ГОСПОДЬ С ТОБОЮ

№ 2007 / 38, 23.02.2015


И так уж немало отмерил Господь –
С лихвой одарил белобрысую водь,
Ну может, ещё и добавит чуть-чуть,
Порадуя голубоглазую чудь,

***
И так уж немало отмерил Господь –
С лихвой одарил белобрысую водь,
Ну может, ещё и добавит чуть-чуть,
Порадуя голубоглазую чудь,
Бескрайнего озера зыбкую гладь,
Соснового леса зелёную стать
Да синь бесконечных прозрачных
небес,
Где в облаке сокол парящий исчез.
Смотри в ослепительно-белую высь
И радуйся жизни.
И Богу молись.

***
Дымится мгла морозного тумана,
И первый снег отяжелил листву,
И то, что было призрачно
и странно,
Отныне проступает наяву:
Покатых крыш немые очертанья,
Высокой церкви чёрный силуэт,
А в небесах, под сводом мирозданья,
Далёких звёзд лампадный тусклый
свет.
И на сто вёрст ни недруга, ни друга,
И на сто вёрст – глухая тишина,
И в снежный мрак погружена
округа,
Чуть теплится тяжёлая луна.
И сколько мне ещё в пути осталось
Брести среди заснеженных могил…
Когда-то Русь и пела, и смеялась,
А нынче даже плакать нету сил.

***
Покуда хватало здоровья и сил,
По белому свету взахлёб колесил.
И страны мелькали, и люди,
И верилось – всё ещё будет…
Блистали светила, шумел океан,
И дальние дали полуночных стран
Манили загадочным светом.
Но – хватит. Довольно об этом.

А нынче по жизни иду не спеша,
Вселенским покоем объята душа,
И в царстве осенней природы
Живу ощущеньем свободы.
Не знаю последних мирских
новостей,
Не жду ни друзей, ни случайных
гостей,
И даже приметы любимой
Растаяли в дымке незримой.

А нынче объяла меня тишина.
Мерцает звезда. И сияет луна.
Небес бесконечных свеченье,
Листвы полуночной движенье.
Ни жизни, ни смерти теперь не боюсь,
Всевышнему тихо и скорбно молюсь.
Прощенья прошу и спасенья.
И верю в своё воскресенье.

***
Качается солнце на ветке,
Плывёт, тяжелея, жара,
Стучится в москитные сетки
Назойливая мошкара.

И так хорошо и покойно
Под сенью сосновых ветвей,
Что кажется – бури и войны
Исчезли с планеты моей.

Июльское царство покоя,
В цветенье поля и сады…
Но только откуда такое
Предчувствие скорой беды?

И что так внезапно встревожит –
Грядущего скорбный итог?
Иль этот случайный прохожий?
Иль первый осенний листок?

***
Я поздней осенью дышу,
В морозной дымке вечер.
Буксиры вниз по Иртышу
Плывут Оби навстречу.

Они вершат привычный путь
К последнему причалу,
Чтобы немного отдохнуть
И вновь начать сначала.

В круговороте суеты
Понятная дорога.
Пусть невысок полёт мечты,
Но не судите строго.

Дым заклубился над трубой,
Флаг реет над кормою.
Доволен будь своей судьбой,
Работой и страною.

Не суетись, не мельтеши
И, огибая мели,
Тащи бесценный груз души
К одной заветной цели.

РОЖДЕСТВО

В церкви тихо. За окнами синими
Хлопья снега неспешно летящего,
В серебристо-берёзовом инее
Очертания города спящего.

Снегири, как шары новогодние,
Украшают столетние ели,
И сомненья тревожат – сегодня ли
Вдруг отступятся злые метели?

И рассеется вьюга вселенская,
И застынет, притихнув, природа,
И зажжётся звезда Вифлеемская,
Озарив полумрак небосвода.

***
Живи сегодня и сейчас
Как на исходе…
Быть может, твой последний час
Уже проходит.

Не трать минут по пустякам,
Оставь сомненья.
Верши свой труд назло врагам
Без сожаленья.

И пусть забвения трава
Восходит смело.
Душа надеждою жива,
А сердце – делом.

Пусть не соседствует беда
С твоей бедою,
И да пребудет навсегда
Господь с тобою.

***
Синица, беспечно порхая,
Присядет на миг у окна –
Хорошая весть ли, плохая,
А всё-таки свыше дана.

Не верю в приметы, но всё же
Ношу суеверий печать.
Даруй нам терпение, Боже,
Всё с радостью воспринимать.

И что бы с тобой ни случилось,
Напрасно судьбу не кляни,
Приемли как высшую милость
И эти ненастные дни.

ДОМ, ГДЕ ЖИЛ ТЮТЧЕВ

Смеркается. Как наваждение,
В морозном мареве огней
Проспекта сонное движенье,
Реклам дрожащее свеченье,
Мерцанье тусклых фонарей…

Иду по Невскому. Знакомо
И всё почти известно мне…
На миг остановлюсь у дома,
Увижу яркий свет в окне.

Напряжены, в морозной пыли
Гудят чуть слышно провода.
Здесь жил поэт. Давно забыли
В какие именно года…

Уже пустеют мостовые.
Смотри, из этого окна
Ему видна была Россия,
Была судьба ее видна.

Как много слов мы говорим подчас,
И думаем при этом мы едва ли,
Что, не расслышав вещий Божий
глас,
Мы Бога в Русском Слове потеряли.

Не слушая друг друга, все кричат,
О правоте мечтая повсеместно,
Лишь нищие на паперти молчат,
А им, поверьте, многое известно.

ПОСЛЕДНИЙ ПАРОХОД

Лето на излёте, на исходе,
Жёлтый лист и красный тут
и там.
Еду на последнем пароходе
По давно уже родным местам.

Ярче небо, но темнее воды.
Стал мудрей – не стало легче жить.
Дал Господь здоровья от природы,
Но реки уже не переплыть.

Растворились дали за излукой,
Обретаю царственный покой,
И гудок последний – на разлуку
Проплывёт над утренней рекой.

Ничего нет вечного в природе.
Пусть зима маячит вдалеке…
Еду на последнем пароходе
По осенней утренней реке.

***
Растаял след инверсионный
В пустых, прозрачных небесах.
Гул самолёта отдалённый
Затих в синеющих лесах.

И потревоженные дали
Опять застынут на века,
Без устали и без печали
Под ними вдаль стремит река.

И ты, измученный сомненьем
Во мраке лживой суеты,
Застынешь в скорбном изумленье
От величавой простоты.

И если есть на свете вечность,
То выглядит она такой –
Сияющая бесконечность
Над бронзовеющей рекой.

г. ХАНТЫ-МАНСИЙСК


Дмитрий Александрович Мизгулин родился в 1961 году в Мурманске. Окончил в 1984 году Ленинградский финансово-экономический институт имени Н. Вознесенского и в 1993 году Литинститут. Автор сборников стихов «Петербургская вьюга», «Сибирский слух», «Две реки», «География души» и других книг.
Дмитрий МИЗГУЛИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *