Ваша родословная от А …

№ 2017 / 29, 31.08.2017

Совершенно случайно недавно судьба подарила мне встречу с человеком, увлечённым темой родословной. Хотя, «увлечена», это, пожалуй, мягко сказано. Юлия Григорьева – заболевшая этой темой давно и, я так полагаю, на всю жизнь. На сегодняшний день у неё имеется рукопись «Поколенная роспись (родословная)» – документ, в котором в форме разбитого на поколения списка людей представлены сведения о чьих-то потомках (нисходящая роспись) или чьих-то предках (восходящая роспись). События, охвачены периодом 1874–1923 гг.). Район исследования: центральная часть, юг и юго-восток Урлукской волости Троицкосавского уезда Верхнеудинской округи Иркутской губернии (современное название – Красночикойский район Забайкальского края).

И вот наконец-то я расспрашиваю её о самом главном:

– Какими были задачи этого исследования?

– Установление имён и фамилий первопоселенцев и колонистов Забайкальского края, проживавших на территории Урлукской волости со второй половины 18 века. Кроме того, составление их поколенных росписей с целью изучения родственных и брачно-семейных связей; выявление закономерностей и различий в семейно-бытовом укладе (средний возраст вступления в брак у юношей и девушек в различных социальных группах, количество детей, количество близнецов, наличие и количество незаконнорождённых детей и их последующий правовой статус в различных сословиях, причины смерти).

– Как вы думаете, это будет интересно какому-то кругу читателей вашей будущей книги?

– Чтоб ответить на этот вопрос, задам свои: Что Вы знаете о своих предках, проживавших в Забайкалье в 18–20 веках? Хотели бы вы узнать их имена на 7-10 поколений назад? Поэтому, безусловно, издание будет адресовано всем тем, кто занимается своей родословной. Ведь сейчас каждому интересно знать про свою прабабушку. Люди наконец-то обернулись к своим истокам и очень многие пытаются докопаться до своих предков на 5–7 колен.

– По собственной практике знаю, что старшее поколение уходит, и вдруг приходит осознание, что что-то важное мы не успели у них спросить. То есть ваше издание, это наша, не расспрошенная когда-то прабабушка?

– Вот именно. Со смертью старшего из вашего поколения, иногда совершенно внезапной – теряется ценнейший источник информации, которой нет ни в книгах, ни в интернете, ни в архивах. Кроме того, архивные тексты с течением времени угасают, документы ветшают, доступ к ним прекращается. К тем, кто собирал родословную, на смену одним жизненным проблемам приходят другие. В итоге вы навсегда утрачиваете возможность соединить разорванную связь поколений.

– А что конкретно может дать ваше издание?

– Издание Поколенной росписи Урлукской волости без дополнительных затрат позволит узнать не только имена, но и даты рождения, венчания, смерти вашего предка (предков), количество и имена детей не только в основной, но и в боковых ветвях вашего родословного древа, родственные, брачные, свойственные (духовные) и дружеские связи ваших предков с другими жителями села (или других сёл), для казаков позволит проследить продвижение по службе и превратится в собственное увлекательное мини-исследование истории своей семьи.

Первый сборник будет посвящён самым южным, пограничным и приграничным сёлам – Жиндо, Голдановке и Читкану. Потом хотелось бы и про пограничных казаков и семейских из Хилкотоя, Гутая, Нижне-Нарымской и др. издать такие же.

Наиболее распространённые фамилии из первого сборника – Москвитины, Кирилловы, Елизовы, Дранишниковы, Злобины, Перебоевы, Зимиревы, Чёрных – это православные. Среди семейских – конечно же Емельяновы, Капустины, Вдовины, Нагаевы, Кореловы, Цыпыловы, Кузьмины, Моисеевы, Якушевские, Алексеевы, Михайловы, Арефьевы, Тороевы, Ветошкины, Халецкие, Маниковские, Григорьевы, Масловы, казачьи – Скуратовы, Хлуденевы, Таракановские, Переваловы, Хлебниковы, Назимовы, Митрошины, Шайдуровы. Но для меня проще, наверное, их всех по алфавиту перечислить – они мне все уже как родные. Ещё три ветвистые фамилии – Климов, Васильев, Резников. А потом хотелось бы и про пограничных казаков и семейских из Хилкотоя, Гутая, Нижне-Нарымской и др. издать такие же.

– А есть ли возможность любому самостоятельно составить родословную?

– Есть. Но платная услуга архива стоит пару десятков тысяч рублей и зачастую период ожидания исполнения запроса составляет от одного года до нескольких лет. Существуют ещё платные услуги специализированных фирм. Но при этом всегда есть риск нарваться на мошенников, потерять деньги и не получить никакой информации. В принципе, если люди обращаются ко мне, я помогаю в этом деле.

– Сложно представить ваш труд. Я так полагаю, что в большинстве своём это таблицы?

– В силу большого объёма информации поколенной росписи по всем населённым пунктам не удастся включить в один том, так как его объём будет превышать несколько тысяч страниц. Стоимость одного тома будет составлять от 1500 до 2000 рублей, и вы правы, большая часть – таблицы.

История каждой семьи – уникальна. Высшей благодарностью для автора будет, если читатель, перевернув последнюю страницу, продолжит писать эту книгу самостоятельно – уже исключительно для своей семьи. Дальнейшая история – это слишком личное, слишком сакральное знание, которое должно стать достоянием только одной семьи. И если продолжить писать её – даже у родных братьев и сестёр со временем появится уникальное издание в единственном экземпляре, содержащее историю только 1 семьи. А дальнейшие самостоятельные исследования – это повод для общения со старшими родственниками, которые так нуждаются в нашем внимании. Это и запас информации на будущее – для общения со своими детьми и внуками. Ведь каждый человек раньше или позже задаётся вопросом: «Какая она была – моя прабабушка?»

Безусловно, это не детективное чтиво, а книга для пытливых. Можно читать книгу с начала, двигаясь от 18 века к 20-му, наблюдая за тем, как разрастается и ветвится ваше древо от одного предка. Можно читать книгу с конца, двигаясь от настоящего к прошлому – зная фамилию, имя и отчество предка, жившего в начале 20 века, узнать о его (её) братьях и сёстрах, родителях, бабушках и т.д. до самого раннего установленного предка. Изготовление родословной, как правило, производится по прямой восходящей отцовской либо материнской линии, без учёта боковых линий.

– И немного о том, почему именно чикойская родословная?

– Мои родители оба из Забайкалья – папа родился в Жиндо, а мама в Дровяной Улётовского района. Познакомились они в Томске, где учились в институтах. Там же поженились, а родилась я в Линевом Озере, там в 1966 году жили мамины родители. Вскоре мы уехали оттуда. Честно говоря, меня не тянет в Линёво – никакой родственной, глубинной связи, душевного трепета я к этому красивому месту не испытываю. А в 8 лет отец меня впервые привёз в Чикой – и всё, я пропала. Каждый июнь меня сажали в самолёт, и я там проводила каникулы. А каждый август меня с рёвом и слезами заталкивали в обратный самолёт. Ещё месяц дома я рыдала от тоски, а потом начинала считать время до следующих каникул. Вот зачем, скажи мне, 10 летнему ребёнку было знать – где деревня Афонькина? Как выглядела и где находится деревня Доложино? Кто этот человек с бородой на старом портрете? А как его звали? Конечно, это был детский интерес – просто в виде познания мира. Никаких записей я не вела, но с удовольствием ездила в рейсы со своим дядькой, который на грузовике развозил почту по всему району. В конце 90-х годов, когда на волне возможностей, предоставленных законом о реабилитации жертв политических репрессий, я сделала первую попытку узнать что-то о деде и прадеде. Дед – Григорьев Павел Алексеевич был репрессирован в 1940 году, по доносу обвинён во вредительстве: по версии следствия он был японским шпионом и, работая в пекарне бухгалтером–счетоводом, специально подкладывал в хлебное тесто щепки, гвозди. Отсидел 3 года, в 1943 ушёл на фронт, прошёл всю войну, в 1953 году умер. Прадед – Елизов Пётр Егорович – прошёл японскую войну, был в плену, попал в первую волну раскулачивания в 1930 году, его сослали на рудник Гутай, где он вскорости погиб, а семью выслали в Канск.

Но на мои запросы о реабилитации пришли ответы: сведений о таких людях нет. То есть исчезли люди, как пылинки на ветру, и никаких следов не осталось. Естественно, для написания этих заявлений понадобилось расспросить бабушку – чтоб узнать их точные имена и хотя бы примерный возраст. Меня поразило тогда, как чётко, без малейшей задержки, моя неграмотная старенькая бабушка, которая не помнила, куда час назад положила очки, перечисляла тогда полные имена не только своих родителей, бабушки и дедушки, но и имена свёкра, свекрови, родственников, живших в Жиндо и Урлуке. Но она не помнила точную дату рождения деда, помнила лишь, что он был её ровесник и родился на Успенье. Я тогда служила в милиции, и особо заниматься поисками не было времени – всё время занимала служба, а редкие выходные проводила с семьёй. Затем, во время обучения дочери, провожая и встречая её в начальных классах, проходила мимо Госархива области. Проводив дочь на уроки, нужно было или возвращаться домой, чтоб через час идти обратно, или где-то проводить эти 3 часа (я взяла тогда специально отпуск на сентябрь). А государственный архив расположен буквально во дворе школы – здания разделяет лишь забор. И вот, с целью скоротать время и уточнить всё-таки дату рождения деда, я и пришла в первый раз в архив – в 2003 году. Достаточно быстро я нашла нужные мне сведения, но меня, как всякого, кто впервые берёт в руки такие документы, поразил сам вид дореволюционных метрических книг, атласная гладкость бумаги, «яти» и «еры» в тексте, сам запах этих документов – казалось, так пахнет само время. И тут я пропала второй раз – ведь поиск информации и чтение таких книг – сродни поиску клада.

Второе, что меня удивило и заинтересовало – большое количество однофамильцев как бабушки, так и дедушки. «Наверное, родственники» – подумала я и, совершенно не задумываясь о последствиях, выписала всех Григорьевых и Елизовых, которые родились, венчались и умерли в период с 1906 по 1913 год. Отпуск быстро кончился, и снова навалилась рутина– работа, дом, дети болеют… В свободное время попыталась прикинуть – кто кому из выписанных персон кем приходится. Но быстро поняла, что имеющейся у меня информации ничтожно мало, и соединить этих однофамильцев во что-то, хотя бы отдалённо напоминающее древо – ну никак не получается. И почти 10 лет эти листочки лежали не востребованными где-то в шкафу. А в 2011 я в сети наткнулась на общенациональный исторический сервер «Предыстория», который основал и поддерживает мой однофамилец – Денис Григорьев. И тут я пропала в третий раз – такое огромное количество информации по истории Забайкалья, этнографии, культуре и религии, старые фото, старинные карты – всё это увлечённые люди выкладывают на форуме, обсуждают различные вопросы, помогают друг другу в поиске. И вот тут-то пригодились и детские отрывочные воспоминания, и бумажки с записями. А поскольку я уже к тому времени вышла на пенсию, времени свободного стало больше и вот уже 6 лет подряд хотя бы час в день я посвящаю ГАЗК.

– Юлия, остаётся только пожелать, чтобы эта книга поскорее увидела свет. И, может, наконец-то и я найду своих предков из Хилкотоя. Да и все другие, кому интересен этот труд, которому буквально нет цены, думаю, заинтересуются. Самое главное, не нужно будет ждать случая попасть в Госархив – вот он, Госархив на столе.

 

Елена ЧУБЕНКО

 

г. ЧИТА

2 комментария на «“Ваша родословная от А …”»

  1. Подскажите пожалуйста, как связаться с Юлией? Я из рода Хлебниковых, хотелось бы узнать подробнее о предках или хотя бы где можно взять ее книгу…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *