живём в правовом государстве. Наша взаимосвязь в обществе, с другими его членами(общества), регулируются законами. Которые обязательны к исполнению для всех. У государства имеется, как минимум два инструмента для противодействия мошенническим видам деятельности, преследующим под собой цель нажиться на доверчивости граждан. Называются они Федеральная Налоговая Служба и Прокуратура. То есть человек у которого есть подозрения на нечистоплотность ведения дел другим лицом, обязан сообщить об этом в выше упомянутые государственные учреждения. Всё что делается в этом направлении в частном порядке незаконно, от слова совсем.
    Частное лицо (или группа лиц) не праве требовать от другого частного лица отчётности о ведении ( в том числе и финансовой) деятельности. Государственные служащие такую информацию запрашивать право имеют, но только в рамкам своей служебной деятельности и регламента, основанного на законодательных актах регламентирующих уже саму деятельность государственного института. Всё что делается в не этих рамок- незаконно.
    Лично у меня имеется своё представление о людях «стесняющихся» использовать своё настоящее имя — я их не воспринимаю всерьёз. Одно дело когда человек берёт себе псевдоним и подписывает им «плоды своей интеллектуальной деятельности». И при этом не скрывает своего настоящего имени. И совсем другое дело, когда человек умышлено берёт себе вымышленное имя, что бы скрыть настоящее. Вполне законно возникает вопрос: «Зачем человеку скрывать своё имя»? И не связано ли это с той деятельностью, которую он под этим именем ведёт? И наверное не самый последний по важности — ЧТО ДАЁТ ЧЕЛОВЕКУ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПОД ВЫМЫШЛЕННЫМ ИМЕНЕМ? Тут очень к месту будут слова: «Если что-то происходит — ищи кому это выгодно».
    В сухом остатке имеется следующая картина- группа частных лиц, узурпировала права государственных учреждений за контролем финансовой деятельности других частных лиц. И регламентируя свою деятельность, как борьбу за «социальную справедливость». Приводя при этом довольно оригинальную интерпретацию, того, как они видят социальную справедливость. Делается же это под вымышленными именами, без раскрытия того, какой они имеют в этом конкретный интерес.
    В первой половине 20-го века группа лиц имела успех в пропаганде социал-дарвинизма. Возможно провести не хитрую аналогию-они так же, как и наши «неизвестные друзья» высказывали свою точку зрения в том, кто должен жить, а кто нет. Закончилось для них это плохо. Если кто забыл- они в массе своей умерли не своей смертью. Наивно полагать, что в наше время «цифровой все видимости», можно бы было бы скрыться под вымышленным именем или фрик- аккаунтом сети. Когда придёт время, а оно придёт, вам будет очень неуютно отвечать на вопрос: «Зачем это вы делали?».
    2) Человек попавший в беду и нашедший в себе сил обратится к другим людям за помощью, через интернет ресурсы, открыт для других, как книга. Каждый сам для себя решает поучаствовать в его судьбе или пройти мимо. Предположим человек решил помочь и использовал для этого самый один из удобных способов — перевёл финансовые средства. Для него это было проще. А мог бы положим приобрести несколько рулонов «фантастически элитарной многослойной туалетной бумаги»и преподнести их в дар тому, кто просил о помощи. И это было бы их частное дело, которое не касалось бы никого. Точно так же, как не касается никого, как именно использует средства одариваемый. Это дело его доброй воли представить на общее обозрение отчёт, о том, как он их тратит. И НИКТО, в частном порядке, от него этого потребовать никакого ( ни морального ни законного) права не имеет.
    Здравомыслящий человек не будет завидовать успехам того, кто попал в беду. Потому, как успехи это шаги на долгой дороге восстановления, возвращения к тому состоянию до травмы. Дойдёт ли человек или нет покажет время. Но если он не будет идти то не дойдёт точно. Желаешь ему добра- помоги делом, словом, деньгами. Нет- пройди мимо. Но пройди мимо молча, что бы самому остаться человеком.
    19.06.19 Анатолий Миронов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *