ПОД ГНЁТОМ РЕТРОГРАДОВ

Рубрика в газете: Давайте вместе порассуждаем, № 2020 / 0, 10.01.2020, автор: Александр ТУРЧИН (г. ВЛАДИВОСТОК)

Уважаемая редакция!

Есть такая общедоступная группа на Фейсбуке – «Движение Прямая Демократия (Party of Pure Democracy)». Цель, преследуемая участниками группы, – развитие демократии и самоуправления. «Наш инструмент, – говорится здесь, – прямая демократия (в пику функционирующей в обществе представительной демократии. – А.Т.) Это – когда активные граждане совместно обсуждают, принимают и исполняют важные решения, т. е. осуществляют подлинное народовластие».
Это просветительская и, разумеется, ещё в большей степени, дискуссионная площадка. Участники обмениваются своим пониманием способов достижения народовластия, своим представлением его сути.

Предлагаю вашему вниманию свой ответ на вопрос одного из участников группы; буду рад, если эту маленькую заметку вы сочтёте вполне достойной внимания читателей.


 

Вопрос: «Является ли организация общества в виде государства – единственно возможной формой организации общества?»

Ответ:

Во-первых. Необходимо знать, знать и понимать, что формой организации общества является вовсе не государство, а экономический уклад, способ общественного производства, а государство – это одна из форм единства нации – всеми позабытый сегодня термин, введённый в науку обществоведения, может быть, ещё и до К.Маркса, который в некоторых своих сочинениях довольно подробно рассматривает это понятие (хотя, конечно, трудно забыть то, чего никогда не знал, – мы все учились понемногу, чему-нибудь да как-нибудь…).

Согласно материалистическому учению о власти, за всю историю человечество выработало только три основные – всякие промежуточные, переходные и оттеночные, не беру тут во внимание! – формы единства нации: родовой строй, государство и коммуна.

Во-вторых. Именно этой теме посвящена работа В.Ленина «Государство и революция», причём целиком и полностью. Этот вопрос рассматривается в ней с момента возникновения государства до момента его «засыпания» (выражение Ф.Энгельса) – до окончательного отмирания, предрешённого переходом общества к коммуне.

В-третьих. Поэтому правильной постановкой вопроса может быть только следующее: государство – всего одна возможная форма единства нации или нет?

Смотря о каком обществе идёт речь. Ведь всё сущее в мироздании, как известно, находится в движении, проходит путь развития, целый ряд этапов. Одно дело, скажем, первобытное общество и совсем другое – к примеру, общество эпохи Возрождения.

Если мы имеем в виду современное наше общество, т. е. высокоразвитое капиталистическое, то ответ на вопрос такой: нет, не является. Государство давно уже не является исключительно одной возможной формой единства нации!

Трудящиеся уже давно могли бы жить коммуной – и весьма успешно… В истории это было показано ещё знаменитой Парижской Коммуной 1871 года. Вот, по словам К. Маркса, какое состояние приобрёл, например, общественный порядок тех дней: «Коммуна изумительно преобразила Париж! Распутный Париж Второй империи бесследно исчез. Столица Франции перестала быть сборным пунктом для британских лендлордов, ирландских абсентеистов, американских экс-рабовладельцев и выскочек, русских экс-крепостников и валашских бояр. В морге – ни одного трупа; нет ночных грабежей, почти ни одной кражи. С февраля 1848 года улицы Парижа впервые стали безопасными, хотя на них не было ни одного полицейского»! (Полицейских не было потому, поясню в скобках, что коммуна как форма единства нации наряду с другими буржуазными вещами упраздняет и так называемую публичную власть)

Да, люди труда давно могли бы жить коммуной, с энтузиазмом отдавшись строительству нового общества, могли бы, да «бы» мешает.

Этим «бы» является не что иное, как сопротивление паразитических классов, всеми возможными способами – вплоть до войны, вплоть до уничтожения народных масс – старающихся сохранить старый, давно изживший себя, дряхлый и еле двигающийся уже, как столетний дед, но исключительно выгодный для них, всяких неробей, «делающих деньги из воздуха», способ капиталистического производства.

В-четвёртых. Согласно материалистическому пониманию истории – науке о социализме, который неизбежно идёт (по объективным, а не субъективным причинам! Ввиду не зависимых от сознания и воли людей научно-технических революций, ввиду выхода производительных сил общества на более высокий уровень) – идёт на смену капитализму, – согласно материалистическому пониманию истории, государство, которое рано или поздно окажется, по образному выражению Ф.Энгельса, «в музее древностей, рядом с прялкой и бронзовым топором», неминуемо будет заменено коммуной, сиречь прямой демократией – демократией не для меньшинства народа, чиновников и толстосумов, которые зачастую этими самыми чиновниками и являются, а для его подавляющего большинства.

Ибо идея прямой демократии может быть реализована лишь в плане перехода общества к новому, социалистическому способу производства (разумеется, не к тому «развитому социализму», что был в СССР, т. к. то был вовсе не социализм, а государственный капитализм с крупными пережитками феодализма).

Собственно, в книге В.Ленина «Государство и революция», на мой взгляд, обо всём этом, с мельчайшими подробностями, и идёт речь, хотя порой и иными словами (но не трудно ведь сообразить, что под словом «пролетариат», например, конечно же, следует понимать трудящихся – не паразитическую, а созидательную часть общества).

Не зная этой работы, не понимая сущности так называемого «учения марксизма о государстве», трудно человеку способствовать, сознательно влиять на развитие (на коренное реформирование) политической формы общества.

Товарищи, активней беритесь за эту науку, грызите её гранит, как говорил мой папа, тем более что в наших сегодняшних ВУЗах, в нашей стране, пребывающей под гнётом ретроградов, её давно уже не преподают!

 

г. ВЛАДИВОСТОК

 

3 комментария на «“ПОД ГНЁТОМ РЕТРОГРАДОВ”»

  1. Никогда не предполагал, что через тридцать лет снова возьмусь писать на эту тему. Но не хочется оставлять без ответа представления уходящего поколения ушедшей эпохи. Для него было свойственно верить в новых богов и они цитируют Маркса, Энгельса и Ленина также, как средневековые интеллектуалы цитировали библию. И «Капитал» Маркса называли не иначе, как библией рабочего класса. И по примеру своих богов верою воспринимали умозаключения, в которых часто выдавали желаемое за действительное. Вот автор заметки пишет: «Трудящиеся уже давно могли бы жить коммуной – и весьма успешно… В истории это было показано ещё знаменитой Парижской Коммуной 1871 года». И далее, понятное дело, он приводит в свидетели Маркса. И никого не смущает, что Парижская коммуна просуществовала всего 72 дня и что выборы в коммуну осуществлялись по территориальному признаку. В чем нам здесь образец для подражания? У нас сегодня имеется местное самоуправление – муниципальные советы, куда по территориальному округам население выбирает своих представителей. Скажете, что вынуждены избирать тех, кого им предложат! Позвольте, а кто не дает населению самоорганизоваться и выдвинуть своих кандидатов? Скажете, это потому, что низкая активность населения. Значит не актуально, «не горит». Также имеются выборы в Государственную думу, которая обсуждает и принимает федеральные законы. И в отличие от Парижской коммуны, которая в одном из первых принятых ею решений сделала свои заседания закрытыми для остальных коммунаров, заседание нашей Гос. думы можно смотреть в режиме онлайн. Также никто не возбраняет ныне гражданам самоорганизовываться в кооперативы, быть самозанятыми и осуществлять хозяйственную деятельность как заблагорассудится в рамках законодательства.
    Заметим также, что преступность в Париже тогда «бесследно исчезла» лишь в первые дни всеобщего энтузиазма. Но преступный элемент недолго пребывал в ступоре. Также состав коммуны был далеко не пролетарский. Но Марксу, как и другим социалистам, необходимо был подчеркнуть исключительную роль пролетариата в тех событиях и вычленить положительные перемены в общественной жизни. Впрочем, роль пролетариата действительно была высока в сражениях на баррикадах.
    Итак, автор заметки нас призывает обратиться к «науке о социализме» и поспособствовать отправить государство на свалку истории. Что ж, обратится и послушаем, что говорит нам Энгельс в своей работе «Анти-Дюринг» (отдел Ш: социализм) выделяя то, что исполнилось и опуская благие пожелания. Итак:
    «Пролетариат берет государственную власть и превращает средства производства прежде всего в государственную собственность».
    «На место управления лицами становится управление вещами и руководство производственными процессами».
    «Анархия внутри общественного производства заменяется планомерной, сознательной организацией».
    «Рядом с этим огромным большинством, исключительно занятым подневольным трудом, образуется класс, освобожденный от непосредственно производительного труда и ведающий такими общими делами общества, как управление трудом, государственные дела, правосудие, науки, искусства и т. д. Следовательно, в основе деления на классы лежит закон разделения труда. Это, однако, отнюдь не исключало применения насилия, хищничества, хитрости и обмана при образовании классов и не мешало господствующему классу, захватившему власть, упрочивать свое положение за счет трудящихся классов и превращать руководство обществом в эксплуатацию масс»
    «Современное государство, какова бы ни была его форма, есть … идеальный совокупный капиталист. Чем больше производительных сил возьмет оно в свою собственность, тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать. Рабочие останутся наемными рабочими, пролетариями».
    Все описанное здесь верно, чему мы собственно были и остаемся свидетелями. А вот выход из этого положения у Энгельса весьма любопытен: «Вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другой излишним и само собой засыпает».
    Так и хочется спросить: усыплять государство кто будет? «Класс, освобожденный от непосредственно производительного труда и ведающий такими общими делами общества, как управление трудом, государственные дела, правосудие, науки, искусства и т. д.» ? Это тот «класс», который мы обычно называем бюрократией, слугами народа? Остается только пожелать успеха!

    Канис.

  2. Самый простой способ прославиться и получить всемирную известность — написать сочинение по футурологии, в котором невозможно обойти вниманием социально-экономические проблемы. Граждане, которые интересуются трудами таких авторов, не могут не замечать, как их мысль эволюционирует (по выражению автора статьи: проходит путь развития), что особенно заметно на протяжении последних 30 лет. Из «науки о социализме» на наших глазах возникает «наука о трансформации футурологических прогнозов». Причём, сам термин «наука о социализме» употребляется с серьёзным выражением лица, хотя, даже из предложенного текста абсолютно ясно, что никакого «социализма» никому на Привозе никогда пощупать не давали. Для иллюстрации «развития науки» могу привести некий текст, именуемый «Законом о запрещении курить в зданиях аэропортов», после которого, выпускается следующий, отменяющий предыдущий. После чего у меня возникает вопрос: зачем нам такое количество «докторов юридических наук»? Или нам просто напоминают «про Парижскую коммуну»?

  3. Павел, не передёргивайте.
    Не извращайте выход, указываемый Энгельсом из государственно-капиталистического состояния.
    Не надо показывать мне, что оспаривать те или иные положения научного социализма можно только путём подтасовки слов основоположников этой науки, — не надо, я это и без вас хорошо знаю, повидал таких оппонентов, как вы, вагон и маленькую тележку.

    Для вероятных читателей нашего диалога приведу исковерканную вами цитату в её подлинном виде:
    «Современное государство, какова бы ни была его форма, есть по самой своей сути капиталистическая машина, государство капиталистов, идеальный совокупный капиталист. Чем больше производительных сил возьмёт оно в свою собственность, тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать. Рабочие останутся наёмными рабочими, пролетариями. Капиталистические отношения не уничтожаются, наоборот, доводятся до крайности, до высшей точки. Но на высшей точке происходит переворот. Государственная собственность на производительные силы не разрешает конфликта, но она содержит в себе формальное средство, возможность его разрешения». — На высшей точке происходит переворот!

    Так что не надо нам «ля-ля…» по поводу отмирания государственного капитализма. Капитализм, как и его государство, может быть только уничтожен.
    Другое дело, каким путём уничтожен. Их два: снизу или сверху. Но это уже совсем другая тема для разговора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *