Послание Ольги и хлопонинские котлы

Нужен ли стране министр Котюков?

Рубрика в газете: Ждём отставки, № 2019 / 42, 14.11.2019, автор: Николай ВАСИЛЬЕВ

С Михаилом Михайловичем Котюковым, министром наших деградирующих высшего образования и науки – пришедшим в них, что даже как-то логично, из финансовой сферы – недавно случился курьёз. Достаточно неприятный для министра и знаковый для научных отраслей, изнасилованных «менеджерами».
Дай среднему российскому «менеджеру»-чиновнику науку, он её обкорнает под удобную для себя отчётность и за этим противоестественным фасадом будет по мере и расстановке сил дербанить. Это даже не про Михаила Михайловича, это про систему. Которую он на данный момент возглавляет.


На очередном заседании Совета по русскому языку, где присутствовал президент страны Владимир Путин, прозвучала любопытная информация. Озвучила её профессор Воронежского государственного университета Людмила Кольцова. Оказывается, вуз предоставляет всего 6 бюджетных мест в магистратуре по направлению «филология», а должен, согласно требованиям министерства, где работает наш герой – 12. Шесть бюджетных, ключевое слово, мест вместо требуемых эффективным «менеджерством» двенадцати. Понятно, хочется сказать, понятно. И почему-то смешно, хотя ничего смешного. Владимир Путин тут же попросил министра прокомментировать ситуацию. Котюков ответил, что распределение бюджетных мест происходит на основе данных статистики за последние три года. Видимо, статистика за последние три года показывала, что желающих ровно на шесть мест. Тогда почему – даже не хочется спрашивать, зачем – министерство вышобра и науки требует двенадцать? В общем, на слова министра президент дельно – хоть и вопреки привычному стилю гуманитарной, так скажем, повестки майских указов и федеральных собраний – заметил, что нельзя основываться на голых цифрах, а надо посмотреть, что в реальной жизни происходит, и навести порядок. Цифры на заседании по русскому языку прозвучали хоть и голые, но без дробей, и довольно красноречивые: полдюжины вместо дюжины.


И теперь дальнейшая карьера «коренного» финансиста и при том министра науки нуждается, видимо, в заботе и внимании с его стороны. С поста, может быть, и не слетит, но вот губернатором Красноярского края, откуда и пришёл в политику, о чём позже – станет навряд ли. Поколебавшиеся перед претендентом позиции действующего губернатора Александра Усса, хамящего жителям края во время наводнения и вообще не чурающегося скандалов – вроде как немного выровнялись за счёт покачнувшейся перед главным лицом репутации Михаила Михайловича.
На пост министра высшего образования и науки Котюков пришёл после того, как возглавлявшееся им ранее ФАНО (Федеральное агентство научных организаций) было ликвидировано, а Счётная палата уже после ликвидации выявила нарушения около 3 миллиардов рублей – в области бюджетных инвестиций организации в строительство и ремонт Института мозга человека имени Бехтеревой и Дирекции единого заказчика (по информации ТАСС). ФАНО, по всей видимости, завышало максимальные начальные цены контрактов, принимало и оплачивало невыполненные работы, а также работы, не соответствующие проекту и сметам, с нарушениями строительных и технических норм. Институт мозга в итоге оказался небезопасным для эксплуатации объектом, у которого к тому же не было работающего лечебного корпуса, а гарантийные сроки на закупленное оборудование, так и не использовавшееся для медицинских целей, истекли ещё в 2018 году.
До своей ликвидации ФАНО занималось определением эффективности работы научных институтов и лабораторий, переданных агентству в полное подчинение, с помощью сложных и запутанных методик (и по пресловутому индексу Хирша, и по числу публикаций в системе Web of Science, и по общему количеству публикаций сотрудников лаборатории и «использованных результатов научной деятельности», и по совокупному доходу малых инвестиционных предприятий, и по т.д., и по т.п). Как сказал в интервью «Огоньку» от 2013 года профессор Михаил Фейгельман, заместитель директора Института теоретической физики им. Л.Д. Ландау – это было «великое множество цифр» с неизвестным алгоритмом получения результата. Управляемая, другими словами, объективность. С другой стороны, собственно к науке и собственно качеству и уровню научных публикаций и проектов эти требования имели минимальное отношение и вообще вредили научной работе. Не со зла, наверно, просто задачи у агентства могли быть другие.
В общем, после таких вот инициатив и таких вот нарушений в освоении денежных средств, после ликвидации проштрафившейся насквозь организации под своим управлением, Котюков пошёл в гору и стал министром высшего образования и науки. Из чего напрашивается вывод, что проводившаяся Михаилом Михайловичем политика чиновного формализма, безразличного к отрасли некомпетентного менеджмента, манипулятивной отчётности и финансовых махинаций – впиталась в научно-образовательную систему.
Впрочем, это, думается, заслуга не только Котюкова, но того «пула», к которому он принадлежит: красноярско-норильского «хлопонинского» пула. В него, помимо бывшего губернатора Красноярского края (и также бывшего председателя правления небезызвестного «НорНикеля») Александра Хлопонина, входят, например, нынешний министр энергетики Александр Новак и зампред правительства РФ Ольга Голодец, тоже выходец из «НорНикеля». Поговаривают, она и поспособствовала назначению Михаила Михайловича на должность министра, а до того изначально курировала реформу РАН, приведшую к появлению ФАНО. И вот какая красивая, былинная преемственность прорисовывается: по Ольгиному, так сказать, велению – слова «я вас не приглашала», сказанные в 2015-м чиновницей академику Абдусаламу Гусейнову – летят в будущее российской науки и образования. И пахнут горящей паклей.
Вообще, если говорить о «пуле», Котюков отличается репутацией командного игрока, осуществляющего чужие решения. Что никому, конечно, не мешает заиметь со временем и свои интересы и амбиции. Вероятно, именно игра на пользу команды привела Котюкова в Москву ещё в 2010 году. Вслед за тем, как туда переехал Хлопонин, ставший полпредом президента на Северном Кавказе, и вся остальная команда. Котюков постепенно становится заместителем министра финансов Антона Силуанова. В 2011-м задекларированный доход чиновника составлял около 6 миллионов рублей, в 2012-м, уже на посту замминистра финансов – около 27 миллионов, в 2013-м – около 16 миллионов. Московские надбавки таких скачков зарплаты объяснить не могли, на что в своё время обратил внимание «яблочник» Сергей Митрохин и что тоже привело к скандалу. Потом, как мы уже говорили, было назначение в ФАНО, потом – должность министра науки. Путь не то чтобы строго вверх, но репутация Михаила Михайловича не слишком тяготила. Хотя, может быть, и принуждала к не вполне понятным перемещениям, закрыв, по крайней мере, напрашивавшийся путь в губернаторы.
Но самым трогательным представляется нам тот период деятельности Михаила Михайловича, когда он ещё работал в Красноярском крае, варясь, так сказать, в родном «пуле» и на родной почве – где уже в 2008-м, в возрасте 31 года, стал министром финансов и одновременно заместителем председателя краевого правительства.
И трогает нас не скандал 2007 года с губернаторским балом для студентов-отличников, после которого 200 студентов оказались в больнице с сальмонеллёзом, потому что организация бала была отдана на аутсорсинг компании, не имевшей санитарных допусков. И не скандал 2008 года с хищением 22 миллионов рублей на незаконном финансировании авиаперевозчика «КрасАвиа», у северных аэропортов которого, Хатанги и Диксона, вообще не было лицензий и сертификатов на приём и отправку воздушных судов – и не было, соответственно, оснований на получение субсидий и перевозчика. И не скандал 2009-го, когда за хищение 29 миллионов рублей на субсидии для полуфэйковой посреднической компании из пяти сотрудников, аффилированной с ЗАО «Сибтяжмаш», но ничего в реальности не производившей – был условно осуждён на пять лет экс-министр промышленности и энергетики края Денис Пашков. Не это нас трогает, хотя, конечно, помимо мощных фигур Александра Хлопонина или экс-директора «КрасАвиа» Николая Фатьянова, или Дениса Пашкова, здесь явно необходима командная игра министерства финансов, выдающего субсидии.
А трогает нас история 2009-го с закупкой оборудования для молокоперерабатывающих заводов. В ходе которой, при участии фирмы с чудесным названием «Сосна» и ФГУП с таким же названием (замешанных, кстати, и в истории с сальмонеллёзом после губернаторского бала, и в многочисленных махинациях с перепродажей сельхозпредприятий), были выведены из бюджета и «слиты» куда-то в Израиль 2,5 миллиона евро. Но не просто так слиты. В Израиле всё-таки были закуплены четыре чана из нержавейки. Два из которых дошли-таки до Восточной Сибири.
Так же, как дошла до Воронежского государственного университета половина полагавшихся бюджетных мест на магистратуре филфака. И, что особенно интригует в этом сопоставлении – даже все четыре нержавеющих израильских чана не покрыли бы и четверти суммы, выведенной тогда из краевого бюджета.

 

6 комментариев на «“Послание Ольги и хлопонинские котлы”»

  1. А чего вы от него хотите? Он же типичный «эффектный меньжир». Этим определением всё и сказано.

  2. типичный «путинский сокол». в команде нашего президента — таких пруд пруди. пока до основания не развалит порученную ему отрасль — не уймется.

  3. 1. Проблема не только в личности М.М.К. Проблема в бизнес-системе. Приведу пример.
    2. Я с 2009 г. работал, как ведущий научный сотрудник (к.т.н., автор более 60 изобретений СССР и более десятка новейших патентов РФ — это параллельно с литературой) в головном ВНИИ электрификации сельского хозяйства АН РФ, который вёл принципиальные разработки. Ежегодно ВНИИЭСХ получал порядка 120-150 патентов (и подавал столько же заявок на Новые). Это намного больше, чем в любом другом ВНИИ сельского хозяйства.
    2. В середине 2014 года ВНИИЭСХ подал во Российский Фонд фундаментальных исследований (РФФИ) 40 (сорок) принципиальных Заявок на финансирование приоритетных (Пионерских) технических Проблем, каждый с Трёхгодичным сроком реализации (конструирование и опытный образец). Каждая заявка базировалась на патентах РФ и научных статьях д.т.наук и к.т.наук по Теме. Мы с зав .лабораторией — подали Две заявки. Ни Одна заявка из 40 -а в декабре 2014 года не получила Грант. Значит, там были такие «Эксперты», которые забраковали работу Всего ВНИИЭСХ РФ. А судьи КТО? Тогда министр ФАНО М.М.Котюков должен был бы насторожиться? Тем более, у него замы были — доктора наук, не помню кто именно.
    3. Почти тогда же брошена идея перевести науку в Вузы (которые не имели Такой производственной базы, как любое ВНИИ Академии наук). Это по типу США (но там другие условия)
    4. А затем началась «оптимизация» кадров, так как зарплаты у кандидатов и докторов была 12-20 тыс. руб в месяц, а надо было довести до 40-50 тыс руб — средняя по Москве. В 2016 году увольняли (увольнялись) Технические специалисты (примерно половина состава — 100 кадров) без передачи знаний и с закрытием научных тем. Часть сотрудников перевели в ВИМ (ВНИИ механизации сел. хозяйства)
    5. Выход. Надо закрыть систему грантового финансирования, и отдать финансирование Профильному Министерству (Минторг или Минсельхоз или Новый Минпромышленности РФ, хотя бы). А РФФИ (сейчас почему-то Международный — МФФИ) — упразднить, так как техн. идеи будут уходить на Запад и на реализацию там. Экспертов перевести в Министерства под Госконтроль.
    6. То есть ввести Госпланирование, как это сделано для ОПК и там сделан был технический рывок.
    В порядке предложения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *