Саранские беседы Александра Данильчева

Рубрика в газете: МЫ - ОДИН МИР, № 2019 / 7, 22.02.2019, автор: Княз ГОЧАГ (ПЫТЬ-ЯХ, Ханты-Мансийски автономный округ - Югра)

Ах! Как же заснежило в феврале… В такие милые непогоды самое лучшее – задушевный разговор о добрых людях, наших литературных коллегах – об их жизненных и творческих новостях и т.д. Под чашечку хорошего ленкоранского чая и завывание вечернего зимнего ветра за окном. Что мы и не преминули сделать с нашим надёжным проводником по национальным российским литературам Вячеславом Ар-Серги, Народным писателем Удмуртии.


– Итак, Вячеслав Витальевич, мы сегодня с вами говорим о мордовской литературе, как одной из самых выразительных литератур финно-угорского сообщества.

– А поточнее, наш сегодняшний рассказ пойдёт об эрзянском талантливом литераторе – переводчике, молодом учёном и очень хорошем учителе Александре Данильчеве. Он – молод, энергичен и охоч до доброй работы. Кстати, как вы знаете, Княз, народ мордва делится на два, скажем так, суперэтноса – эрзя и мокша. А наш Саша Данильчев и есть – эрзя.

Москва. ЦДЛ. 2014 год. Слева направо Дмитрий Мизгулин, Александр Данильчев, Вячеслав Ар-Серги

– А мокша и эрзя понимают друг друга без перевода?

– Говорят, что при наличии определённой, хотя бы изначальной, языковой подготовки это не составляет особого труда. Но различия в языках эрзи и мокши, конечно же, есть. И не только в языках, но и в характере, менталитете этих народов. Имея практически одних и тех же прародителей, с течением времени, эти народы развивались в неодинаковых жизненных руслах.

– Вячеслав Витальевич, а мне помнится, что Александр Данильчев бывал у нас в Ханты-Мансийске… Или я что-то путаю?

– Нисколько не путаете, Княз. Он был там на презентации книги стихов известного русского поэта Дмитрия Мизгулина, переведённых практически на все финно-угорские языки. Ей-ей, уникальная получилась книга! Подобных проектов я вот и не вспомню в истории российской литературы. Название книги – «Когда-то Солнце было Богом…». Здесь под одну обложку вошли переводы стихов Дмитрия Мизгулина на венгерский, эстонский, финский, мордовские, удмуртский, марийский, коми и другие финно-угорские языки…

– Помнится, это было, то есть, презентация книги, дай Бог памяти, в 2014 году.

– Да. Вот там мы и познакомились с Александром Данильчевым, переводчиком стихов Дмитрия Мизгулина на эрзянский язык. Молодой, красивый, приятного вида эрзянин, он всем там сразу понравился – деликатен, тактичен, говорит по существу. В 2013 году защитил кандидатскую диссертацию по творчеству эрзянского поэта Александра Мартынова. Саша Данильчев умеет в меру говорить и в меру молчать – бесценный дар! Но без смеха не могу и ныне вспомнить, как героически наш Саша сидел в нижнем кафе гостиницы «Югория» и почти до утра слушал речи подгулявших чешских писателей: «Пан Саша, не уходите!». И в силу своего природного такта наш Саша не уходил отдыхать и слушал, слушал, слушал забугорных коллег, прихлёбывая свой давно остывший чай – к алкоголю, как заметилось, он равнодушен, не потребляет. Вот такая ему попалась демьянова уха по-чешски… Мы потом с ним нередко вспоминали об этом и смеялись: Саша имеет редкий дар – он умеет посмеяться над самим собой. А это не всем, не всем дано… А только лишь очень большой души людям.

– Нередко национальные российские писатели, да что там, почти все, рождаются в своих деревнях, приезжают в должное время в свои столицы – получают образование, и пишут о своей покинутой родине – с грустью и печалью об ушедших водах родной речки…

– А что! Прекрасный мотив. Дело ведь не в сюжете произведения, а в том – как оно написано. Александр же Данильчев родился в Саранске, но всё своё детство и юность провёл в селе Сурвеле (Сабаево) Кочкуровского района Мордовии. Это интереснейший район на юго-востоке республики, граничит с Ульяновской и Пензенской областями.

– Я совершенно уверен, национальная российская школа тех лет ещё могла привить молодому человеку любовь и уважение к своему родному национальному. Увы, эта ситуация коренным образом изменилась буквально за последние пару лет – мы это видим воочию. Это в первую очередь тотальное сокращение уроков родного языка.

– Да. Совершенно верно. Мало какими победами может похвалиться сегодняшняя официальная российская идеология, а вот по сокращению уроков родных нерусских языков РФ – она «на коне!». Это надо признать. А вот Саше Данильчеву, я ему задавал этот вопрос, в нужное время попались очень хорошие эрзянские учителя, которые привили ему большой интерес ко всему эрзянскому. Тут надо назвать их поимённо – Ракина Любовь Михайловна, Деряева Светлана Алексеевна! Ей-Богу, настолько многое зависит у людей от хороших учителей – добрый им поклон за их мудрость и доброту! Саша говорил, что уже и в школьные годы он писал стихи на родном эрзянском – вот именно по советам учителей. Что, само собой, и повлияло на его выбор последующего обучения в Мордовском госуниверситете имени Н.П. Огарёва – специальность «Филология. Языки и литературы народов России (эрзя). Русский язык и литература». И со студенческих своих лет он теперь – житель Саранска, столицы Мордовии.

– Да, Саранск по праву и по достоинству стал колыбелью и мордовской литературы. Вы, Вячеслав, упомянули имя эрзя поэта Александра Мартынова, по творчеству которого защитил кандидатскую диссертацию наш Александр Данильчев. Но Александр Константинович Мартынов, мы это знаем даже по филологическому курсу вуза, был не только поэтом, но и весьма талантливым прозаиком, переводчиком на родной язык произведений классиков русской литературы. Помнится, что где-то в 80-х в Москве был издан очень хороший роман «Дети своих отцов».

– Да и роман «Ржаной хлеб» его у него был, знаете ли, весьма добротен. А в целом, мордовская литература, по моему убеждению, по-настоящему – состоялась. В драгоценном её фонде, заметьте, живом фонде – целый список высокохудожественнейших произведений! Сюда входят: эрзянско-мокшанский эпос «Масторава», Кузьма Абрамов с его «Пургазом», Василий Радаев – «Сияжар», «Тюштя», Яков Кулдуркаев – «Эрьмезь», Нуянь Видяз – «Ванине», Александр Доронин с его пронзительной прозой… Хороша, высока и глубока поэзия современных мордовских авторов: Николая Ишуткина, Маризь Кемаль, Геннадия Гребенцова, Раи Орловой и многих других. Но в списке имён, здесь на особом месте – поэт Александр Арапов (1959–2011). С Сашей Араповым, вплоть до его грустной кончины, мы поддерживали дружеские контакты. Это был большой Поэт! Истинный российский интеллигент, в жизненном обиходе всегда старавшийся занять «как можно меньше места» – скромен до стеснительности, а в творчестве – честен до горчайших слёз… Кстати, в своё время он был и лауреатом газеты «Литературная Россия».

– Да, и мы помним его строки (много лет назад мне их прочитали на одной из тюменских писательских посиделок – запомнилось!): «В Мордовии зимы русские, Песня – русская, Письма – на русском, И только плач – на своём». Мужественный поэт. Он всей душой болел за свой народ – его не забывают и не забудут ещё долго.

– Да, да! Лет 15 тому назад я побывал в Саранске. По приглашению профессора Мордовского госуниверситета Юрия Мишанина я участвовал в конференции «Тиринь-тядянь вал», посвящённой проблемам родных языков. Поездка была весьма удачной – я вернулся «на трёх китах!». От души поговорил с Сашей Араповым – о поэзии и жизни, чокнулся чарочкой с Александром Дорониным, председателем СП Мордовии – «за дружбу народов и литератур!» и полдня провёл в Музее величайшего художника, скульптора Степана Эрьзи – художественного гения эрзянского народа, да и что уж там таить, всего человечества – я так считаю. Степан Эрьзя, я снимаю перед вами свою шляпу (хоть я её и никогда в жизни не носил) – с признательностью и благодарностью, с комом в горле и райскими облаками в моей душе… Мне очень нравится и то, что молодая поросль мордовских поэтов напрямую связывает свой сегодняшний день именно с благодарной памятью корням своим, родным родникам. Среди них наш Александр Данильчев особо подчёркивает имена Людмилы Рябовой, Алины Подгорновой, Марии Ерёминой, Татьяны Мокшановой, Марины Слугиной, Виталия Коротышкина, Юлии Мамаевой, Марины Аникиной, Марины Агеевой, Натальи Чумбаевой и других.

– Вячеслав Витальевич, вы сказали о великом Степане Эрьзя… А я вспоминаю и других представителей мордовских народов – певиц Лидию Русланову, Надежду Кадышеву…

– Богата, богата талантами земля мордовская! И наш разговор идёт тоже о необычном человеке. Большом писателе и серьёзном учёном. Мне кажется, что наш молодой коллега Александр Данильчев из Саранска идёт таким же универсальным путём, как прославленный Чингиз Гусейнов, – он и литератор, он и учёный, он и педагог. И знаете, у него это хорошо получается. Его переводы в Мордовии пользуются признанием на всех уровнях читательского восприятия. Он уже побеждал на конкурсе молодых учителей города Саранска. А сейчас, я полагаю, он раздумывает и о будущей своей докторской диссертации. Кроме того, он работает в саранском Лицее № 26 и одновременно ведёт эрзянские телепередачи на ГТРК «Мордовия». И правильно делает – что успевает!

– Хотелось бы знать мнение Александра Данильчева и о том, что волнует сегодня эрзянских и мокшанских поэтов и писателей?

– А я и спросил у него. Вот что он мне ответил: «Безусловно, это сохранение и развитие эрзянского и мокшанского языков, культуры, традиций и обычаев, литературы. Сохранение своих народов. Тема любви, конечно».

– Наш человек! А каковы основные проблемы точек роста этих литератур?

– Мы говорили с Александром и об этом, конечно. Исчезают читатели. И при том, что они не переходят в разряды читателей на ином языке, а просто перестают быть читателями. И это очень подрывает устои национального самосознания – как базы гражданской составляющей нашего современного российского общества. Знаете, многие просто-напросто тупо уткнулись в свои гаджеты и идут – не знамо куда…. А гаджеты, позвольте вам заметить, художественно абсолютно не развивают языки, ведь вся коммуникация через них происходит при мизерном, и даже порой просто жалком, словарном запасе.

– Каковы тиражи мордовских авторов?

– Полагаю, что – как и везде по Руси Великой… До 500 экземпляров – поэзии, прозы – может быть, чуть побольше. Саша Данильчев поделился и этой заботой. При малости тиражей книг на мордовских языках возрастает роль периодических национальных изданий в Мордовии – журналов «Сятко» и «Чилисема», «Мокша» и «Якстерь тяштеня». Они это чётко осознают и справляются со своими задачами. Но что будет завтра с ними самими? Неведомо… Уверенности в завтрашнем дне нет. К слову, раньше мордовские языки изучались в школах Мордовии по 4–5 часов в неделю, а буквально в последние годы – уже 2 часа в неделю. Хотя в разных районах, наверное, – по-разному. А ведь в Мордовии, считается, три государственных языка – русский, мокшанский и эрзянский. Это по конституционному факту, а по жизни национальным языкам – хода мало…

– А в Саранске слышна мордовская речь на улицах?

– Когда я там был – не слышал. Но это было давно. Кроме постоянных вывесок на зданиях «Шумбратадо» («Здравствуйте», «Привет») о мордовскости Саранска ничего особо и не говорило – мне, не посвящённому. А сейчас, слышал, что ситуация там начала меняться. Молодые люди мордовского происхождения заговорили на улицах на родном языке! Не везде, не всегда, не все, но – услышалась речь! И сам Александр Данильчев говорит, что сейчас это становится своего рода молодёжной саранской «фишкой» – говорить на родном языке. И наш Саша Данильчев просто подходит к людям на улице и деликатно завязывает беседы на эрзянском и мокшанском – и люди отзываются. Мне кажется, что подобные живые беседы Александра Данильчева с жителями его родного города Саранска – это его лучшие литературные произведения сегодняшнего дня. Придёт время, они выльются в строки его книг, это будет так – несомненно… Ведь Саша Данильчев именно на основе своего родного языка уже приобрёл массу друзей в Саранске – своих будущих читателей. Везде – в супермаркете, кафе, разнообразных мастерских, на многочисленных встречах с аудиторией – в первую очередь молодёжной, в Интернете… он говорит на своём языке и сонародники отвечают ему также на мордовских языках. Уважительно, без ханжества. И прав, прав был венгерский профессор Янош Пустаи, Президент Ассоциации финно-угорских писателей мира: «Языки надо не защищать, а на них надо разговаривать!». И всё будет – как надо.

– Я уверен, что Александр Данильчев и детей своих обязательно будет учить по книгам на эрзянском языке, написанным им самим.

– Для этого ему надо ещё жениться. А то, что в мордовской литературе он – не случаен, это уже – точно. Это его мир. Здесь все знают его творческое, родовое имя – Зинёронь Сантяй. По добрым делам его и честному слову.

 

С Вячеславом АР-СЕРГИ
беседовал Княз ГОЧАГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *