ЗАЧЕМ ПИСАТЕЛЯМ МСПСы?

№ 2009 / 2, 23.02.2015


Я не оговорился, назвав Международное сообщество писательских союзов (МСПС) во множественном числе. Их у нас два. Одно возглавляют Юрий Бондарев и Арсений Ларионов. Резиденция у них в четырёхэтажном особняке бывшего издательства «Советский писатель» по адресу: Поварская ул., 11. Другое возглавляют Сергей Михалков и с недавнего времени Иван Переверзин. Сидят они чуть подальше от Кремля в особняке бывшего Союза писателей СССР по адресу: Поварская ул., д. 52. И в то и в другое сообщество входят помимо российских писательских организаций некоторые зарубежные, то есть из бывших республик СССР. В президиумах и там и там есть известные писатели старшего поколения и, естественно, представители «нового мышления». Деятельность сообществ одинакова, состоит она в основном в том, чтобы ежемесячно собирать деньги за аренду сдаваемых общественных помещений и распределять между тесным ближним кругом в виде премий, в том числе литературных, и зарплат. Изредка оба сообщества проводят банкеты по поводу вручения учреждённых ими литературных премий, юбилеев писателей, входящих в очень тесный круг приближённых (премии получают те же самые лица), иногда проводятся заседания, конференции, съезды. 18 февраля состоится отчётно-выборный съезд михалковского МСПС, которому посвящены мои размышления.
Самое интересное: ни тот, ни другой МСПС не являются юридически правопреемниками Союза писателей СССР и юридически неправомерно занимают его помещения. Не верите? Давайте посмотрим документы.
Да, вы спросите: откуда взялись эти МСПСы. Отвечаю.
Вот как рассказывала поэтесса Татьяна Кузовлева радиостанции «Свобода» о МСПСовских корнях после путча 1991 года: «21 августа собрались писатели демократической направленности, первым размашистой походкой вошёл в здание Союза писателей Евгений Евтушенко, и тут же безмолвно из кабинетов вдруг посыпались бывшие секретари Союза писателей СССР, которые тут же вдруг вскакивали в свои служебные чёрные «Волги», и эти «Волги» делали такой полукруг по двору Союза писателей и выносились стремительно на улицу. То есть, было такое ощущение, что бывшие секретари Союза писателей СССР смертельно боялись встречи». Конечно, поэтесса утрирует, но факт остаётся фактом: 23 августа 1991 года «демократы» во главе с Евтушенко волевым решением распустили секретариат СП СССР, обвинив его сотрудников в поддержке ГКЧП. Они назначили «демократический» рабочий секретариат, одним из сопредседателей которого стал Тимур Пулатов.
Евгений Евтушенко и Юрий Черниченко направили письмо мэру Гавриилу Попову с требованием «немедленного прекращения» деятельности секретариата правления Союза писателей РСФСР. Права на владение зданием на Комсомольском проспекте, 13 они предлагали передать «большому союзу», где теперь председательствовал Евтушенко. Администрация Попова 30 августа приняла решение опечатать здание СП РСФСР. О том, как во время пленума пытались распустить СП РСФСР и что из этого вышло, «ЛР» писала не раз.
Вскоре СССР был упразднён, и Ельцин издал Указ, что всё имущество общественных организаций СССР, находящееся на территории России, переходит к российским общественным организациям. То есть единственным законным владельцем всего имущества СП СССР, находящимся на территории России, стал Союз писателей РСФСР.
Но власть-то была у «демократов» и, естественно, они поспешили преобразовать СП СССР в «Содружество союзов писателей» (ССП), чтобы завладеть огромнейшим имуществом СП. Все уже забыли о существовании такой организации. 10 января 1992 года Конференция писательских организаций преобразовала Союз писателей СССР в ССП. Но демократы почему-то не заглянули в Устав СП СССР и в Закон об общественных организациях. Зачем они им, революция всё спишет! И Закон и Устав они нарушили, это они позже сами признают. Первое нарушение: в Уставе СП СССР чётко записано, что СП можно либо ликвидировать, либо реорганизовать. В Законе прописано, как можно реорганизовать, и указано, что преобразовать можно только предприятия, но не общественные организации. И второе, более важное нарушение: В Уставе записано, что членами СП СССР являются физические лица, но не юридические лица, не организации. А на Конференцию демократы собрали не членов СП, а организации, и преобразовали СП СССР в ССП, то есть юридически была создана новая организация, не имеющая отношения к СП СССР и его имуществу.
Евтушенко, возглавивший ССП, уехал в Америку, вместо него остался Тимур Пулатов, который понял, что Конференция не решила правопреемственность на имущество СССР, помирился с патриотами, и 17 марта 1992 года был создан оргкомитет IX съезда советских писателей. 2 апреля Пулатов выступил с заявлением, что Содружество «неправомочно распоряжается имуществом, денежными средствами, реквизитами и помещениями» СП СССР, прекратил финансировать ССП и его штатных сотрудников и объявил «единственным законным рабочим органом СП СССР» новый оргкомитет. После этого почти все союзы писателей республик, в том числе «демократический» Союз российских писателей, вышли из Содружества и вошли в оргкомитет, который провёл в июне 1992 года IX съезд писателей СССР. 3 июня на второй день своей работы съезд учредил Международное сообщество писательских союзов, ставшее претендентом на правопреемственность СП СССР. В декларации, принятой 3 июня, чётко заявлены претензии на наследство «большого союза».
Но съезд совершил те же ошибки, что и Евтушенко на конференции в январе. Во-первых, он не ликвидировал СП СССР. Во-вторых, вместо того чтобы его «реорганизовать», он опять «преобразовал» его, что не предусмотрено законом. А в-третьих, членами нового Сообщества стали «союзы и писательские объединения», а не писатели-одиночки, как это требуется в соответствии с уставом СП СССР. В результате Сообщество, как и Содружество, оказалось полностью новой организацией, а не наследником «большого союза».
«Демократы», проиграв, пошли не демократическим путём в отстаивании своих прав, не подали в суд, а избрали авторитарные действия, попросили своё правительство отобрать писательское имущество у МСПС. Гайдар пытался угрожать, давить, но не решился нагло отнимать, а решительный Чубайс тут же своим распоряжением передал всё имущество писателей в Роскомимущество. Пулатов по-демократически подал в суд, и 11 января 1993 года Высший арбитражный суд признал «недействительными распоряжения правительства ввиду нарушения компетенции и действующего законодательства о собственности общественных объединений». В мотивировочной части судебного решения МСПС фигурировало в качестве правопреемника СП СССР. Но правительство обжаловало решение Высшего арбитражного суда. Кассационная коллегия оставила без изменения постановление Высшего арбитражного суда о незаконности распоряжений правительства, но исключила из мотивировочной части все положения, связанные «с признанием МСПС единственным правопреемником Союза писателей СССР», а также указала, что «…право МСПС на всё имущество СП СССР может быть оспорено иными писательскими организациями России в судебном порядке». Пулатов подал запрос о дальнейшем разъяснении вопроса о правопреемственности и получил такой ответ:
«Вопрос о законности нахождения имущества Союза писателей СССР у Международного союза писательских союзов не был предметом рассмотрения арбитражного суда, равно как и вопрос о правопреемстве… Нахождение имущества Союза писателей СССР у МСПС не исключает прав других писательских организаций на это имущество. Эти права могут быть реализованы в судебном порядке».
29 декабря 1993 года руководство МСПС на своём собрании одобрило те изменения в уставе, которых потребовали Министерство юстиции и Мосгорсуд, были изъяты все упоминания о претензии МСПС на правопреемственность СП СССР. В феврале 1994 года на съезде МСПС все произведённые изменения были утверждены, а 1 марта новый устав был зарегистрирован в Минюсте.
Таким образом, Союз писателей СССР юридически остался существовать и существует по сей день, являясь единственным владельцем всего имущества.
Почему же «демократы» тут же не подали в суд, получив такое чудесное для них решение? Да потому, что к этому времени, воспользовавшись судами и спорами между Содружеством и Сообществом Владимир Огнев прибрал к рукам почти всё имущество СП СССР. Зачем судиться, когда и так имущество в их руках, ведь Огнев считался «демократом».
Как это произошло? Владимир Огнев был назначен председателем Литфонда в августе 1991 года Литфонд не был самостоятельной организацией, он был подразделением СП СССР. В его Уставе даже не было пункта о ликвидации его либо реорганизации. Реорганизовать его мог только СП СССР. 23 марта 1992 года Огнев спокойно, без шума создал Международый литературный фонд (МЛФ), который стал работать независимо от всех союзов. МЛФ юридически является совершенно новой организацией, не имеющей никакого отношения к Литфонду СССР и его имуществу. Но кто будет разбираться в юридических тонкостях во время революции, когда разворовывается колоссальное имущество разгромлённой страны? Огнев без шума, спокойно прибрал к рукам львиную долю писательского имущества и стал его распродавать. Первой была продана поликлиника, строительство которой обошлось СП, по словам самого Огнева, в четыреста миллионов рублей. Тогда доллар стоил 64 копейки. Продана поликлиника была за стоимость зубоврачебного кресла, за пять тысяч долларов. Ещё десять лет назад МЛФ владело: производственным комбинатом; штаб-квартирой площадью 1745 кв. м. по ул. Усиевича, 8; домами творчества в Переделкино (плюс 90 дач), Ялте, Пицунде и Коктебеле; дирекцией по эксплуатации писательского городка Переделкино со столовой, библиотекой и т. п.; гостиницей в Переделкино; Центральной книжной лавкой на Кузнецком мосту; проектно-строительным объединением в Переделкино площадью около одной тысячи кв. метров.
Кстати, о домах творчества. Ялту и Пицунду мы потеряли окончательно, но Коктебель особый случай. Это частное владение Максимилиан Волошин построил на свои деньги и по завещанию передал свой дом в Коктебеле писателям Москвы и Ленинграда. Никакого отношения Украина к Дому творчества в Коктебеле юридически не имеет. Но этим же надо заниматься, но чем занимаются руководители МЛФ и МСПС, вы знаете из публикаций «ЛР».
Надеюсь, что вы ещё не забыли последующие события из жизни МСПС, не забыли о том, что, окончательно укоренившись в кресле председателя исполкома МСПС, Тимур Пулатов повёл себя не так, как от него ожидали, и был свергнут в 2000 году. Возглавил Сообщество Сергей Михалков, а директором стал Арсений Ларионов. Вскоре между ними возник конфликт. Ларионова поддержал Юрий Бондарев. На Конференции МСПС председателем исполкома был избран Юрий Бондарев, а директором остался Арсений Ларионов. Сергей Михалков не смирился с поражением. Он в свою очередь созвал Конференцию и избрался председателем исполкома, а директором сделал Феликса Кузнецова. Совсем недавно место Кузнецова занял Иван Переверзин.
Таким образом, у нас стало два МСПС. Но юридический факт в том, что оба МСПСа не являются правопреемниками Союза писателей СССР и не имеют никакого отношения к имуществу СП СССР, так же как не имеет отношения к этому имуществу Международный литфонд. Произошёл классический рейдерский захват. Правда, в те годы слова «рейдер» ещё не было в русском языке. Как вы видели, были созданы новые юридические организации, которые предъявили свои претензии на чужое имущество, а затем различными способами захватили его и стали его хозяевами де-факто, но не де-юре. Ничего не поделаешь, классика «рейдерства».
Все писатели надеялись, что руководители МСПС, МЛФ, закрепившись начнут работать на благо писательского сообщества. А что произошло на самом деле? Давайте посмотрим вместе.

(Окончание следует)Пётр АЛЁШКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *