Наши тропы сошлись

№ 2009 / 21, 23.02.2015

Мы стро­им Се­вер, а Се­вер стро­ит нас, – го­во­ри­ли и пе­ли в то со­вет­ское вре­мя. Лич­но я ре­а­ли­зо­вал­ся бла­го­да­ря ис­клю­чи­тель­но Се­ве­ру, точ­нее, не­боль­шо­му го­ро­ду На­ды­му на ямаль­ском Се­ве­ре, ку­да по­пал, убе­гая от нуж­ды, в на­ча­ле вось­ми­де­ся­тых.

Мы строим Север, а Север строит нас, – говорили и пели в то советское время. Лично я реализовался благодаря исключительно Северу, точнее, небольшому городу Надыму на ямальском Севере, куда попал, убегая от нужды, в начале восьмидесятых. И в этом становлении отправной точкой, можно сказать, была книга «Надым» Альфреда Гольда, фрагменты которой я использовал в своей агитационно-театральной постановке «Эн-Би-Си против…». Книга помогла создать сценарий, а постановка способствовала получить через год уютненький балочек от горисполкома, то есть условия для проживания, чтоб вызвать семью…


Вот так заочно, сам о том не зная, помог мне автор Гольд. Гольд был велик во всём. И в жизни, и в произведениях. Никогда не высказывал нам, что его ведь тоже не издают. К началу перестройки он уже был известным поэтом, публицистом, тем не менее одиннадцать лет ждал утверждения в Союзе писателей! Его философская драматическая поэма «Алтарь Иеронима Босха «Сад земных наслаждений» была поставлена на областном телевидении, поэма «Колесо» – о северных водителях – транслировалась по радио, публиковалась в газетах. Это был ошеломительный успех в то время. И такой человек оставался всё тем же Гольдом, доступным для всех нас. А какая огромная личная драма крылась за всем этим, пусть и долгим по пути, успехом. Видимо, досталось самому по жизни настолько, что был вынужден в своё время дать сыну другую фамилию. Где, в какой стране человека вынуждают так скрывать своё происхождение?! Он об этом с горечью рассказывал всю ночь, будучи у меня дома, когда появился в Надыме для сбора материала о газовиках в будущую книгу. На вопрос, возникший как предложение, почему бы не написать об этом роман или хотя бы повесть, со вздохом, удивившим меня, он ответил, что не раз пробовал начинать, да не получается, видать, художественная проза – не его стезя. Вот это было открытием для меня!

Габдель МАХМУТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *