ЧТО НАМ ВРЕМЁН УСКОЛЬЗАЮЩИХ БРЕННОСТЬ

Рубрика в газете: Поэтический альбом, № 2019 / 11, 22.03.2019, автор: Зоя МЕЖИРОВА

 

Зоя МЕЖИРОВА

 

***

Там, где жёлтой пены вьётся пряжа
Из солёной ледяной воды,
Полосой заброшенного пляжа
Пёс бежит и нюхает следы.

Сильный ветер с мелкого залива.
Резкий предосенний холодок.
Женщина идёт неторопливо,
По земле волочит поводок.

Тусклая песчаная дорога
Съёжится под ливнями к утру.
Что мне радость, если одиноко
Бьётся флаг на штормовом ветру!..

 

***

 

Кате Рубан-Соловьёвой

 

У Катюши на приёмке
В городской больнице,
В комнатке за кабинетом –
Чистота, уют.
Здесь за шторками цветными
Из простого ситца,
Если нету пациентов,
Чай под вечер пьют.

Электрическая плитка
Чайник разогреет.
Я, живя неподалёку,
Забреду сюда,
Потому что здесь Катюша
Чай вечерний греет.
И вскипает понемногу
В чайнике вода.

Со двора окошко светит.
Постучу украдкой.
Выглянет во тьму, от света
Заслонясь рукой.
Всё здесь прибрано до блеска,
Всё в таком порядке.
И такой, подумать только,
Для души покой.

Что приду – не сообщила.
И стучу несмело.
Разглядеть меня придётся
В бесфонарной мгле.
Ну а я тебя увидеть
Просто захотела,
Потому что вдруг мне стало
Пусто на земле.

Дверь в засовах открываешь
И бровей не хмуришь,
С радостью в усталом взгляде
Проходить велишь.
Каждый раз на третьи сутки
В ночь опять дежуришь.
Вновь твоя сегодня смена.
Знала, что не спишь.

Твой халат белее мела,
Как луна за шторой.
Тишина в движеньях плавных,
И в осанке стать.
Посиди со мной немного,
Уходить мне скоро.
А тебе, быть может, вовсе
Не придётся спать.

Под окном сквозные тени
Как-то слишком чутки,
Насторожен свет настольный
У твоей руки,
Да спрессованы плотнее
Медленные сутки,
Да глаза, тая тревогу,
Странно глубоки.

За глухой стеной больницы
На посту бессрочном
Неприметное служенье
Доброты твоей,
Тихое её свеченье
В городе полночном,
От которой и на небе
До утра светлей.

 

***

Что в мире грохочуще-городском,
С его подъездов стальными дверьми,
Жестоко ощерившимися
И непроницаемо-стылыми,
Все эти слова мои,
Осыпающиеся тебе на лицо
Шелестящими бабочками,
Перламутрово-легкокрылыми?

Да ты почти уже и не помнишь меня
В оглушительном лязге столицы,
В пронзительном гуле этом,
Не жалея о лете моём,
Так случайно и вскользь,
Мимоходом тобой задетом.

Что же чешуйчатые стрекозы мои
Ещё немеют в тягучем его полёте,
В потоке того нежаркого мая,
Изнемогая ещё текут,
Слюдяные крылья свои
Над землёй простирая, пластая?

В прозрачной этой струе
Не вздохов сквозит шуршанье, не ропот,
А невесомых снежных стрекоз
Шершаво-серебряный шелест
И тихий жемчужный шёпот.

– Потуши, – говорю себе, –
Задуй все ночные лампады бабочек,
Снега стрекоз слюдяных смети,
Пора бы остановиться,
Пора опомниться,
Прекратить эту музыку,
Не надо ей дальше длиться.

– Защитись от неё,
Возведи высокую стену,
Закройся, воздвигни щит,
На землю вернись, в реальность,
Вся она не от сюда,
Меж нею и городом смутным
Такая дальняя дальность.

– Отпустите, – молю, –
Ведь город осенний спесив и глух,
И, к тому же, и хмур и мрачен,
А её невесомый свет,
Безмятежный пыл
Почти в этих сумрачных днях утрачен.
Оттого и слова осыпаются
Сизой пыльцой мотыльков
И становятся тусклым пеплом
В перезвоне, летящем с церквей
Вдоль Солянки и мимо Покровки,
Густом, золотом, благолепном.

Спрячусь в страну полушарья другого,
На боинге прочь улечу
От обиды, от нежности,
Жалящей остро, от боли,
От печали щемящей,
Чтоб больше не быть, не слоняться
В капкане их улиц,
В их плотно зажавшей неволе.

Перелечу океан,
Закричу беззвучно,
Подраненно, словно подбитая птица,
Доживать в пространствах
Далёкой, безмерно простёртой страны,
Где больше уже ничего не случится.

Под холодной длинной иглой
Её ледяного сухого наркоза
Заспиртую музыку,
К которой прильнули
Слепым забытьём перламутра
Все шелестевшие бабочки,
Все шуршавшие льдисто стрекозы.

И тогда, через обморочный,
Через их заспиртованный сон,
Мглисто-гулкий, как долгое эхо

В бездонном проёме колодца,
Как ни в чём не бывало,
Сквозь раннее утро
Легко зазвонит телефон
И вечерний твой голос прольётся.

 

НОЧНОЙ ЗВОНОК

«Золотой блесне» И.Шкляревского

Игорь Шкляревский, моя драгоценность,
Что нам времён ускользающих бренность,
Если бессонным звонком
Тронута ночи неприкосновенность
В тёмном квартале пустом.

Свист с высоты повелительной плётки…
Между страниц перерыв твой короткий.
Я – собеседник и вор.
В звёздной раскачивающейся лодке
Звёздный течёт разговор.

Час сораспятья над сонной Москвою.
Тяжко ли прозу тянуть бичевою
Снова утра до пяти?..
Над леденеющей тусклой водою
Селезнем сизым лети!

Повесть ещё до конца не допета.
Медленно тлеет твоя сигарета…
Чая холодный глоток…
Слух твой во сне изнемог.

Отдых твой поберегу до рассвета
И отложу свой звонок.

6 комментариев на «“ЧТО НАМ ВРЕМЁН УСКОЛЬЗАЮЩИХ БРЕННОСТЬ”»

  1. Только думает о чем-то своем, не очень интересном для читателей. Так сказать, интимная лирика.

  2. «Что мне радость, если одиноко
    Бьётся флаг на штормовом ветру!..» — это же целый мир!
    Почему-то сразу вспомнился Фет:
    «Что жизнь и смерть? А жаль того огня…»
    и Ахматова:
    «Вижу выцветший флаг над таможней…»

    Захотелось срочно перечитать и Фета, и Ахматову, и потом снова «Там, где жёлтой пены вьётся пряжа…»

    А впереди меня ждали ещё три замечательных стихотворения подборки.

    Спасибо, Зоя!

  3. Прекрасно всё. Тем и прекрасно, что о чем-то своем. Мне особенно первое стихотворение близко.

  4. У Зои поэтика во всем.У настоящих поэтов стихи всегда о своем, о личном.И верно напомнил нам Валентин Курбатов в своем эссе о Зое слова Гете: «Частный случай
    становится типическим и поэтичным именно потому, что о нем рассказал поэт».Больше и добавить нечего.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *