Живёт в Пече такой Мехеш Кароль…

Рубрика в газете: Мы – один мир, № 2019 / 30, 23.08.2019, автор: Княз ГОЧАГ

Мы, наверное, немало знаем о венгерской литературе, но много, много больше этого и не знаем о ней. Знаем о том, что её органическое вхождение в мировую литературу состоялось в последние пару столетий – вхождение, как признание. Шандор Петёфи, Янош Арань, Эндре Ади, Аттила Йожеф… – ах! какие звучные имена были у этих венгерских поэтов, громогласно прошептавших миру о своём венгерском. Их услышали многие, многие. Слышат и теперь. Слышат, говорят и спорят, наслаждаются и критикуют, и думают о нём – о феномене венгерской литературы, взращённой на тучных исторических евразийских пространствах. Говорим об этом и мы с народным писателем Удмуртии Вячеславом Ар-Серги.

– Вячеслав Витальевич, мы ранее говорили с вами о сегодняшних марийских, коми, мордовских авторах… Ясное дело, что все они имеют довольно хорошее представление о литературе самого многочисленного народа в их общей финно-угорской семье – венгерского…
– Да, для финно-угорских литераторов России венгерская литература всегда воспринималась своей, точно – не чужой. Это было и раньше, это есть и сейчас. Все знаковые финно-угорские писатели, в большинстве своём, переводились на венгерский язык и печатались в Будапеште, о них писали венгерские литературоведы… И, наверное, не было и нет литератора финно-угра, не переводившего на свой язык венгерского собрата. Литературные связи были и есть – хорошие и деловые, задушевные и практические.
–21-25 августа финно-угорские писатели мира проводят свой очередной Конгресс. На этот раз – в Трансильвании. Тема этого конгресса обращена к вопросам развития национальных литератур в диаспорах. По такой теме место встречи организаторами выбрано очень символично – в румынском городе Клуж-Напоке, ставшем своего рода культурным средоточием множества венгров, проживающих на своих землях в Румынии. Значит, вопросы развития современной венгерской литературы и там не останутся «за протоколом».
– Да, да. А литературу, конечно же, создают отдельные авторы. В их числе и наш друг – Кароль Мехеш, хорошо нам известный венгерский поэт, писатель и эссеист. Он родился в 1965-ом году в городе Печ, что на юго-востоке Венгрии. Его отец был педиатром, а мать преподавала детям музыку и литературу. После гимназии Мехеш Кароль учился в прославленном Печском университете и получил диплом специалиста по литературе и эстетике. Он и сейчас живёт в Пече, часто бывает в Будапеште. Его жена Энико стала его настоящим соратником – и в жизни, и в творчестве… Первые литературные опыты Кароля Мехеша относятся ещё к периоду совсем ранней его юности. Сначала – стихи, потом – рассказы … Ныне он – автор более двух десятков книг поэзии и прозы, один из ведущих авторов новой литературной венгерской волны…
– А как добрая судьба свела вас?
– Пять лет назад меня пригласили к участию в венгерской программе «Писатели мира», принятого городом Печ. Я целый февраль жил и работал там. Куратором этой программы в Пече был и есть наш дорогой Мехеш Кароль. Я близко познакомился с городом Печ, с его историей и архитектурой, с его первыми лицами и простыми жителями… и в последствии написал большое эссе, посвящённое ему. Печ – чудеснейший город с прекрасными горожанами. Мой ему поклон!
– Да, я слышал о таких программах, действующих в некоторых европейских городах и странах. По утверждениям очевидцев, среди которых писатели из разных стран, многократно убеждаешься в их пользе и проке. Это же очень ценно и непередаваемо дорого – писательское мнение, порождённое собственно пережитым, добрым и благодарным, настроением. Всё это – только на благо!
– Совершенно согласен с вами, уважаемый Княз. Вот там, в Пече, мне и выпало жить – по улице Фельшмалом. И беседовать с Каролем Мехешем– о жизни, литературе … О погоде – тоже. Мехеш Кароль – очень деликатный и тактичный человек, он очень ценит чужое время и своё – тоже. Он работает куратором Программы, не надоедая своему подопечному – приглашённому из-за границы участнику программы. Каждый день он сидел за своим ноутбуком (он живёт в соседней квартире – от «гостевой», где жил я) и много работал. Значит, писал прозу. А если у него идут стихи, то он их записывает в большой блокнот, книжку – от руки. У него нет предпочтений к носителям текста – равно пользуется и электронными, и бумажными вариантами. И, конечно же, у него есть свой веб-сайт, профили в Фейсбуке и т.д. Подобных писателей, совершенно адекватных в интернет-пространстве, в России, в основе, своей пишущей литературу уже не гусиным пером, а хоть и шариковой ручкой, кажется, я и не видывал – должен признаться. То, что для нас – интернет-чудо, для него – рабочая обыденность. В первую очередь для него важна Идея, а как она зафиксирована – это вопрос уже другой, малосущественный. Мне кажется, что Кароль Мехеш с таким же спокойствием и пониманием работал бы и с берестяными грамотами, и с космическими голографиями…– если бы это держалось в его руках, виделось на экране его гаджета. А о венгерской литературе, об истории своего народа он может рассказывать долго и упоённо. Это всё – его неотторжимое, кровное и жизненное. Но, увы, я не такой знаток в английском – как он. И когда нам, мне, не хватало слов, чтобы излить свою приязнь друг к другу, мы просто пели в обнимку песенку крокодила Гены, которую Мехеш Кароль знает всю – на русском языке. Бодро и весело! «Я играю на гармошке у прохожиж на виду…»! Ах, если бы видели вы нас, распевающих эту песню в «Тойоте» Кароля – при нашем возвращении в Печ из Сегеда, со встречи с читателями. Вы бы подумали, что это разухабились два удмурта на камском берегу по завершению сенокоса! И это при том, что обоим им медведь наступил на ухо …Но ведь петь, умея – сможет каждый, а вот петь, не умея – поди вот! Тут душа – настежь!
– В Венгрии, судя по СМИ, немало людей, поддерживающих не финно-угорскую, а тюркскую принадлежность своего языка. Как относятся ныне современные венгерские авторы к своему родству с российским сородичами: удмуртами, марийцами, мордвой, карелами, хантами и манси … то есть к финно-угорскости своего языка…
– Я бы не сказал, что тюркофилов там так уж и много, но они – есть. К ним относятся по канону плюрализма мнений, и это – правильно. Но основная часть венгерского умонастроения неразрывно связывает себя именно с финно-угорскостью своей жизненной основы – и это факт. Благо, об этом аргуметированно говорит и наука. Но мы, конечно же, беседовали с Мехешом Каролем, в первую очередь, о делах наших литературных… Беседовать, как я уже сказал, выпадало нечасто, но весьма содержательно. Меня очень интересовал вопрос поддержки государством венгерских писателей. Не в пример нам, российским литераторам, в особенности – нестоличным, власть венгерская предпочитает противопоставлению деловой разговор со своими писателями. Ясное дело, всем чиновникам и всем писателям – не угодишь, но литературные вопросы, проходящие по канве власти, решаются. Как всегда, в интеллектуальном пространстве выделяются правые и левые крылья…По мнению венгерских литераторов, нынешняя власть всё так же акцентирует своё внимание на правом крыле – с их точки зрения, видимо, именно маховом. У венгерских литераторов невероятно калейдоскопичен портретный, характерный ряд творцов, без чёрно-белого разделения на либералов, консерваторов, патриотов, типа нашего – более всего преобладает настроение и злоба сегодняшнего творческого дня. Или мне просто так показалось… А ещё мне увиделось то, что у венгров, и у простых, и у ВИП-ов, не пропало ещё желания прислушаться друг к другу.

Cлева Мехеш Кароль, справа Вячеслав Ар-Серги. Центральная площадь г. Печ (Венгрия), февраль 2014 г.

– Что из нынешнего российского можно увидеть в венгерском книжном магазине?
– Да, мы заходили в книжные магазины Печа. Там тот же ряд, присущий всем книжным магазинам небольших стран Европы – Улицкая, Пелевин, Сорокин, Толстая и др. в переводах на венгерский. Так было, но, говорят, так и сейчас, хоть и с привнесением некоторых других имён «представительского» российского пула. И – всё.
– Литературная программа города Печ, как я понял, предполагает приглашение в Печ на жительство и работу писателей из разных стран. Так расписывается у них весь календарный год?
– Да. При мне было так: один писатель проживает один месяц. За год, значит, Печ посещает 12 писателей из разных стран. Всё это – за счёт приглашающей стороны. Говорят, что и этот год, и следующий, у них уже расписаны. Там авторы из Швейцарии, США, Германии, Австрии, Сербии, Канады и т.д. Куратор проекта поддерживает рабочий ритм проекта.
– Что такое успех или неуспех для венгерского литератора. Вы не спрашивали об этом у Мехеша Кароля?
– В Венгрии, как и у нас, всегда были и есть писатели известные и писатели неизвестные – как уж сложится по творческой судьбе. И сейчас хорошо реализуется у них венгерская классика – Шандор Марай, Антал Серб, Магда Сабо, уже примкнувшие к ним Эстерхази и Кертес. В фаворе венгерских читателей сегодняшние – Петер Надас, Ласло Дарваши, Адам Бодор, Ласло Краснахоркаи, Бартис и др. Подавляющая часть из них добилась большего признания благодаря переводам их произведений, к слову, на немецкий язык. Мехеша Кароля тоже много и охотно переводят. Его произведения и переведены, и изданы на итальянском, английском, греческом, испанском, французском и многих других языках… Мне кажется, что каждый писатель держит собственный маркер своего успеха или неуспеха, и нередко он определяется именно по камертону его диалога со своими читателями. Если смотреть по этому канону, то у Мехеша Кароля есть свой читатель, что нас только радует. Сейчас Мехеш Кароль, с его слов, продолжает работу над третьим томом своей автобиографической прозы – романа. Не обходит вниманием и свой любимый жанр – фантастику. Он – очень занятой человек. И вместе с тем очень внимательный к окружающим его людям.
– Как там у них выходят книги? На какие средства – государственные, спонсорские?
– Наверное, как и везде, на разные. Но в основе своей, на государственные плановые субсидии. Эта сумма зачастую не покрывает всех типографских издержек. Приходится, наверное, добирать и в других вариантах. Может, тогда и будет роялти автору. Но, увы, многие венгерские авторы признают – прожить профессиональной литературой в Венгрии ныне невозможно, нужно ещё где-то работать. Вот, к слову, Мехеш Кароль занят организационными делами литературной Программы своего родного города – благородное, ей-пра, дело…

Беседовал Княз ГОЧАГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *