ЧЕСТЬ ИМЕЮ

Рубрика в газете: Служу Отечеству, № 2019 / 38, 17.10.2019, автор: Валерий КИСЕЛЁВ
Валерий КИСЕЛЁВ, полковник ФСБ

 

– Про легендарную группу «Вымпел» выходило немало книг. Что вы хотели добавить к уже сказанному?
– Моя работа над книгой – это практически вся жизнь. Двадцать шесть лет я шёл к службе в этом подразделении. Десять лет имел счастье служить в Отдельном Учебном Центре КГБ СССР (тогда было такое зашифрованное название «Вымпела»). И пятнадцать лет жил с мыслями рассказать об этом уникальном, я бы сказал, «явлении в спецслужбах мира». Ещё пять лет писал, превращая идею в реальную историю о своих друзьях. Поэтому «Вымпел» для меня это – вся жизнь. Ничего лучшего и более значимого в моей судьбе не было. Значит, слово и событие «Вымпел» – история моей жизни.
Теперь о том, какие книги о «Вымпеле» уже есть? В основном, это публицистические очерки. Книга Владимира Давыдова «Вымпел», такой фотоальбом-история двадцати пяти лет, выпуск 2006 года; Петра Нищева «Не забудем Кабул»; Юрия Дроздова «Вымысел исключён» и «Наглый Орёл»; Валентина Ютова о предшественнике подразделения, о ОМСБОНе; фильмы, газетные и журнальные публикации, песни Игоря Морозова, Владимира Демяшова, Владислава Ревского, Анатолия Колесникова; стихи Вячеслава Павлова.

Пожалуй, единственное художественное произведение – это повесть – Эркибека Абдулаева «Позывной кобра», но и эта история о спецподразделении «Омега», всего лишь сегмент истории «Вымпела». Поэтому и возникла потребность рассказать о многом и главном в виде художественной истории. Так появились и «Легенды Вымпела» и «Реквием Вымпелу». Книга и история, и документ, и «…мысли о лучших годах, мечте; ода, посвящённая памяти героев». В ней рассказано о девяносто девяти реальных, существующих в действительности людях. Это известные в среде спецназа офицеры со своими особенностями и болями граждане Советского союза. Беззаветно преданные разведке специального назначения – Группе КГБ СССР «Вымпел». И меня, в большей степени, интересовали не события и операции, а чувства и мысли, которые двигали «вымпеловцев» в те, уже далёкие годы. Поэтому чтение вызывает у участников событий, а их тысячи – трепет памяти и слёзы ушедшей молодости, у незнакомых с этой темой – удивление и восторг о том, что такое возможно.
– Ваши книги «Легенды «Вымпела» и «Реквием «Вымпелу» позиционируются как всё-таки художественные произведения, а не исключительно документально-исторические. Каково в них соотношение вымысла и реальности (документальности)? Речь идёт о психологическом наполнении реальных событий, или всё-таки в самом сюжете, ходе операций вы себе позволили какие-то отступления от реальности? (Можно ли привести самые яркие примеры?)
– «Вымпел», – это не просто секретное подразделение, это стратегические тайны СССР. И всё что задумывалось тогда, – имело целью реальную безопасность тысяч и тысяч людей, а иногда и всего народа. Даже название «Вымпел» было известно только единицам руководителей. Если тогда, в те времена, ставилась какая-то задача, то из подразделения уезжало несколько человек сначала в «Центр», где разрабатывалась операция, потом офицеры «решали поставленные задачи» и, через некоторое время, появлялись опять в нашем «Учебном Центре». Ни один, даже близкий родственник или сослуживец, не должен был знать, где он был и что делал. В этом и есть главный принцип и секретности, и безопасности. Даже награды получали по прошествии времени, чтобы невозможно было соотнести произошедшее где-то и личность, – по поощрению… Но всё это подчинено главной идее: «служить народу, служить государству». Рассказать о таких вещах невозможно! Поэтому правда в книге это и есть правда психологии поступка героя повествования, а не сам поступок. Каждое движение в «Легендах» и «Реквиеме» было! Но, рассказано так, чтобы «Не навредить»… В этом отношении лозунг разведки абсолютно соотносится с лозунгом «Вымпела»: «Без права на славу. Во славу Державы!» Книга философская. Каждую строчку надо читать по нескольку раз, выискивая заложенные там в глубине смыслы. Там, по сути своей, только правда… Увидеть её удастся грамотному и образованному человеку, знающему жизнь и желающему познавать страницы истории.
А примеры? Конечно, – операция «Байкал-79». Смена власти в Афганистане в 1979 году. В книге описаны действия подгруппы номер четыре под командованием капитана Цветкова. Тогда он получил три пулевых ранения и двадцать три осколочных. Был тяжело ранен, но задачу группа выполнила. И операция пошла своим чередом. Этот яркий эпизод я и описал глазами Цветкова (кстати, моего командира). Всё, что он чувствовал, переживал и видел с позиции, куда его поставила Судьба.

 

– Вы сами были участником целого ряда операций. Но о некоторых писали, видимо, по рассказам коллег. О чём было сложнее писать – о том, что вы лично прошли, или о том, в чём вы непосредственно не участвовали?
– Все до одной операции, о которых я рассказал в книге мною «прочувствованы». И это не фигура речи, а моё соотношение с непосредственными участниками событий. Я их не просто знаю… Я с ними дружу и, поэтому, уверен, – чувствую их как очень близкий человек. Я виртуально, в огромном отрезке времени нашей службы и дружбы, прошёл с ними каждый их шаг и вздох. Я знаю – почему они поступали так, а не иначе. И, окажись я в том месте, наверное, делал бы такие же движения и совершал бы такие же поступки. На многих разборах (удачных и неудачных) мы разжёвывали каждый шаг. Именно в этом и была учёба в ОУЦ КГБ СССР, чтобы никогда не повторить ошибок других. Поэтому я всегда писал про себя и свои чувства. Их глаза, видевшие происходящее вокруг, – стали моими глазами. Именно такой глубины проникновения я добивался в каждой строчке книги.
– Ваши книги имели довольно сложную историю прохождения по инстанциям. Видимо, что-то просили убрать, что-то скорректировать? Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее, насколько возможно. Какие эпизоды вызывали особую тревогу и бдительность при подготовке книги к печати? Насколько сильно вышедшие в итоге книги отличаются от вашего первоначального замысла? Какие главы, быть может, в нём были, но их пришлось изъять – о каких операциях там шла речь?
– Что писать? Это история правильного государства. Недопустимо рассказать секрет (вольно или невольно), подставив под угрозу безопасность жизнь других людей. Естественно, «под микроскопом» рассматривали и мои книги соответствующие службы. Я пытался в чём-то их убедить… но, в результате, выполнил все рекомендации. Однако в этом, изменившемся понимании, – «моя благодарность им». Я стал мудрее и дальновиднее. Понимаю, за такими книгами существует пристальное наблюдение и у наших врагов (заметьте – не партнёров, их у нашей страны нет) – а врагов. В книгах, подобных «Легендам» и «Реквиему» возможно выискать тысячу деталей для разведки. Некоторые мои товарищи-читатели нашли в сюжетах элементы для инструкции, например, «как забросить тяжёлую мину на высокую крышу…». Конечно, такие задачи для себя я не ставил. Но жизнь книг идёт уже по своему сценарию. Когда-то я писал книги. Теперь они создают меня. Жду, что соотношение будет и правильное, и справедливое. Меня всё же в большей степени волновали «чувства, которые будут возникать в момент чтения».
Я сторонник теории, которую, возможно, подсмотрел у кого-то, но мне кажется, что именно я её придумал… А теория такова: художественная литература, это – литература не событий, а чувств. Главное, чего должен добиться писатель, – это воспитание человека. Образование – даёт знание: что и где? Это вторичная задача и отнюдь не главная… Мне важны не те знания о событиях, которые я описываю, а чувства, которые возникают от полученной истории (информацию читатель получит в учебнике или в публицистической, документальной статье). И никто, кроме художника-писателя, не даст ему воспитание чувств. Вместе с писателем это делают ещё театры, кино, художники, архитекторы (конечно, совестливые и правильные)… Но! Писатель и для них и начало, и основа. Поэтому, вызвать правильные чувства, пробудить совесть – была моя задача.
Для меня писатель это – не просто повелитель дум и мыслей. Для меня писатель это – основа государства… Правда, судя по происходящему, государство со мной не согласно. Ничего страшного, меня это делает только более настойчивым и, не поверите, – счастливым!
– У книги «Реквием» подзаголовок – «Вежливые люди», который, конечно, всем напоминает о Крымской операции. Но в самой книге вроде бы нет отдельной главы, посвящённой Крыму. Как вы оцениваете эту знаменитую операцию по возвращению Крыма в состав России – с точки зрения разведчика-профессионала, полковника ФСБ в отставке и с точки зрения художника слова, писателя?
– Идея книги о «Вымпеле» появилась у меня в девяностых годах. Тогда были сделаны и первые наброски… тогда же у меня и появилось название «Вежливые люди». Я никак не зафиксировал это в статьях или газетах. А потом настал и 2014 год. Крым принёс очень сильное и правильное наименование событий. Я только рад этому. Значит, я живу теми же идеями, что и Отечество. Значит и «Вымпел» жив в нашем государстве и именем своим, и делами справедливого мира. «Вымпел» и тогда решал задачи не с помощью силы, а с помощью ума, интеллекта и профессионализма. Выполнить задачу бескровно – это и есть «Вымпел». «Вежливые люди» – это суть того далёкого подразделения, а значит, и существует продолжение нашего дела. Мне видится, именно об этом книга…

Беседу вёл Евгений БОГАЧКОВ

 

2 комментария на «“ЧЕСТЬ ИМЕЮ”»

  1. а ведь сверхсекретность и развалила ссср если бы люди знали больше если бы народу доверяли возможно и никакого развала ссср не было и не ощущали бы люди себя баранами в неведении что день грядущий им готовит а сверхсекретность говорит лишь о слабости государства не о силе

  2. Очевидно, что руководство КГБ, ГРУ не выполнили Клятву, но выполняли преступные приказы Горбачёва, Ельцина, Крючкова, других изменников в погонах и без них, струсили, не арестовали предателей, на чём и закончилась бы эпопея с развалом СССР по сценарию ЦРУ США. Однако случилось. На вас, товарищи бывшие офицеры спецслужб, вина, трагедия, ответственность и проклятие народов. И нет вам оправдания. Такое не забывается. И доверие к себе вам уже не восстановить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *