Три в одном – это очень круто

№ 2009 / 40, 23.02.2015

В Коктебеле состоялся VII Международный литературный фестиваль имени М.А. Волошина. Мы задали его участникам несколько вопросов:

В Коктебеле состоялся VII Международный литературный фестиваль имени М.А. Волошина. Мы задали его участникам несколько вопросов:



1. Что вам больше всего запомнилось на VII Волошинском фестивале?


2. Чем, на ваш взгляд, Волошинский фестиваль отличается от множества других литературных фестивалей?


3. Что хотелось бы пожелать Волошинскому фестивалю – какие проекты в рамках фестиваля продолжать, что можете предложить нового, каких авторов хотелось бы видеть на фестивале?







Ольга ЕРМОЛАЕВА,


зав. отделом поэзии журнала «Знамя»



1. Громадный приток самого разнообразного талантливого народу. Ощущение серьёзности происходящего, важности этих чтений, мастер-классов, получаемых наград – для всех без исключения… Это хороший признак, – значит, всё воспринимается так, как и задумывалось, нарастилась необходимая аура…


2. Вечным и безбрежным ощущением праздника, родством вся и всех, совершенно неофициальными мероприятиями, и – дикой, какой-то детской тоской при расставании с драгоценным Коктебелем – словно мы удаляемся из него на другую планету!..


3. Хотелось бы видеть Олега Чухонцева, Сергея Гандлевского, Михаила Квадратова, Константина Рупасова, Ольгу Родионову, живущую за океаном, Катю Горбовскую, живущую в Лондоне… Сергея Круглова из Минусинска!



Мирослава МЕТЛЯЕВА,


поэт, Кишинёв



1. Не буду оригинальной, если скажу, что заболела Волошинским фестивалем навсегда.


Запомнилось всё: и общая творческая атмосфера, и мастер-классы, и презентации книг и журналов, и конкурсы поэзии и короткой прозы, и жизнерадостность всей пишущей братии и т.д., и огромная работа Волошинского музея вместе с Андреем Коровиным.


2. А отличается Волошинский фестиваль отсутствием формализма и официоза: и великие, и начинающие чувствуют себя здесь как рыба в воде. Кто хочет глотка настоящей свободы, а не её суррогата, приезжай в Коктебель!


3. На будущее: оставила бы все проекты, а «Детский день» сделала бы более репрезентативным. Себе желаю снова принять участие в фестивале. А для увеселения и более глубокого исследования «феномена» включить в программу «День графомана» (или хотя бы вечер).



Татьяна АЛФЁРОВА,


поэт, Санкт-Петербург



1. Из официального – совместное выступление поэтов с музыкантами. Из неофициального – посиделки с Кабановым и Остудиным.


2. Местом проведения, само собой – и соответственно возможностью общения любого числа поэтов, свободно перемещающихся по берегу моря, а не посиделками 12-15-ти привычных лиц, набившихся в гостиничный номер или кафе.


3. Хорошо бы представить разные литпроекты – допустим, московские «Полюса» и ещё несколько из других городов. Про удачный вариант с джазом уже написала в п. 1. Если в идеале – просто новых, малознакомых авторов; чтобы «Иванов» не выступал пять дней подряд с небольшим перерывом.


А в целом фестиваль оставляет ощущение праздника и нечаянной свободы.



Леонид БАХНОВ,


зав. отделом прозы журнала «Дружба народов»



1. Поскольку последний раз в Коктебеле я был в 95-м году, а предпоследний – в 79-м, а до того бывал довольно часто, то более всего мне запомнилось то обстоятельство, что Дом Волошина, знакомый мне с детства, я в новом торгово-кушательном антураже сумел отыскать не сразу.


Запомнилось и то, что – во всяком случае, на время фестиваля – этот вроде бы затерявшийся среди разнообразной «попсы» Дом стал одним из самых посещаемых курортной публикой мест Коктебеля.


2. Волошинский фестиваль, собственно, состоял из трёх «мероприятий». Одно из них – сам фестиваль – выступления поэтов, прозаиков, издателей и т.п. Второе – Волошинский литературный конкурс: с жюри, решающим, кому стать победителями в этом конкурсе, с предварительным чтением рукописей и обсуждением кандидатур. И, наконец, третье – мастер-классы или, говоря проще, творческие семинары по прозе, поэзии, критике, детской литературе.


Три в одном – это не просто круто, а очень круто! При этом меня как председателя жюри по прозе приятно удивил в общем-то весьма высокий уровень текстов, присланных на конкурс, отчего и победителей было выбрать очень трудно. Как руководителя мастер-класса – то, что разговор с самого начала пошёл тоже на уровне. А как участника фестиваля – та теплота, с которой организаторы относились буквально к каждому из нас. И, разумеется, их изобретательность и живой отклик на наши инициативы – новые конкурсы, как, например, конкурс короткой прозы, рождались прямо на глазах.


3. Волошинский фестиваль – видно невооружённым глазом – дело живое и развивающееся. Как раз во время нашего фестиваля начался фестиваль джаза. Было решено объединить чтение стихов с джазом. Эксперимент удался. А поскольку литература (не только поэзия) и джаз имеют очень глубокие общие корни, я надеюсь, что эксперимент будет иметь продолжение. И ещё – хотелось бы видеть среди участников фестиваля, или хотя бы конкурса, больше писателей из республик бывшего СССР. И некоторые шаги в этом направлении, как я знаю, уже делаются.



Анна МАТАСОВА,


поэт, Питкяранта, Карелия



1. Запомнилось штормовое море и поэты, поющие хором на берегу. Ещё открытие фестиваля «Куриный Бог» в грозу, тропа на мыс Хамелеон, поиски сокровищ на «детском дне».


2. В Волошинском фестивале принимают участие не только писатели-поэты, но и Чёрное море, дом Макса, вулкан Кара-Даг, луна над Кара-Дагом и все винные заводы Крыма.


3. Хотелось бы продолжить «детские дни», сделать фото-проект. Надоели «обязательные вечера», на которые приходят полтора человека. Лучше посидеть и почитать на берегу – или с джазом на сцене. Больше экспериментов и меньше шаблонов.



Наталья БЕЛЬЧЕНКО,


поэт, Киев



1. Больше всего запомнилось выступление Евгения Рейна, вечер проекта «Полюса» – чтение Андрея Полякова и Виталия Пуханова.


2. Волошинский фестиваль отличается от множества других наличием гения места – Максимилиана Волошина, интенцией «серебряновечной» преемственности, возможностью слиться со стихией.


3. Хотелось бы пожелать фестивалю дальнейшего процветания; хорошо бы охватывать поэтическими выступлениями разные уголки Крыма, издавать нечто вроде «Вестника фестиваля», больше сотрудничать с украинскими поэтами, вручать лауреатам какой-то эксклюзивный предмет плюс предлагать для угощения гостей только для фестиваля изобретённое блюдо; из авторов интересно было бы увидеть Томаса Венцлову, Олега Юрьева, а также потомков тех, кто лично знал Волошина, если для них не «прервалась связь времён».


Стихотворение как отголосок коктебельского бытования:







***






Отыщется новое имя


Для пряных походов горой.


Как в куколке, спит в анониме


На время бескрылый Другой.


Подзвёздным телесным


свеченьем


Он крымскую гору согрел,


Пока вездесущие тени


Устраивали передел


Стихий. И стихии просились


На горы другие, ко мне,


Где киевский вечный Осирис


Женился на здешней луне;


По имени влажное лоно,


Прильнув, называла река,


И крылья шуршали


со склона,


И даже штормило слегка.




Ирина РАШКОВСКАЯ,


поэт, Дортмунд, Германия



1. Внушительное количество первоклассных текстов.


2. Фестиваль не зажат в рамки определённого жанра. Есть место и поэзии, и прозе, и критике. Будем надеяться, что дело дойдёт и до драматургии.


3. Новым проектом может стать Книга участников, нечто вроде «Чукоккалы», наполненной экспромтами тех, кто приехал на фестиваль.


Также, на мой взгляд, было бы полезно из года в год менять состав жюри Волошинского конкурса, ибо в последнее время побеждают поэты, пишущие в похожем ключе. Именно тот факт, что качество текстов определяют одни и те же люди, заранее исключает участие в фестивале поэтов, тексты которых никогда «толстожурнальным» редакторам не понравятся. Если же жюри в разные годы будет эстетически разным, тогда и на фестиваль приедут блестящие авторы, которые ещё ни разу не принимали участия в Волошинском.



Подготовил Андрей ЛУЧНИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *