А где тут чехов?

№ 2009 / 40, 23.02.2015

Че­ст­но го­во­ря, от пре­мье­ры «Виш­нё­во­го са­да» в «Лен­ко­ме» я ждал не­мно­го­го. В по­след­нее вре­мя этот те­атр, ко­ий дав­но сле­до­ва­ло бы пе­ре­име­но­вать в При­двор­ный те­атр, удив­ля­ет толь­ко це­на­ми на би­ле­ты.

Честно говоря, от премьеры «Вишнёвого сада» в «Ленкоме» я ждал немногого. В последнее время этот театр, коий давно следовало бы переименовать в Придворный театр, удивляет только ценами на билеты. Постановки же его скорее не удивляют, а утомляют своей помпезной посредственностью и дешёвым апломбом. А ведь удивлял, удивлял когда-то же Марк Захаров и талантом, и умом. Да, были времена, да, видать, сплыли. А теперь вот, будь любезен, скорбно лицезрей, как Марк Анатольевич выдавливает из себя по капле Чехова. Жуткое зрелище, признаюсь вам. От Чехова в «Вишнёвом саде» и вправду осталось несколько капель, всё остальное – самодовольная разухабистая самодеятельность. Чехов оскоплён, оскорблён и повержен. Судите сами. Вместо четырёх часов действия ленкомовцы уложились в два. Вследствие чего некоторым героям и сценам не нашлось ни места, ни времени. К примеру, в спектакле отсутствует Епиходов, но зато есть – по-видимому, в качестве компенсации – любовная сцена между Лопахиным и Раневской (сильная находка, нечего сказать!). Много нового есть и в трактовке героев. Например, Петя Трофимов представлен истериком с ухватками и харизмой Жириновского, Фирс показан властолюбивым, железным стариком, а Шарлотта своими громогласными фокусами затмевает игру всех главных действующих лиц пьесы. Конец спектакля венчается, как и положено, мощным спецэффектом: огромная стеклянная веранда с грохотом обрушивается. Погребённый вместе с несгибаемым Фирсом ленкомовской бурной фантазией несчастный зритель, хватаясь за валидол, в недоумении жалобно восклицает: «А где же тут, помилуйте, Чехов?» Представление кончено. Занавес.

Фёдор ХМЕЛЕВСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *