КАК ЗАПРЕЩАЛСЯ ВЕЛИКИЙ ПОДВИГ

Рубрика в газете: Факты и домыслы, № 2018 / 47, 21.12.2018, автор: Валентин ОСИПОВ

Всяк про правду вещает, 
да не всяк её привечает.

Из народной мудрости

 

Напомню: 3 декабря правительственная «Российская газета» обнародовала по материалам ФСБ статью министра при звании доктора исторических наук Вл. Мединского «Будут жить 28». Первой откликнулась «Литературная Россия» (№ 45) статьёй «Кто с позором уйдёт в отставку» с обнародованием в подзаголовке г. Артизова, главы Росархива.

Многоликий борец за искоренение памяти 28-ми. В пяти лицах предстаёт мне г. Артизов, да не в некоем лично-домашнем обличье, чему можно бы и порадоваться.

Он странный историк, хотя и с высокой в науке степенью. Именно в официозе Правительства без единого им лично (!) проанализированного (!) факта дал стране своим интервью директиву, да в годовщину нападения на СССР Германии (№ 133, 2015 г.). Как же он ответил на вопрос: «28 – это скорее литературный образ?» Напечатано: «Можно и так сказать». И подтвердил таковым благословением многажды протиражированные указания своего подчинённого директора Госархива Мироненко: «Не было 28 героев-панфиловцев. Это один из мифов».

Он наиотважный чиновник: запретил быть в истории факту боя вопреки публичному возвеличению этого подвига и былым президентом Д.Медведевым, и нынешним В.Путиным. 

Он наичутко дисциплинирован в исполнении поручений начальства вопреки своим научным убеждениям. Один его подчинённый в официальном мне письме подтвердил, что Росархив обосновал в закрытом (!) документе для Администрации Президента награждение Волоколамска званием «Город воинской славы» в том числе «за бой у разъезда Дубосеково».

Он же в открытую отрёкся от исполнения Закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ»: статьи 5 (п. 3), 10 (п. 1; 3 и 4) и 14, игнорируя ст. 15 «Ответственность за нарушение настоящего Закона» и ст. 16 «Возмещение причинённых убытков и взыскание понесённых расходов при рассмотрении обращений». В итоге более 30 моих писем г. Артизову трансформировались в отписки или вовсе остались без рассмотрения.

Он же дозволил отправить в проверяющие органы обманное письмо с целью оправдать своё отношение к моей критике.

И ещё об одном приёме откликаться на мои критические статьи в СМИ. В одной за другой отписке упрямо тиражируется, что-де Росархив «не предусматривает анализ статей и книг». Каково!

Только факты. Читатель «Литературной России» вправе затребовать подтверждений моим негодованиям. Однако для этого нужно несколько страниц газеты.

Поэтому лишь некоторые извлечения-примеры и только из одного письма г. Артизову (24.7.16):

«Я лично Вас критикую в своих обращениях за неаргументированный «запрет» боя 28-ми – но в ответе тема проигнорирована», «Ответ мне величаво начинается с заверения «Агентство рассмотрело…», а подпись всего-то начальника управления и к тому же без единого им лично (!) проанализированного (!) факта».

«Нет оправданий, что Вы игнорируете с 10.8.15 моё письмо «О мерах по дезавуированию «запрета боя 28-ми». Предложения итогом моих писем и статьи «Покушение на героев» («Лит.газета», 2015, № 32)».

«В ответе не было дано оценки многократному игнорированию Закона об обращениях граждан».

Впрочем, я всё-таки добавлю ещё один факт к изложенному – ибо с именем Председателя Правительства. В 2015-м я сообщил Д.Медведеву, что г. Артизов не исполнил высокого поручения рассмотреть моё письмо с заголовком «О ЧП – глава Росархива опроверг Вашу оценку боя 28-ми панфиловцев».

Я с изумлённой горечью писал: «Абсолютная (!) несамокритичность в отклике на критику в письмах и статьях и вновь с игнорированием Закона об обращениях».

Но и этот мой вопль душевный не был услышан.

Росархив игнорирует статью В.Мединского. Странно, но факт: г. Артизов, автор, как, надеюсь, уже вполне понятно, и антипатриотической, и аморальной по отношению к памяти павших инсинуации в оценках боя 28-ми, не откликнулся на выступление «Российской газеты». А ведь это необходимо не только по законам научной этики, но и для того, чтобы ответить моим корреспондентам:

– простят ли Артизову его противостояние Президенту и двуличие в оценках боя: одно в закрытом документе – другое в публичном интервью?

– Не смей настаивать на наказании г-на Артизова: в свободной стране почему бы и чиновнику не дать право отменять позицию Президента.

Честно скажу: я не стал отвечать на эти два запроса, ибо полагаю, что именно читатели «Лит. России» подскажут ответ.

Но я настаиваю на ответе г. Артизова прежде всего на мою Записку (10.8.15) с 6-ю предложениями как отменить директиву на запрет боя 28-ми. Это необходимо, иначе статья В.Мединского и его желание заступиться за честь и достоинство Президента РФ останутся известными лишь подписчикам «Российской газеты».

Что нужно для реабилитации подвига 28-ми. Итак, я предложил:

1. Росархиву совместно с Генпрокуратурой осуществить научный анализ Справки Военной прокуратуры 1948 г., на которую ссылался г. Артизов, игнорируя её явно бериевскую политическую предвзятость на основе наигрубейших подтасовок фактов.

2. Добиться ознакомления с результатами анализа и со статьёй В.Мединского с помощью как общедоступных газет и ТВ, так и сайтов Росархива, Минобороны, Генпрокуратуры, Минкульта и обязательно Минобразования.

3. Закрепляя информативную значимость материалов ФСБ, издать брошюру-досье, включая статью В.Мединского, очерк первооткрывателя боя А.Кривицкого и статьи, увы, недавно скончавшегося академика РАН Г.Куманёва, да и одну из моих – с наибольшей концентрацией фактов. Адресовать это издание музеям панфиловцев и библиотекам России и республиканских библиотек Казахстана и Киргизии, а также Посольствам этих республик в РФ.

4. Просить ИТАР-ТАСС опровергнуть на очередном заседании Конгресса русской прессы то, что высказал там на весь мир в 2017 году союзник г. Артизова доктор исторических наук г. Мироненко (напомню: он «прославил» себя интервью «Тайны государственного архива: как выдумали подвиг панфиловцев»).

5. Выпустить почтовую марку в память о героях.

6. Коллегии Росархива рассмотреть вопрос о КПД работы с критическими письмами и статьями в СМИ, начиная с «Лит.России», и о реализации ст. 15 и 16 Закона об обращениях.

…Была бы у меня власть, приказал бы в кабинете главы Росархива вывесить три ему напутствия великих соотечественников-патриотов:

«И за будущее дочки ухожу я на войну», надпись по фотографии политрука-панфиловца В.Клочкова с дочуркой на руках в день отправки на фронт.

А.Пушкин: «Не похвально марать грязью священные страницы наших летописцев, поносить лучших сограждан и, не довольствуясь современниками, издеваться над гробами 
праотцов».

Л.Толстой о двух видах лжи в истории: «Первый – простое искажение факта, второй вид – умолчание о факте».

 

Валентин ОСИПОВ,
автор с 1958 г. пяти книг о панфиловцах,
кавалер Почётного Знака «Панфиловец»

Один комментарий на «“КАК ЗАПРЕЩАЛСЯ ВЕЛИКИЙ ПОДВИГ”»

  1. Да никому сегодня по сути неинтересно: были панфиловцы или не были. Подвиг описан? Описан. Значит, всё. Точка. Хватит всех этих псведо-исторических ковыряний!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *