Мы пробивались сквозь табу

Вспоминая Инну Кашежеву

Рубрика в газете: Жизнь национальностей: в поисках гармонии, № 2019 / 40, 01.11.2019, автор: Юрий ТХАГАЗИТОВ (НАЛЬЧИК)

Инна Иналовна Кашежева своей поэзией давно органично вписалась в динамику российского литературного процесса. Стремительный взлёт молодой И.Кашежевой ярко обозначен уже в «Атомном веке». Это было время безудержного утверждения идей торжества технического прогресса, над которым талантливо иронизировал Борис Слуцкий:
Что-то физики в почёте,
что-то лирики в загоне.
Дело не в сухом расчёте,
дело в мировом законе.
Значит, что-то не раскрыли мы,
то, что следовало нам бы!
Значит, слабенькие крылья
Наши слабенькие ямбы.
Мысль Б.Слуцкого в лирико-драматической интерпретации продолжила И.Кашежева. И вот на слова И.Кашежевой знаменитый композитор Аркадий Островский пишет песню «Атомный век»: «В атомный век не хватит электронных машин, чтоб на вопрос ответить один // Меня ты любишь или нет?!»… Многие исполняли эту песню, но, на мой взгляд, только Муслиму Магомаеву удалось неподдельно драматизировать кашежевскую «безмятежную мятежность», «скрытую» маршевым ритмом песни «Атомный век».
Евгений Евтушенко, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Римма Казакова, Тамара Жирмунская, и, конечно же, никоим образом не затерявшаяся в этом величии имён Инна Кашежева, постигали тогда свою противоречивую современность, своё понимание вдруг обретённого глотка свободы:
Мы пробивались сквозь табу // Искали чёрный ход// чтоб превратить её, толпу, // Опять в родной народ. // Мы поднимались в небеса…// Парили в облаках… //Остались наши голоса // Навеки в Лужниках.
Но в отличие от перечисленных выше шестидесятников, испытавших разочарование в художественных и идеологических двойных стандартах, Инна Кашежева сумела в дальнейшем укрепить душу своим врождённым поэтическим двоемирием, Кавказом, который она, следуя русской классике, считала своим «чистилищем».
Всю свою жизнь Инна Кашежева была верна опережающей всех нас высокой духовности, которая со временем только актуализируется:
Мы жили праведно и строго
В тени отеческих могил.
И всё же мы забыли Бога,
А он нас помнил и любил…
Но, к сожалению, её присутствие (порой незримое) в нашем духовном пространстве и по сей день всё ещё остаётся малоизученным. Правда, чувство вины перед Инной Кашежевой несколько, как мне кажется, скрашивается замечательной книгой Ларисы Алоевой «Незаходящее солнце Инны Кашежевой» и открытием в Нальчике памятного знака, можно сказать, по визуализации её «Лунного света», который, надеемся, будет иметь вариативное продолжение по увековечению памяти Инны Иналовны Кашежевой.

Юрий ТХАГАЗИТОВ,
доктор филологических наук

 

6 комментариев на «“Мы пробивались сквозь табу”»

  1. Давно пора «Избранное» выпустить. Ни разу ведь не выходило, только маленькие книжки. А стихи у нее есть отличные. И эссе. Чем не дело для «Литературной России»? Может, и спонсоры найдутся. Да раскупится книжка и сама. Была б хорошо составлена.

  2. Такого же объема, как прочие сборники. Только название, что «Избранное». Это из двадцати книг собрали!

  3. Все-таки объём её «Избранного» побольше, чем остальные сборники. 272 страницы. Здесь никто этим заниматься не будет. Собирать, издавать, платить. Предисловие писать.

  4. Я бы мог собрать и написать предисловие. Можно даже как-то с макетом решить. Вот издавать и платить — увы. Да и насчет платить. У нее, кажется, нет наследников? Так что, только за изданием дело.
    А побольше — см. другие сборники: 212 стр., 240 стр. Думаю, я прав.

  5. Или — вариант: как сейчас называют, краудфандинг. Скинутся те, кто хочет этот сборник потом в собственной библиотеке иметь. Тоже было бы правильно. И нужно-то около 23 000 руб. Впрочем, от объема зависит и от тиража.
    Про культурные организации на родине вообще речи нет. Надо было бы не сомнительный памятник ставить, а сделать мемориальный камень и напечатать толстую книгу. Вот это было бы самое то.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *