Вектор правды Олега Павлова

№ 2019 / 29, 02.08.2019, автор: Александр БАЛТИН

Верность правде есть основополагающий вектор писательского мировосприятия. Плюс – густота словесной плазмы, плотность письма той концентрации, когда в водоворот литературного произведения вовлекается богатое разнообразие существующего – и определяющего, в сущности, явь.

Без каковой невозможна никакая серьёзная литература, даже если она базируется на фантазии.

Но фантазия была лишней, если речь идёт об Олеге Павлове, ушедшем в века: в том числе в века истории литературы.

От первого цикла рассказов, чьё название «Караульные элегии» несколько диссонировало с подчёркнутой прозаичностью содержания, до романов «Казённая сказка» или «Дело Матюшина» – Павлов вёл линию… даже не просто реализма, а жестокого реализма, под мощной лупой которого увеличивались детали яви, а отдельные явления приобретали эпохальное звучание.

Очевидно было духовное и стилистическое влияние Андрея Платонова: этого беспрецедентного стилиста и своеобразного философа русской почвы и космизма – но влияние, не имеющее ничего общего с подражанием или заимствованиями: Павлов был оглушительно самостоятелен.

Но истоком стиля его – с крепким раствором фразы и жёсткой кислотой абзаца – была платоновская проза: крепкая, как спирт.

И недаром одна из критических работ Олега Павлова носила название «Метафизика русской прозы», ибо сам он был именно метафизиком жизни – тем исследователем её, который стремится рассмотреть реальность до последней складки её изнанки.

…В «Безбожных переулках» легко заблудиться, но «Гефсиманское время» требует исполнения долга, а не игры, и Олег Павлов, напитав произведения свои столь не популярным в наше змеино-прагматическое время состраданием, исполнил свой писательский долг блестяще, оставив книги талантливые, страшные и призывающие жить иначе, чем жили мы последние четверть века…

9 комментариев на «“Вектор правды Олега Павлова”»

  1. Что за пропаганда творчества вохровцев и попок? О таких фактах своей биографии стыдливо молчать надо, а тут целые тома писал.

  2. Довлатова с его «Зоной» – тоже ругать будете?
    Или для Кугеля главное свои пять копеек вставить?
    «Ай, Моська! знать, она сильна, что лает на Слона!»

  3. Не в защиту кого-либо, а справедливости ради. Вот цитата из басни:
    «Пускай же говорят СОБАКИ:
    «Ай Моська!…(далее по тексту)»

  4. Вы все с этой моськой поднадоели. Читаете одну общую книгу «В мире интересных чужих мыслей»? Довлатов — очень скучный беллетрист. Я его не буду ругать, он для меня не существует. Может, только «Соло на ундервуде». Даже следующая книжка — дрянь.
    Эти поделки рядом с так называемой «лагерной» литературой просто хамская насмешка.
    Про пять копеек умолчу. Про вставить — тоже, а то обидишься.

  5. 1. Ну, начитается, скажем, покупатель негатива из таких специфических книг. И что он должен делать. Протестовать идти? Или злобу затаить?
    2. Я советую любому покупателю. Берёте книгу, листаете веером, останавливаетесь на любой странице и начинаете читать Полстраницы. Если в тексте Гадость или глупость, закрываете и «веером» на другую случайную страницу. Если Там то же самое, бросайте на прилавок. Макулатура!
    3. Если текст Читабелен, «затягивает» смысл и лексика абзаца, Душа принимает и Тоже Повторно на другой стр.,
    Покупайте.

  6. Для # 4. Свои «произведения» тоже советуете так читать? Чтобы не «начитались лишнего»?

  7. А чего мне Довлатов? Та же вохра, только с ленинградским прононсом. Из области «рассказики для тех, кто не может читать умные книги, потому что они сложные, и приходится думать». Абсолютно никакой качественной разницы — Довлатов, Веллер. В Ленинграде были писатели куда интереснее.
    +
    см., что выше написано. Стыдно — этим — кичится. Это каинова печать во весь лоб. А пытаются изобразить, как мушку нарядную.
    И не в «Литературной России», поднимающей на щит Солженицына, воспевать таких авторов. Это примечания — сами знаете для кого. Прочтите и распишитесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *