Прорыв в рунете

№ 2008 / 28, 23.02.2015


Возникший в шестидесятые годы прошлого века Самиздат, после долгих лет молчания был для нас прорывом. Спустя полвека мы вспоминаем то время с ностальгией – и шестидесятников, и соцреализм. В котором были свои вершины. Вспоминаем Самиздат ещё и потому, что спустя полвека те, кто был в подполье, стали доминировать, породив постмодернизм. И вот уже, как в Королевстве кривых зеркал, русский современный реализм загнан в подполье. Негласное, необъявленное. Он вытеснен рынком, на котором, объявленный «мейнстримом», господствует постмодернизм. Мейнстрим – словечко-то какое! Скажу по-русски – постмодернизм объявлен «доминирующим направлением» русской (!) литературы. Только русской ли? Кстати, «Голубое сало» господина Сорокина – это образчик постмодернизма. Голубое сало идёт победным маршем по душам и книжным прилавкам. Отчего душе тошно. Мейнстрим уверен в себе и хорошо проплачен, мода навязывается, вбивается в сознание. Как-то на сайте проза.ру я обнаружила автора Александра Муленко, который пишет современную документальную прозу о судьбах людей, раздавленных эпохой приватизации на крови. Как только не глумились над ним постмодернисты. Я и оренбургский писатель Пётр Краснов дали ему рекомендацию, и сейчас он член СП России, а русофобы уже глумятся над следующими жертвами. Досталось даже Краснову. Таких примеров немало, не всех принимают в СП РФ, не всем посчастливилось найти издателя. Русских авторов травят и вытесняют с сайтов литературного рунета. Рекламируя без меры низкосортную литературу. И вот уже Ирина Денежкина с подростковой порнографией, «открытая» на той же прозе.ру, издаётся миллионными тиражами. На частном сайте, долго именовавшемся почему-то «российским национальным» (сейчас название сняли).
Таких примеров масса – в сети доминируют сайты с редакторами, ненедолюбливающими русскую литературу и Россию. Такова картина лит. – рунета. Сайтов нейтральных меньше, к лучшим я отношу «Самиздат» Максима Мошкова, в котором, однако, бесконечный и быстроменяющийся поток произведений невозможно ни просмотреть, ни сориентироваться в нём. Это сайт равных возможностей. Ещё один известный сайт – Литсовет. На нём идут баталии между русскими авторами и эмигрантами. И за простое удаление (спустя лишь два месяца!) по требованию десятков авторов одного из стихотворений эмигрантки, описывающей зверства (!) советских солдат в Великую Отечественную, мы были благодарны хозяину сайта. Обычная практика других сайтов – такие вещи поощряются.
И это – ещё не самая плохая ситуация с русофобскими тенденциями в Самиздате, заметим, не американского, а русского Интернета. Казалось бы, Самиздат получил такие возможности, о которых в шестидесятые и мечтать не мог. Свободную публикацию с потенциальным доступом миллионов читателей. Но сетература русского реализма загнана в подполье и планомерно истребляется, тихо и незаметно подменяется литературой русскоязычной. Чудовищное сочетание – огромные технические возможности и ощущение асфиксии – не хватает кислорода.
В критике постоянно говорят о том, что великая русская литература безвременно скончалась. Нам навязывают это мнение с той же активностью, с какой навязывают постмодернистское «сало». Но это ложь. Я являюсь редактором трёх литературных проектов Инета, и вижу, что авторов, пишущих в традициях признанной в мире русской литературы реализма, в наше время не меньше, чем в шестидесятые. Всё это похоже на продуманную идеологическую диверсию. Бить по самому важному – культуре. Бжезинский позавидует. Ситуация перезрела и должна была дать прорыв. Им стало создание сайта с хорошим русским названием «Изба-читальня». Существует он меньше года, но по динамике развития уже сейчас можно сказать – его ждали. Что даст этот сайт для развития русской литературы, изменит ли он ситуацию в рунете, – на эти и другие вопросы отвечает главный редактор литературного сайта «Изба-читальня» Игорь Брумель.


– На самиздатовских сайтах рунета много произведений морально невысокого качества, а то и откровенно русофобских. В чём отличие вашего сайта от других литпорталов?
– Наш сайт создан для людей, которые хотят творить и читать на русском языке литературу великого русского народа, уважают наш народ, нашу великую литературу, русский язык. При этом сайт предназначен не только для профессионалов, но и для широкого круга авторов и читателей.
– В Интернете наметилось разделение между русской и русскоязычной литературой. Не могли бы вы прокомментировать эту тенденцию?
– Совершенно верно. Конечно, технически их трудно разделить. Русскоязычная литература – это произведения авторов, которые считают себя «общечеловеками».
– Кто такие «общечеловеки» в вашем понимании?
– Те, кто проповедует «общечеловеческие ценности» в ущерб национальному самосознанию. Эти авторы просто плохо знают другие языки и используют язык русский. Не зная языков тех стран, куда они эмигрировали из России, они продолжают общаться на языке страны, откуда они уехали.
– Русскоязычная литература – преимущественно эмигрантская?
– Не совсем так. Авторы, представляющие русскую литературу, могут жить и в других странах, их отличие от русскоязычных в том, что они считают себя русскими. То есть, русскую литературу могут представлять и эмигранты. Многие из них пишут уже в третьем поколении по-русски и остаются русскими людьми. Но чаще, если человек живёт не одно десятилетие в эмиграции, то его дети и он сам уже начинают думать и писать по-другому. Есть эмигранты, уехавшие из России, которые начинают чувствовать себя ещё более русскими, чем в то время, когда они в России жили. Они понимают, что происходит в России, и болеют за Россию.
– Как сейчас в целом описывает ситуацию в России литература эмигрантская и русская – пессимистично, или есть оптимизм?
– Практически и там, и там соотношение оптимизма и пессимизма примерно одинаково. Я бы разделил литературу по иному признаку – литература русская и литература «общечеловеков».
– А конкретные примеры? Например, как вы относитесь к Солженицыну? Он представляет русскую или русскоязычную литературу?
– Его можно отнести к русским почвенникам. Думая о России, он её идеализирует. То, что он писал о России, – этого нет и никогда не будет. То, что пишут почвенники о России деревенской, – идеализация, такой России уже нет.
– На сайте широко представлена православная литература. Насколько она популярна среди читателей?
– Есть противоречия между православной литературой и общехристианской. В последней, в аспекте России тенденция – зарыть в голову в песок и говорить: «Нас Бог спасёт». Православие в России – более активная позиция: вы верите, так защищайте то, во что вы верите, защищайте свою веру, свои жизненные позиции.
– Какими вы видите основные проблемы в России? Что происходит с её культурой, что не так?
– Культура и раньше, и в нынешние времена является отражением власть предержащих. Но есть и другая культура. Которая, может быть, меньше востребована, но она развивается. Она должна быть сохранена. Это идеи православия, национальности, солидаризма, то есть всё то, что может привести к возрождению русской нации. Это то, что нужно нашему народу сейчас.
– В российском Самиздате нигде так сильно не доминирует гражданская позиция, как на сайте «изба-читальня». Почему этого нет или крайне мало на других сайтах, где доминирует низкосортная литература?
– Если посмотреть на сайты, созданные в девяностые годы или в начале 2000-х, можно заметить, что они уже развились. У них самоокупаемость, причём серьёзная. Поэтому их владельцы не хотят рисковать ничем. Отсекают всё радикальное, что может быть для них неудобным или представлять угрозу их бизнесу. Им важно, чтобы авторы, которые им будут приносить деньги, всё равно были белые и пушистые. И ещё, думая как бы чего не вышло, они перестраховываются!
– Идёт коммерциализация литературного пространства Интернета?
– Верно. И наш сайт тоже должен быть коммерческим. Но те сайты, о которых вы говорите, – их хозяева боятся конфликта с властью. И ввели жёсткую цензуру, которая запрещена конституцией. На сайте «изба-читальня» другие принципы. Принцип свободы творчества, слова, мысли и убеждений. То, что закреплено в нашей конституции и в международных нормах прав человека. Но при этом, придерживаясь их, мы не нарушаем ни в коем случае законов Российской Федерации. Другие же сайты занимаются перестраховкой. Например, сайт, который считал себя «Российской национальной литературной сетью» и известный как стихи.ру. Это частный сайт, принадлежащий человеку, далёкому от литературы. На нём имели главенствующие роль эмигранты и люди, живущие в России, но не имеющие отношения ни к русским людям, ни к русской литературе. Они притесняли других, настоящих русских поэтов.
– На сайте много тех, кто нашёл понимание и пишет на гражданскую тематику, не боясь, что придут эмигранты и начнут глумиться над проблемами России, над её культурой? Не могли бы вы назвать наиболее ярких и заметных авторов сайта, на ваш взгляд?
– У нас есть замечательный поэт-песенник Александр Сталин. Известный не только в Интернете, но и в периодике яркий поэт-публицист и прозаик Виолетта Баша. Популярный в кругах авторской песни и не только бард из числа «поэтов сопротивления» Николай Прилепский. Поэт Александр Трубин. Известный поэт и бард Леонид Корнилов, поэт Александр Симонов и многие другие. Очень многие.
– А говорят, что сейчас не время поэзии. Это неправда?
– Сейчас хороших поэтов гораздо больше, чем в Серебряном веке! Приходится признать, что сейчас техника написания стихов по сравнению с тем же Серебряным веком выросла значительно, расширился словарный запас, и многие стихи Великих теперь кажутся примитивными. Но не стоит забывать, что именно поэты и литераторы Серебряного века и создали наш современный «Великий и могучий».
– А как им быть с доступом к читателю?
– Скажу так: если во времена Пушкина тираж в тысячу экземпляров считался очень большим, а тираж три тысячи был гигантским, и это был огромный тираж на число читающих людей в России. Их было значительно меньше, грамотности такой, как сейчас, не было. Да, и читали того же Александра Сергеевича вовсе не простолюдины, а дворян ведь было немного. К примеру, на моей странице шесть тысяч читателей, на вашей около четырнадцати тысяч, и это за какие-то полгода. А сколько таких страниц в Рунете!
– На «избе-читальне» довольно широкий спектр и политических взглядов, и литературных жанров. Есть и сатира, и юмор, и эссе, и критика, и публицистика.
– Конечно! И взгляды разные, и идут жаркие споры – для этого у нас есть форум!
– И всё-таки у той же Марининой идут миллионные тиражи, я вот тоже публикуюсь в основном в еженедельниках с миллионными тиражами, но это – информационно-познавательные статьи. А если речь идёт о современной прозе, и тем более поэзии, тиражи таких изданий не так велики. Что в этом плане даёт сайт «изба-читальня»? У меня, к примеру, на сайте проза.ру более семидесяти тысяч читателей, но таких авторов единицы. Обычная цифра порядка трёх-пяти тысяч. На многих страницах авторов «избы-читальни» число читателей примерно в этом диапазоне.
– Нельзя никак сравнивать тиражи бумажных изданий и число читателей того или иного автора в Интернете. Такие авторы как Маринина являются просто лейблом, торговой маркой. Исследуя феномен этих детективных писательниц, я прекрасно представляю себе, что один человек просто не может всё это написать.
– Да, это конвейер, и говорят, что на таких авторов работают целые команды «литературных негров». Я не говорю конкретно о Марининой, такой информации у меня нет. Но даже мне по электронной почте приходили предложения войти в такую команду. С расценками за количество авторских листов. И сюжеты прислали. Я отказалась. Я – самостоятельный автор. Но беда литературы в России сейчас в том, что умную, талантливую, актуальную прозу не печатают. Печатают низкосортный коммерческий ширпотреб. А сильным и ярким русским писателям остаётся только Интернет. Есть ли будущее у бумажных изданий или они отомрут и останется Интернет? Тем более что читать на сайтах можно бесплатно.
– У Интернета не только есть будущее, но я скажу так: всё будущее принадлежит Интернету. Через пять-десять лет бумажные издания себя не оправдают. Люди читают меньше, это хорошо в метро заметно. Да и книга, изданная большим тиражом, даже если она продана, это ещё не значит, что её прочитали. Её купили, посмотрели несколько страниц, не понравилось – выбросили или положили на полку. Даже не читая. При советской власти нас критиковали за то, что на полках стоят целые собрания сочинений, которые никто никогда не читал. И при этом были огромные тиражи. Официально считалось, что всё это продано и народ читает.
– Чем поможет в этом плане «изба-читальня»?
– России нужно, если говорить по большому счёту, вновь обрести своё имя. Узнать, кто мы такие, как звались. Обрести пастыря, обрести вождей и обрести духовность.
– Как вы смотрите на будущее России?
– Я – крайний пессимист. Нет никаких оснований, никаких факторов, никаких тенденций в нынешних общественных процессах для того, что сказать, что Россия может возродиться.
– Но в России уже были смутные времена, она их преодолевала. Мне кажется, надежда в том, что на сайте я вижу молодых авторов, любящих Россию. Эта молодёжь – пусть её и немного, даёт надежду.
– Верно. Были смутные времена, тяжёлые времена, в которые численность русского народа сильно сокращалась. А некоторые народности просто исчезли. Но смутные времена кончались, высокая рождаемость делала своё дело. Высока была благотворная роль Русской Православной церкви. Наш народ возрождался всегда. Но теперь ситуация изменилась. Планета Земля перенаселена. И если какой-то народ освобождает, причём без всякой войны, часть своей исконной территории, то её тут же занимают пришельцы. И это навсегда! Кроме того, высокая рождаемость в первых поколениях этих «переселенцев» после их поглощения нашим народом серьёзно изменит солидарное лицо нации. Изменится не только, как теперь любят говорить, «славянская внешность», но и сущность нашего народа даже в том случае, если Господу будет угодно, чтобы он возродился. И литература тоже станет другая.
– Какую роль в возрождении России играет русская литература?
– Её роль очень важна – сохранить идеи, которые передаются в поколениях. Идеи могут угаснуть в одном поколении. Как, например, вера – без церкви. Церковь – это не только храмы, это совокупность всего, что в неё входит. Также и литература. Это не только книги. Это совокупность всего вместе – это и литераторы, и издательства, и идеи, которые литература проповедует.
– Идеи – это главное для возрождения русской нации?
– Нет, нацию может возродить только дух, пассионарность. А идеи – вечны. Виолетта БАША

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *