От теории к практике

№ 2013 / 33, 23.02.2015

«Министерство культуры России выступило с новой инициативой. Оно предлагает создать в библиотеках спецотделы для взрослых, чтобы ограничить детей от книг, которые могут нанести ущерб психике и воспитанию.

«Министерство культуры России выступило с новой инициативой. Оно предлагает создать в библиотеках спецотделы для взрослых, чтобы ограничить детей от книг, которые могут нанести ущерб психике и воспитанию. В спецотделы предлагается убирать те книги, которые «располагают детей к употреблению наркотиков, табачных изделий, алкоголя, к азартным играм, занятиям проституцией и бродяжничеству, а также книги, содержащие нецензурную брань».

Ведомство убеждено, что при разработке закона о защите детей от вредной информации, законодатели не учли специфику библиотечного дела: нет чёткой маркированной границы между детским и взрослым отделами, что вводит в заблуждение юных читателей. Для того чтобы исправить сложившуюся ситуацию, Минкультуры предлагает ранжировать литературу, поступающую в библиотеки, по возрастам: 12+, 16+ и т.д.

Как известно, закон не имеет обратной силы: книги, которые уже есть в распоряжении библиотек, не будут помечены. К тому же это очень дорогостоящая работа: в стране действует более 42 тыс. библиотек, в которых хранится около 2 миллиардов печатной продукции. Однако не исключено, что библиотекарей обяжут маркировать старые издания».

Вот такое сообщение.

И, в принципе, прямо вот так не скажешь: «Бред сивой кобылы!» Надо как-то ограждать детей. Только вот какие именно книги убирать в спецотделы?

Несколько лет назад я ужаснулся, читая своей младшей дочери сказки Корнея Чуковского. Ведь там же такая жестокость! Бармалей этот, который ест детей и жарит на костре Айболита, Тараканище – монстр настоящий, Крокодил, проглотивший солнце, и Медведь, разрывающий Крокодила… Да нет, надо цитировать эти сказки, чтобы наглядно, построчно показать, какой вред они могут принести детишкам… Цитировать не буду, и так в каждом доме есть Чуковский. Вчитайтесь, взрослые, не поленитесь.

Впрочем, можете вчитаться и в Николая Носова, и в Драгунского, Коваля (его «Полынные сказки» рекомендованы для учащихся 2 класса)… Да в любого детского писателя. Обязательно найдёте потенциальный минус для ребёнка, источник вредной информации.

А если взять сказки Пушкина… Я вот ещё в детстве прочитал «Золотого петушка» и задумался над словом «скопец», стал искать, что оно обозначает. В одном из изданий сказок нашёл такую сноску: «Скопец – оскоплённый человек». Но такое объяснение меня не удовлетворило, и я продолжил поиски.

У нас в домашней библиотеке на верхней полке стеллажа стояли чёрные томищи Большой советской энциклопедии. Я добрался до неё, снял 39-й том, где, как я высчитал, скрывалось слово «скопец». «Скопца» я не обнаружил, зато отыскал «скопцы» и маленькую статейку о них. В этой статейке было загадочное, но уже по самому звучанию зловещее слово «кастрация»… Я полез в другой том, чтобы узнать про «кастрацию»… И вот так передо мной, шести-семилетним мальчиком, раскрылась ужасная грань бытия…

Или эта тема Шамаханской царицы из той же сказки. Не просто же так мужчины хотели ей обладать, кровь проливали… О, какая смута поселилась во мне из-за «Золотого петушка»!

Правда, Пушкин не виноват: говорят, он писал эту сказку не для детей. Но её упорно издавали в «Детской литературе». Развращали советских детей, получается.

А ещё недавно я читал дочке «Золотой ключик». Там есть страницы, где полицейские псы дерутся с ежами, ужами. Ужи забираются в пасть псам, лезут туда дальше… Какое-то насилие вместе с извращением… Я было пропустил эту сцену, но дочка заметила и заставила прочитать…

А как быть с книгами для более взрослых? Лет 14–16-ти. С Томом Сойером и его дружком Геком, например? Там же прямо всё собрано – красочные описания алкоголизма вплоть до белой горячки, романтизация бродяжничества, плотские томления, табакокурение и азартные игры…

А с «Тарасом Бульбой» как быть? Повесть эту заставляют читать детишек лет десяти, но прочитайте вы, взрослые, трезвым взглядом. Вредная там информация или нет? Да и с русским языком – спряжениями, склонениями – явные нелады.

Можно приводить примеры долго-долго, но зачем? В любой книге можно без усилий найти не одно так другое.

Вот, к примеру, из книги Агнии Барто «Игрушки»:

Самолёт построим сами,

Понесёмся над лесами.

Понесёмся над лесами,

А потом вернёмся к маме.

Это ж что могут натворить дети, прочитав такое! Строят летом на дачах самолёт из досок и старых стульев, тащат его к обрыву и…

Так что, если не халтурить, то реализовать инициативу Минкультуры будет очень и очень непросто.

Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *