Халтура на 265 миллионов 

Ибо берегоукрепление

Рубрика в газете: Закатали в бетон, № 2019 / 31, 30.08.2019, автор: Николай ВАСИЛЬЕВ

Не так давно в Вологде прошёл митинг. В 320-тысячной столице Вологодской области на улицу, в центре очень спокойного в этом смысле северного города, вышло около 1 000 человек. Повод?  


Есть в Вологде историческая набережная одноимённой реки. Там много красивых старых зданий, деревьев, и, в конце концов, там стоит знаменитый вологодский Кремль. Я сам берега этой небольшой городской речки помню с юности, они всегда были зелёными, поросшими травой — за которой, конечно, надо ухаживать — и другой набережную древней русской провинции я и представить не мог. Теперь один из берегов почти полностью закатан в тёмно-серый бетон характерного мокрого оттенка. Выглядит, для набережной, отвратительно. Завод, промзона, эстакада, пустыри и прочие малоуютные, «сталкерского» фасона пространства окраин — вот где бетон смотрелся бы органично. На мой вкус. На вкус вологодской мэрии, так должен выглядеть исторический центр русского города с 872-летней историей. В том случае, конечно, если на нужды русского города выделены миллионы.  
 
Потому, видимо, ещё осенью 2018-го началась вся эта история с бетонированием вологодской набережной и протестом против оного — со стороны архитекторов, градозащитного сообщества и просто неравнодушных к облику своего города людей, — который вологодские власти были склонны игнорировать с самого начала и с самого верха: губернатор Вологодской области Олег Кувшинников назвал протестующих «диванными экспертами» и дал понять, что никто из-за них работы по бетонированию набережной останавливать не будет.  
 
На данный момент, впрочем, тактика игнорирования уже не вполне работает. 3 августа в городе прошли два показательных в этом смысле мероприятия: проектная мастерская, организованная активистами протеста — и ответное мероприятие, организованное осведомлённой мэрией и проведённое в тот же день, но чуть раньше  — с участием, разумеется, лояльных власти, не диванных экспертов, но не только. 3-го августа я был в Вологде и пообщался с архитектором Надеждой Снигирёвой, одним из главных активистов протеста, выступавшей на обоих мероприятиях.  


— Я представляю в этой ситуации сообщество «Река объединяет» — пояснила Надежда — Это сообщество горожан, объединившихся на почве проблемы — на почве того, что их мнение игнорируют. Набережная не должна быть бетонной, но городская администрация не хочет этого слышать.  
 
— Как прошёл митинг 24-го июля?  
 
— По-моему, хорошо, душевно.  
 
— Были задержания?  
 
— Нет, это же не политический митинг. У нас градостроительный конфликт. Вышло порядка 1000 человек. Я прожила в Вологде 20 лет и такого не видела никогда.  
 
— Как вы думаете, почему так обострилась ситуация?  
 
— Ну, во-первых, люди увидели, как бетонируют их любимую набережную. Проект этих работ был размещён закрытым образом — на сайте госзакупок, конечно, но чтобы ознакомиться с ним, надо быть архитектором и владеть «Autocad» — программой, которая открывает строительные чертежи. То есть, надо ещё и понимать строительные чертежи. На сайте было указано, что возражений к проекту нет, говорилось о каких-то публичных слушаниях. Но люди не имели, на самом деле, представления, что происходит — может, проходят работы по укреплению берега, на протяжении почти 3 километров, может, ещё что.  
 
— То есть, проект выложили практически «в тёмную»?  
 
— Да.  
 
— Какая часть набережной осталась незабетонированной?  
 
— Забетонировано практически всё. После митинга начали бетонировать усиленно, практически круглые сутки.  
 
— Какие требования были озвучены на митинге?  
 
— Приостановить работы, привести их в соответствие с проектом, выложенным на госэкспертизе, пересмотреть методы берегоукрепления.  
 
— Всё переделать впоследствии, снять бетон?  
 
— Знаете, часто звучит такой контраргумент — Боже мой, всё переделать, как это возможно. Но. Проект, который сейчас фактически реализуется, не прошёл госэкспертизу. То есть, вот тот ещё дремучий проект, прошедший торги и выложенный на сайте госзакупок — это одно. А тот, по которому всё делается сейчас — другое. Увеличивается уклон берега, отметка нижнего ростверка повышается на 0, 7 метра, увеличивается площадь бетонирования. Нет проекта охраны объектов культурного наследия, на которые будет влиять бетонирование, крайне непонятная проектная документация. В официальном письме от 2-го августа, полученном одним из наших активистов, говорится, что проекту в получении госэкспертизы отказано. Почему тогда продолжаются работы? На это их эксперты отвечают: а что, сначала сделаем, потом задним числом получим госэкспертизу.  
 
— Так вообще можно?  
 
— По-моему, нельзя, но так делается. Ещё планируется бетонирование противоположного берега, и крайне важно, чтобы этот проект не реализовался ( на другом берегу как раз стоит вологодский Кремль — НВ). Иначе это будет бетонная канава с обеих сторон.  
 
— Это тоже было одно из требований на митинге?  
 
— Да, это входит в общие требования пересмотреть берегоукрепление реки Вологды.  
 
— Как власти реагировали на митинг, на вашу деятельность?  
 
— Никак. Разве что организовали проектный семинар в тот же день, параллельно с нашим открытым совещанием ( 3 августа — НВ). Я там выступила, и могу сказать, что вопрос о пересмотре берегоукрепления  там не поднимался. Они пригласили архитекторов из Ярославля разработать проект благоустройства набережной.  
 
— Речь о больших деньгах? 
 
— Около 265 миллионов выделено на бетонирование. Часть из федерального и часть из регионального бюджета.  
 
— А кто исполняет работы?  
 
— ООО «Магистраль». Это основной подрядчик по благоустройству города: дороги, уборка снега и даже озеленение.  
 
— Чего удалось добиться в ходе двух проектных совещаний? Какие дальнейшие планы? 
 
— Мы добились того, что нас уже не игнорируют, как это было поначалу.  Власть понимает, что мы не просто какие-то «диванные критики» и что ситуацию надо как-то решать. В планах — разработать совместными усилиями независимых архитекторов и горожан техническое задание, план благоустройства набережной.  
 
— Насколько я слышал, вам удалось как-то донести этот вопрос до президента? 
 
— Моя жизнь связана не только с Вологдой, но и с Казанью. Не так давно там была впервые разработана и применена технология  вовлечения горожан в вопросы благоустройства города. Она была признана Минстроем и рекомендована остальным регионам. Я выступала на форуме, посвящённом этим вопросам. Есть системная проблема – людей не слышат. Власть осуществляет свои действия «рандомно» и по непонятным законам. Без чёткой законодательной базы. Практически анонимно. На примере Вологды это всё очень видно. 
 
— Как отреагировал  Путин? 
 
— Он отметил, что вот в Казани же как-то привлекают людей к благоустройству города и без соответствующих законов, так почему бы и в других регионах так не привлечь. Мы передали наши предложения, но не знаю, насколько они получили развитие.


Также я пообщался с вологодским архитектором и градозащитником Львом Анисимовым, давшим подробный комментарий по поводу проекта, исполнения  работ, подрядчика, администрации и приглашённых специалистов из Ярославля. 
 
— Лев, проясните, как специалист, вопрос с отметкой нижнего ростверка.  
 
— Ростверк – бетонная плита, опирающаяся на сваи, вбитые в грунт. Этот ростверк, или так называемый нижний упор, сейчас выше на 70 сантиметров, чем нужно. Это означает, что он не будет полностью скрыт под водой. Либо исполнитель внес изменения в проект, и стройка незаконна — либо они строят по проекту, не прошедшему экспертизу. В ответ на наши письменные обращения Вологодский Стройнадзор вынес предписание устранить нарушения, но нарушение они установили только одно: так называемый верхний упор, который тоже был выше, чем нужно – теперь его  демонтировали и поставили ниже, и между бетонной плитой и верхним упором образовалась щель, которой не должно быть.  
 
— А нижний  ростверк был оставлен, как есть. К чему это может привести?  
 
— Во-первых, это просто крайне неэстетично.  Во-вторых, бетон будет насыщаться водой, и в перепады температуры и образования льда подвергаться разрушению. Кстати, на второе наше письмо Стройнадзор ответил, что нарушений не выявлено.  
 
— Работы ведутся не по проекту, выложенному на сайте госзакупок. А к самому проекту есть вопросы? 
 
— Да, и много. Там много чего нет. Власти постоянно говорят о берегоукреплении, а в проекте даже не упоминается это слово. В техническом задании ничего не говорится о бетонной плите, ростверке, его положении. Вообще, основание для проектирования — это городская программа «Сады, парки, скверы», формирующая экологический каркас города, и в этом смысле проект сильно противоречит своему назначению. Мы внимательно его изучили, и там нет многих разделов, либо они неполные. Опять же, по поводу берегоукрепления — нет расчетов и геологических изысканий, необходимых для берегозащитных сооружений, вложены листы с незаполненными штампами. Технический отчет по инженерно-гидрометерологическим изысканиям они просто перенесли из параллельного проекта. В общем, всё сделано «от балды».  
 
— Уклон берега и площадь бетонирования сейчас увеличиваются — по сравнению с этим изначальным, пусть и кривым проектом? 
 
— Часть берега действительно имеет большой уклон, там нужно берегоукрепление. Но остальной берег — пологий, уклон составляет примерно 10 градусов. А бетонный ковёр — положен везде. Нет обоснований и расчётов, где берегоукрепление нужно, где нет, и нет даже, повторюсь, самого этого понятия в проекте. Берег неоднороден, а конструктив одинаков — и там, где берег пологий, ширина покрытия достигает 25 метров.  
 
— …Ага. То есть, там, где берег не надо укреплять, на его укрепление уходит огромное количество бетона. То есть, тратится бюджет.  
 
— Да, мы писали об этом всём и в прокуратуру. Но там не стали разбираться. Пришёл шаблонный ответ из Департамента городского хозяйства — мол, всё хорошо. Что ещё по поводу уклона берега… во-первых, есть ошибки в рабочей документации, во-вторых, работы ведутся с нарушениями документации. А там, где уклон берега большой, его подрыли экскаватором и занизили. От этого при подъёме воды берег будет размываться. Подрытый берег выше бетонной полосы, земляной откос — уже начало размывать дождями.  Головотяпство. Проектировщики и исполнители — дорожники, они ничего не знают о береговых склонах.  В общем, и проект, и работы сделаны и делаются абсолютно непрофессионально.  

Земляной откос уже начало размывать дождями.

 — Правильно ли я понимаю — слышал такое мнение на вашем проектном совещании — что, поскольку  ООО «Магистраль» изначально — дорожники, — набережную бетонируют как дорогу? 
 
— Да, по сути, это так. Они получили деньги на берегоукрепление, а сделали всё, как дорогу — и в смете проекта указаны… определённые коэффициенты, совпадающие с коэффициентами дорожно-строительных работ. 
 
— За этим могут стоять денежные интересы? Так скажем, экономии или дополнительного финансирования. 
 
— Возможно. Напрашивается такая мысль. И есть ещё один очень показательный момент… В исполнительной документации на скрытые работы — администрация должна подписать некие акты, чтобы принять работы и перевести деньги — так вот в исполнительной документации есть лист, где показан участок с завышением бетонной полосы. И на этом обозначенном участочке стоит надпись: «10 %». Дело в том, что этот проект реализуется в рамках федеральной целевой программы, по федеральному закону № 44. В этом законе есть пункт, позволяющий подрядчику запросить дополнительное финансирование в размере 10 % от стоимости контракта, не объясняя причин. В администрации нам ничего внятного по поводу этого лишнего куска бетона не сказали — ссылались на отметку ростверка, на уровень бетона на другом берегу…Похоже, у них была цель выиграть несколько миллионов на лишнем куске бетона, который им в итоге, после наших обращений, пришлось снять.  

Из наших собственных источников: лист без штампа, оставленный в проектной документации, демонстрирующий необоснованное завышение уровня бетона и, соотвественно, нецелевое расходование средств.

 
— Как вообще ведутся работы, насколько грубо или, может быть, наоборот — аккуратно? 
 
— Нет ограждений деревьев, спиливают ветки, сваливают землю на деревья — когда бетонируют, моют прямо в реке рукава бетононасоса, в период высокой воды, месяца два назад, бетон на одном из участков стекал в реку. Вначале даже не были должным образом организованы строительные площадки. В последний момент, после нашего письма в Стройнадзор, они поставили информационные щиты с указанием, кто и что строит. Администрация просто закрывает глаза на многочисленные нарушения, и «Магистраль» всеми возможными косвенными путями экономит деньги.  Важно отметить, что проект  работ «Магистрали» прошел экспертизу до того, как появились некоторые важные требования, связанные с наделением Вологды статусом исторического поселения. Потому «Магистраль» не стала проводить повторную экспертизу своего проекта — что его просто не «зарубили» и чтобы, что тоже важно, не разрабатывать мероприятия по обеспечению сохранности памятников культурного наследия. Генеральный план города также запрещает подобные работы, потому что на территории реки Вологды запрещено размещать объекты капитального строительства, вырубать зелень и т.д. 
 
— На набережной таких памятников много. Я слышал на совещании о проблеме с дренажными водами, которые в ходе работ вроде как вытесняются под фундамент памятников.  
 
— Начнём с того, что в их проекте вообще нет необходимого раздела по охране памятников культурного наследия города Вологды как исторического поселения. Раздел археологии разработан плохо, не ведётся археологического наблюдения. Хотя к нам приезжал архитектор, специалист по наследию, и обнаружил под памятниками древние дренажные системы отвода воды в реку — такая…труба из крупных камней. «Магистраль» просто сломала и закупорила весь древний дренаж. Это должно привести к затоплению фундаментов церквей и их подвижкам при замерзании воды, просадкам, усадкам. Стены в таких условиях начнут тянуть влагу из земли, это приведёт к возникновению грибка. Строительные сваи по проекту должны были вдавливаться, а они забивались, из-за чего на одном из памятников появились трещины. Комитет по охране памятников сказал, разумеется, что трещины были и раньше. Что ещё…в проекте бетонирования, кстати, есть ещё дорога, класс которой тоже не совпадает с генпланом Вологды. 
 
— Это для тех же выгодных коэффициентов? 
 
— Есть такая вероятность.  
 
— «Магистраль» как-то связана с администрацией Вологды? 
 
— Такое чувство, что да, но косвенно. Проектировщик и застройщик точно связаны — один учредитель у этих компаний. Также связаны технадзор и застройщик. Администрация, думаю, закрыла на это глаза, но ФАС точно такого не допустила бы. «Магистраль» вообще раньше занималась строительством дорог за городом. А в городе благоустройством занималась МУП «Зеленстрой». Потом она была ликвидирована, и все работы, включая озеленение, отошли «Магистрали». У неё сумасшедшие, в миллиарды рублей цифры на господряды и ужасное качество строительства, например, дорог, уборки улиц — дороги топит, снег не вывозится из города. Логично предположить, что раз администрация закрывает глаза на нарушения и отдаёт компании все работы по городу, включая благоустройство — связь между ними есть. Все проекты, которые делает «Магистраль», разрабатывает архитектурно-градостроительный центр при администрации. То есть, таких центров два, и формально только один из них связан с администрацией, но по факту оба очень тесно связаны между собой.  
 
— Как «Магистраль» выплачивает рабочим зарплату, своевременно? 
 
— Деньги за исполнение работ уже вроде как переведены в область. От знакомого я слышал, что их рабочих пугают тем, что из-за городских волнений не заплатят им деньги. Но это, возможно, просто слухи. Ещё бытует мнение, что за нашим протестом стоит бывший мэр Шулепов, который хочет вернуть себе власть. Я слышал такие аргументы в дискуссии. 
 
— Администрация — во главе, давно пора отметить, с нынешним  мэром Сергеем Воропановым — задействует какой-то ресурс, чтобы сформировать выгодное себе общественное мнение? 
 
— Администрация делал много шума: комментарии в соцсетях, репортажи в СМИ, были задействованы популярные блоггеры. Аргументы в том духе, что мы выступаем за неухоженную набережную с бомжами-клещами-кустами, перестали работать, когда на нашей стороне стали выступать эксперты федерального уровня. И теперь, после того, как в Вологду приезжали  члены Общественной палаты РФ, с их подачи дискуссия перешла в другое поле — не «бомжи-кусты-клещи», а берегоукрепление, которое, мол, всё равно необходимо было произвести, и вот уже после него будет благоустройство. Дескать, администрация теперь вовсю опрашивает горожан, чтобы решить всем вместе, какой будет набережная. Это ещё один способ заглушить протест против бетона – мол, всё ещё не доделано, а будет сделано красиво, с учётом пожеланий самих вологжан — но на бетонной плите уже ничего не сделаешь.  
 
— По поводу приглашённых архитекторов из Ярославля. Что это за ребята? 
 
 - Да, администрация пригласила специалистов из Ярославля. Главный человек там Максим Васильев, никто не знает, кто он такой — говорит, что он исследователь, аспирант одного  московского финансового университета. Он подключился к ситуации с митинга и пообещал приложить все усилия, чтобы  остановить процесс, пригласил московского архитектора Алексея Комова. А тот был архитектором Севастополя после присоединения Крыма, занимался архитектурой на территории Крыма. Васильев пригласил его, тот стал советником мэра Вологды, три месяца пытался урегулировать процесс бетонирования набережной,  но когда стало понятно, что мы не примем бетон, он уехал и привёл вместо себя молодых ярославских архитекторов, связанных с «Росмолодёжью».  У них есть свой проект,  входящий в проект «Городские реновации» Минстроя. Они приехали решать ситуацию, но очень неопытны. Архитектор Егор Збаранский только недавно окончил магистратуру. Они вцепились в «бетон», им очень интересен этот «кейс», в коммерческом смысле тоже. Мелькают в СМИ, активно общаются с нашими жителями, которые не очень сведущи в вопросах архитектуры и градоустройства, от лица администрации. Их задача — легализовать бетон; они придумывают красивые проекты на бетоне, но совершенно непонятно, будут ли  на них выделены деньги. Уже сейчас их проекты на бетоне выглядят невероятно дорого в смысле обслуживания, на «земле» всё было бы гораздо дешевле, и смотрятся неорганично для Вологды, древнего северного провинциального города: мощные металлоконструкции, которые были бы уместны, возможно, в Череповце, но не у нас. Ребята совершенно не вологодские, не понимают контекста, и всё это выглядит как имитация, профанация, пиар и работа на рейтинг губернатора.  
 
— Я, кстати, задал Егору Збаранскому пару вопросов после совещания. Он сказал, что выполняет здесь роль «коммуникатора» между сторонами, каждая из которых задействует информационные ресурсы, и что всё это, грубо говоря — политическая предвыборная история. Что имелось в виду? 
 
— Не  знаю, что имелось в виду. Но нам он сказал, что если они, ярославские архитекторы, почуют здесь политику, то проект «Городские реновации», в котором есть их собственный проект «Ярус», уйдёт из Вологды. Но в итоге в самих «Реновациях» нам сказали, что «Ярус» сами пренебрегли какими-то принципами, и они вынуждены их исключить.  
 
— В результате «Ярус» остался в городе и сотрудничает с администрацией? 
 
— Да.  
 
— Работы по бетонированию набережной продолжаются? 
 
— Приостановлены. Говорят, что из-за погоды. Но выглядит это странно.  
 
— Какой ущерб Вологде может нанести бетонирование набережной? 
 
— Мы тут в основном говорили о деньгах, о трате бюджетных средств, а хотелось бы сказать вот о чём. Бетонирование набережной колоссально повредит имиджу города и его туристической привлекательности. Этот ущерб неизмеримо превысит все траты на бетонирование. 
 
Похоже, что под формулой «укрепления берегов» реки Вологды вологодская администрация и монополист-подрядчик  ООО «Магистраль» осуществляют совершенно топорное и некомпетентное освоение средств из федерального и регионального бюджета.  Закатать историческую набережную в бетон, тут сэкономить, там «10%» выцарапать — потом искать денег на сумасшедшие проекты по превращению бетонной канавы  в некий, видимо, индустриальный хай-тек.  Выложить проект бетонирования «в тёмную», а работы делать по какому-то другому проекту, не прошедшему госэкспертизу,  игнорировать до последнего мнение протестующих вологжан, мнение специалистов,  вологодских архитекторов и градозащитников, пригласить вместо этого не вполне понятных и опытных архитекторов из Ярославля,  связанных с «Росмолодёжью» и «Единой Россией» — а правильно, с молодыми и амбициозными «варягами» о судьбе Вологды договориться проще, — пудрить мозги доверчивым и несведущим в архитектуре горожанам, рассказывая о грядущих чудесах благоустройства на бетоне, формировать псевдообщественное мнение, соорудив для этого местную «фабрику троллей»…  Делать многочисленные ошибки в проектной документации, а потом делать работы не по документам, тратить бетон и деньги на укрепление полого берега, берег с уклоном подрыть, чтобы его размывало дождями, сломать древний дренаж, поставив под угрозу исторические памятники, вырубать зелень, сливать бетон в реку — и вообще демонстрировать многолетние навыки бетонирования дорог на примере, внимание, набережной… 
 
Может быть, мэр города Сергей Воропанов и губернатор области Олег Кувшинников не в курсе, как, на какие деньги и в чьих интересах  уродуется Вологда, столица  «35-го региона», культурный и исторический центр огромной территории русского Севера.  А вот так. Ибо берегоукрепление.  А рядом, кстати говоря, в 150 километрах — металлургический Череповец,  небезызвестная «Северсталь» и её основатель,  талантливый олигарх Алексей Мордашов, влиятельнейший человек в области. Который тоже, может быть, не в курсе. Газета «Литературная Россия» просит взять эту ситуацию под контроль уполномоченного  президента РФ по Северо-Западному федеральному округу Александра Владимировича Гуцана. 

26 комментариев на «“Халтура на 265 миллионов ”»

  1. А не кажется ли, что газета превратилась в своеобразный «Вестник коммунального хозяйства»? Только о строительстве, аренде, трубах, укреплении берегов и вод. Понятно, что это интереснее, чем современная культура. Более того, это и есть современная культура. Но тогда надо бы подкорректировать название газеты.

  2. Вестник коммунального хозяйства и архивной отрасли. У кого чего болит, тот про то и говорит.
    А Вы всё: «литература, литература…» Какая, к бесу, литература?

  3. № 1
    Что может быть увлекательнее, чем бетонирование набережных? Не представляю.
    Не капризничайте, Кугель.

  4. Писателям и читателям «ЛР» крайне важно знать основы берегоукрепления конкретных рек и связанными с этим особенностями бетонирования.

  5. Увлекательно, согласен. Но только в том случае, если занят этим лично. Вчуже разглядывать бетонирование открытых и полуоткрытых площадей как-то не очень интересно. Про это еще покойник Вознесенский писал: пианино интересно лишь для слуха. На глаз его разглядывать целых два отделения концерта — замаешься.
    Что касается Н. Васильева, то он из породы акынов — едет, что видит, о том и поет. Даже, когда едет в метро. Там — про отделку ходовых стен в тоннелях.

  6. Тут самое главное, что газета попросила взять эту ситуацию под контроль.
    Как только попросила, так сразу уполномоченный Гуцан и взял всё под контроль.
    А до этого Александр Владимирович представления не имел о том безобразии, который творит Кувшинников.
    Вот как много может пресса!
    Пора бы премию выписать редакции за работы по берегоукреплению.

  7. Под контролль.
    Все нормально, все по плану. Раствор залит с опережением графика сооружения опалубки. Доделки устраняются.

  8. Ильяс Сафиулин(2.09.19 01:02) Больнее той военной боли
    Нам спящие преподнесли.
    Развал Союза и России
    В жизнь нашу в наглую внесли.

    Вот такой стих в таком точно виде я прочёл сегодня на первой странице сайта газеты Союза писателей России — в «Российском писателе», где главный редактор Николай Дорошенко.
    Смеяться — не хочется, плакать — поздно.
    Куда делись грамотные и образованные работники СМИ? Ведь прошло всего-то 30 лет после крушения Союза, самой образованной и читающей страны.
    Вот где халтура, а не на берегах российских рек.
    Особенно обидно, что жизнь наша названа «наглой».

  9. У Союза писателей России нет ни своего сайта, ни своей газеты.
    Не путайте нас.
    У них ничего нет.

  10. Критику. Вероятно вы не литературный критик. Сайт Союза писателей России — росписатель.ру. Там и материалы заседаний, и решения руководства, и материалы регионов и много чего еще.

  11. Для № 9
    Как это нет, когда написано — Учредитель Союз писателей России?
    Это вы не путайте. Возьмите и откройте сайт Дорошенко. Это средоточие мракобесов, говорят, его жена неофициально ведёт и банит всех подряд за инакомыслие.

  12. «Газета писателей России «Российский писатель» зарегистрирована в Министерстве РФ по делам печати, информации, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.
    Свидетельство о регистрации № 106 от 30.06.2000
    Учредитель — Союз писателей России.
    Издатель — АНО Редакционно-издательский дом «Российский писатель».

  13. О Проблеме Реки Вологда и уже затем набережной. Просьба получить ответы на следующие вопросы.
    1. Во времена Н.М.Рубцова (70-е годы 20-го века) река Вологда, как приток Сухоны была судоходной. Была речная трасса (рейсы) Вологда-Тотьма и по причалам Селений. Почему не поставлен Принципиально вопрос о Подъёме Уровня реки Вологда? Может надо начинать с устройства Плотин и судоходных Водоканалов, как в Москве. И тогда не надо будет ничего на нижнем уровне в Вологде бетонировать. Может ответят Специалисты, а не дорожные бизнесмены.
    2. Поскольку газета — «Литературная Россия», я попрошу активного автора Н.Васильева выяснить у руководства Вологодской области: Почему с 2007 года отсутствует -отменена(?) Помпезно объявленная в 1997 году Всероссийская литературная премия «Звезда полей» имени Н.М.Рубцова. Когда мы говорим Вологда, по подразумеваем Рубцов, когда говорим Рубцов, то подразумеваем Вологда. Н.Васильеву надо спускаться с фотокадров несанкционированных митингов в Москве на фотокадры Набережной Вологды с памятником Н.М.Рубцову и (снесённым?) рестораном «Поплавок», который связан с рубцовским шедевром «Вечерние стихи».

  14. Учителю. Разделяя ваше недоумение по поводу процитированного вами четверостишия, все же замечу, что наречие «внаглую» (в значении «бесцеремонно», «без зазрения совести») относится к сказуемому «внесли», отвечает на вопрос «как?». Беда в том, что автор написал это слово раздельно, превратив его в прилагательное и неправомерно отнеся его к «жизни».

  15. К № 13. Все «поплавки», где сиживал Николай Рубцов, сохранить невозможно. Они ветшают, и их приходится сносить волей-неволей. На самых устойчивых и крепких можно прибить памятные доски.

  16. На «номер» 16 от 05.09.2019. — забалтывание поставленных проблем.
    1. Я понимаю ваш ход-«номер» увода от ответа на мой вопрос: «о Подъёме Уровня реки Вологда? Может надо начинать с устройства Плотин и судоходных Водоканалов, как в Москве. И тогда не надо будет ничего на нижнем уровне в Вологде бетонировать».
    2. Вы что занимаетесь «волей-неволей» ликвидацией всех «поплавков» вдоль реки Вологда? Вы не ответили о судьбе плавучего ресторана «Поплавок» на вологодской пристани, где бывал не только Рубцов (см. «Вечерние стихи» Рубцова)
    3. По поводу вологодской Всероссийской премии имени Николая Рубцова — вы без комментариев, у вас другие проблемы?

  17. В России борются за сохранение печатных газет, но боже! Что за ахинею я прочел в столь мною любимом издании? Это занавес русской казуистики.

    Стиль изложения — пост в Фейсбуке. Содержание — жалоба на кого-то за что-то.
    Напомнило мне стихи:
    Что не так — обратись в газету
    И в радиопередачу. —
    Помогут отцовским советом
    И недруги все заплачут.
    Зарплату отдай в Фонд Мира,
    Пусть в мире смеются дети.
    С начальством будь скромным и смирным,
    Оно за тебя в ответе.

    Почему Литературную газету беспокоит столь детально вопрос берегоукрепления речки Вологды в Вологде? Глаза покраснели от количества упоминаний какой-то Магистрали.
    Если считаете проблемой, то где отражение второй стороны и оценочное суждение стороннего эксперта? Автору текста журналистику видимо не преподавали.

    Видал я эту реку. Течет себе на русский север. В городе сплошные дожди, к воде подходить только в резиновых сапогах, но зачем? Ради того, чтобы испить грязной водицы и козленочком стать?
    И кто все эти Анисимовы, Снигиревы, Воропановы, Васильевы?

    Не превращайте некогда великое издание в свалку жалоб где-то там на кого-то там.
    Завалят вас жалобами, вот попомните мои слова.

  18. На комм 18. 1. Приведённый стишок — пример публиковавшихся графоманов-карьеристов. Можно поёрничать.
    2. Статья сама — очень растянутая, достаточно было бы резюме. Для меня , например. интересна информация неожиданная о бетонировании на нижнем уровне реки Вологда. То есть, проблему надо ставить — Повышение резкое — на 3-4 метра уровня для получения судоходности — почти от набережной Исторической! Вот на Это и направить 235 миллионов руб.
    3. О Всероссийской премии Н.М.Рубцова от анонима «Свидетель Кустов» — тишина, то есть опять замалчивание.

  19. Хотелось бы побольше общих материалов о литературе и творчестве. Устаешь от тематики, далёкой от литературы. Всё-таки проблемы реки Вологды и бетонирования ее берегов, например, больше касаются местных жителей; это им решать о миллионах. Здесь этого не решить, как и многих других вопросов. По-моему, газета все реже и реже отражает то, что сегодня происходит в литературе.

  20. Для 17-го. Меня совершенно не интересуют ни подъём уровня реки Вологды, ни необходимость или устройство плотин, ни судоходные водоканалы или бетонирование берегов. Читаю «ЛР», потому что в названии газеты есть слово «литературная». Рестораны-«поплавки» я и сейчас не одобряю, даже если это «Поплавок», где бывал Рубцов. Ликвидацией их не занимаюсь, просто пишу своё мнение. Так же далека от Всероссийской премии имени Рубцова, и обсуждать мне тут нечего. У меня действительно другие проблемы — свои, чужими не занимаюсь.

  21. Учителю и Борису К.

    Давайте все-таки разберемся.
    Может быть, газета «Российский писатель» и зарегистрирована.
    Только выходит ли она в свет?
    Похоже на то, что не выходит.
    А сайт с одноименным названием не принадлежит Союзу писателей России. Это личный сайт кого-то из четы Дорошенок.
    Газета — это ведь не сайт.
    И сайт — это не газета.
    Путаница тут какая-то.
    И похоже на то, что специальная путаница…

  22. для 21-ой. 1. Вас не интересовала тема статьи о затратах на бетонирование берегов реки вологда и нужности этих работ до появления моего комм. № 13.
    2. Когда я предложил заняться вопросом подъёма уровня реки Вологда вместо бетонирования нижнего уровня и сделал запрос «о судьбе плавучего ресторана «Поплавок» на вологодской пристани, где бывал не только Рубцов (см. «Вечерние стихи» Рубцова)», вы тут же «полезли» в комм. № 13 с ёрничанием и «обоснованием» ликвидации любых достопримечательностей («поплавков»).
    3. Возникает вопрос: 3.1. вы хотите заболтать Предложение о подъёме реки и судоходстве от исторического причала Вологды? или 3.2. Вы захотели «блеснуть» юморком? или вы «работаете» на заказ?
    4. То, что вас не интересует пропаганда творчества народного поэта Н.М.Рубцова (с акцентом на Именную премию) — это понятно.
    5. Только причём здесь ваша ссылка на -«читаю «ЛР»?

  23. Про премию ничего не знаю. Я ее не учреждал и не закрывал. Знаю, что тот самый поплавок превратился в пристанище маргиналов и в итоге разорился. А дальше бог его знает что с ним произошло. А графоманию стихи принадлежат Янке Дягилевой. Удивлен, что Рубцова любите, а советскую рок-поэтессу конца 80-х не признали.
    Автора статьи призываю изложить все позиции по вопросу, а не «излюбленные очерки». Обидно за журналистику

  24. 23-му. Ваш комментарий совершенно не при чём. Прореагировала только потому, что бросились в глаза и насмешили заключительные строки вашего комментария о «поплавке» и его влиянии на «шедевр». Вы сами полезли» на мой комментарий № 16. Могли бы не отвечать. Работаете «на заказ»? Пропаганды меня действительно не интересуют: в мире много замечательных поэтов; предпочитаю читать. Ссылка «читаю «ЛР» означала, что предпочла бы литературные вопросы разбирать, а не хозяйственно-ведомственные и коммунальные. По поводу премий — я вообще против всяких премий: их тысячи уже по России. Мне они ничего не говорят. Но вы можете сами учредить премию и присуждать её кому считаете нужным. Для меня любая премия — пустой звук. Но если лауреатам это нравится, то я за них рада. Пусть тешатся.

  25. 25-ой. 1. Не имеете авторской лексики, используете сказанное «полезли» и др. «Работаете на заказ» — вам я предъявил, поскольку нет других причин «заболтать Предложение о подъёме реки и судоходстве от исторического причала Вологды».
    2. Премии вы не любите и не заслужите нигде.. С такой логикой и лексикой Вам лучше отправиться в эксперты, но не в авторы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *