Ночь, кладбище, Моцарт

№ 2020 / 47, 17.12.2020, автор: Александр РЯЗАНЦЕВ

2020 год – один из самых чёрных в истории российского театра. Практически полгода здания столичных сокровищниц историй оставались пустыми. Мягкие сиденья сиротливо стояли в окутанных мраком залах, словно кресты на кладбище. Сцена, сжав зубы, молчала.

А сейчас говорит, хотя ей вновь пытаются закрыть рот.

Несмотря на новые, убийственные для театров требования властей, спектакли идут. Пьесы проверенных классиков и молодых драматургов, чьи тексты наполнены духом сегодняшних страхов и надежд, вновь оживают на сценах театров. Нам удалось посмотреть несколько из таких пьес и рассказать, как современный театр отвечает на вызовы времени.


Речь идёт о свежих работах российского режиссёра Юрия Грымова, поставившего на сцене театра «Модерн» два спектакля: «Человек с глазами Моцарт» по пьесе Марины Сулчани и «Кладбище понтов» Рины Ю. Первая постановка погружает нас в холодную атмосферу голодающей окраины города на Смоленщине под сапогом нацистских оккупантов. Вторая рассказывает нам историю про бизнесмена, в чьей душе годами горела страсть к автомобилям. Он тщательно собирал свою коллекцию, не желая ни времени, ни денег, вкладывая душу в свои детища. И машины ожили – но хозяин глух к их беседам.

Что же объединяет такие разные спектакли?

Попробуем разобраться.

«Человек с глазами Моцарта» — очень печальная и грустная история о двух сёстрах, томящимся от тоски по ушедшим на войну. Они мучаются и угасают от горя – чувства, невозможного без существования любви в самой глубине сердца. Любовь толкает на подвиги и безумства; в военное время герои раскрывают свою суть – либо гнут свою линию и, чаще всего, погибают, либо пытаются наладить отношения с нацистами – и, к сожалению, тоже погибают. От руки людей с глазами Моцарта – немцев, представителей благороднейшей культуры, подарившей миру бессмертную музыку и великие строки. В кратчайшие сроки они становятся жестокими зверьми, либо же одинокими волками, пытающимися сохранить в себе чувство добра и ещё способные полюбить, несмотря на мрачное, волчье время.

Да, в спектакле два типа героев: те, кто любит других, но остаются человечными, и те, кто когда-то любил – но сгорел в её огне, потеряв душу. У всех – любовь несчастна; важно, как ведём себя мы, попавшие под её колёса.

Постановка «Кладбище понтов» — совсем, казалось бы, о другом. Здесь герои – не люди, а красивые или старые машины, которые пылятся в гараже и ждут своей участи. Они разговаривают, ссорятся, конфликтуют, мирятся – и пытаются разобраться в себе. Ведь внутри них бьётся не только мотор, но и могучее, горячее сердце. Которое в любой момент может остановиться.

Тематика этих постановок лишний раз доказывает, что даже между совсем разными произведениями, созданными одним и тем же человеком, существует незримая, но ощутимая связь – связь с душой создателя, его видением мира и попыткой поделиться им со зрителем на театральной сцене.

Действительно, что общего между историей о нацистской оккупации небольшой голодающей деревни во времена Великой Отечественной войны и привязанность к американским автомобилям? Ответ прост: личность режиссёра и любовь, сложное, но необходимое для каждого из нас чувство. Вот что сам говорит режиссёр: «Сострадать, верить и прощать способны даже те, кто, как нам кажется, лишен чувств. Любовь — это колоссальная сила, которая способна спасти человека даже от смерти».

Сможет ли вовремя прочитанная книга, наполненная любовью, спасти нас от смерти? Я верю, что может. Как и вовремя просмотренный спектакль. Спектакль, наполненный мраком и надеждой, магическим реализмом – и притягательным мраком нуара. Повесть о любви и смерти, язык сцены театра. Сцены, которая не замолчит, несмотря на любые вызовы.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *