ЧТО ЖЕ ПРОИЗОШЛО, ЛЮДИ! ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ЭТОМ МИРЕ?

№ 2015 / 13, 23.02.2015

          Эти вопросы Владимира Санги чрезвычайно актуальны в год 80-летия писателя

Владимир Санги – не только известный писатель, чьи книги переведены на многие языки, но и создатель алфавита, правил орфографии нивхского языка, а также собиратель нивхского эпоса, который был издан отдельной книгой «Эпос сахалинских нивхов» в 2013 году. Этот труд поистине бесценен. Благодаря писателю культурное наследие нивхов будет сохранено на века.

Материалом художественных произведений В.Санги становится повседневная непростая жизнь нивхского народа в суровых природных условиях и новых реалиях, появляющихся под воздействием пришедшей цивилизации. Одним из любимых его сюжетов является сюжет столкновения человека и медведя. Изучению культа медведя посвящены многочисленные работы историков, фольклористов и этнографов. С медведем связаны устойчивые и повторяющиеся у разных народов Сибири поверья: так, считалось, что о медведе нельзя говорить плохо и неодобрительно, необходимо пользоваться различными словами, заменяющими название медведя. Существовали определённые обычаи охоты на медведя, которая также являлась отнюдь не рядовым событием: ей предшествовала обязательная и соответствующая традициям длительная подготовка, сам процесс охоты, а также разделки добытой туши были строго регламентированы. После удачной охоты устраивался медвежий праздник с обязательным по окончании почтительным захоронением некоторых медвежьих внутренних органов и костей.

 

И хотя в произведениях писателей Сибири сюжеты о столкновении человека и медведя встречаются часто, только в творчестве Владимира Санги этот сюжет приобретает сквозной характер: есть он в романах «Женитьба Кевонгов», «Ложный гон», в рассказах «Голубые горы», «Последняя дань обычаю». В книгах В.Санги поединок становится ключевым событием, именно в нём проявляется истинная сущность человека: участие в поединке выявляет как лучшие, так и худшие человеческие качества.

В романе «Женитьба Кевонгов» герой, юноша Ыкилак должен в силу не совсем справедливых требований доказать, что он сильный и отважный мужчина и может прокормить будущую жену, а форма испытания – убить медведя. Юноша выполняет это задание. В романе «Ложный гон» молодой охотник, который отправляется со старым и опытным охотником в тайгу на зимовку, в первый раз участвует в охоте на медведя и не может вовремя выстрелить от страха. В рассказе «Последняя дань обычаю» молодой герой также должен пройти испытание по обычаю предков: над ним, выучившимся в далёком городе, постоянно подшучивает близкий родственник, однако на охоте именно «городской» не струсит и одолеет зверя. В рассказе «Голубые горы» молодой герой, над которым в самом начале насмехался старик, также хочет доказать, что он силён и смел, когда вызывается помочь старику убить медведя, задирающего по ночам оленей.

Когда-то охота и сопровождающие охоту обряды были основой для единения рода. Традиция при разделке туши оделять всех окружающих, традиция вкушать мясо медведя, собрав всех мужчин, женщин и детей на праздник, говорят именно о его исконно родовом и коллективном характере, что неоднократно охарактеризовано этнографами. Но в книгах Санги вдруг оказывается, что старинный обычай не выполняет больше своих прежних функций: охота не объединяет двух родственников, а разъединяет. В «Женитьбе Кевонгов» и рассказе «Последняя дань обычаю» противоборство с медведем становится испытанием для главного героя и его антагониста.

Очень существенный поворот принимает сюжет и в романе «Женитьба Кевонгов»: там тоже герой, победитель медведя, морально проигрывает трусу. Негодяй Лидяйн в то время, пока Ыкилак боролся с медведем, сбежал и прятался за деревьями. Братья не сказали придумавшему это испытание трусу Лидяйну ни одного плохого слова, не стали рассказывать, как он себя повёл, никому. Настоящие герои в книгах Санги обычно немногословны. Они умеют делать своё дело, а интриги, хитрости не для них. Поэтому люди подлые и злые одерживают над ними житейские победы. Так и не женится на Ланьгук доказавший свою состоятельность, смелость и силу Ыкилак, вопреки всем правилам ему будет предложено ещё одно испытание – поединок с соперником. Уставший после противоборства с медведем, в этой «дуэли» он проиграет.

В «Женитьбе Кевонгов» трагичность финала определяется неоднократным нарушением обычая. Успешно прошедший испытание юноша не получает по родовым исконным обычаям уготованную ему невесту. Девушка, которой герой симпатичен, пытается бежать вслед за ним, но безуспешно. Рушится основание традиционного патриархального мира. Рушится по воле самих людей, и нравственное разрушение предшествует разрушению физическому. Финальные строки романа – это возглас отца: «Что же произошло, люди! Что случилось в этом мире? Что случилось лю-ю-юди?» – Вопрос риторический и трагический одновременно.

Наталья НЕПОМНЯЩИХ,
г. НОВОСИБИРСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *