НЕУПРАВЛЯЕМАЯ СТИХИЯ?

Рубрика в газете: Сухой остаток, № 2019 / 1, 11.01.2019, автор: Вячеслав КРИВОШЕЕВ

Начать, видимо, стоит с критериев. В мире бушует научно-техническая революция. Постиндустриальное общество стремительно превращается в информационное. Степень насыщения информационными технологиями становится главным критерием развитости общества. Отсюда важность научного знания как основы развития и возросшее значение книги как инструмента и проводника знания. Насколько адекватно отвечает на связанные с определяющими глобальными процессами вызовы книжная индустрия – это, пожалуй, главный критерий.

Ответ на этот вопрос тесно связан с главным, на мой взгляд, событием ушедшего книжного года – приведением к банкротству единственного выжившего пока старейшего государственного издательства «Наука», истоки которого относятся к открытию типографии в 1727 году (старейшее и работающее до сих пор издательство Англии основано в 1724 году). Издательство занимает особое принципиально важное место в системе РАН: только в виде книги научный труд приобретает отточенную законченную форму, пройдя сложную дорогостоящую систему редактуры (включая научную) и т.д. Через книгу создаётся система русскоязычного научного и околонаучного дискурса, обеспечивается сохранение и воспроизведение методов и парадигм исследования и методологии научного знания. Заявления о наступлении «эры электронной книги» оказались необоснованными и надуманными. Издательства сохранили доминирующую роль в создании интеллектуального контента, потребительские предпочтения оказались также на стороне во многих случаях более эргономичных бумажных носителей. Наконец, в электронном виде доступна сегодня лишь незначительная часть книжной продукции. Что касается журнальных научных публикаций, они имеют другую целевую функцию и вообще никак не конкурируют с книгой. Попытка выбросить издательство из системы РАН это яркое свидетельство неполноценности и чужеродности для научной среды ФАНО РАН (ныне вошедшего в структуру Министерства науки и высшего образования).

Хотя на это можно посмотреть с другой стороны. Что реально, то и действительно. У нас практически исчез государственный запрос на фундаментальную науку. Можно определённо сказать, что в жалком состоянии пребывают и общественные науки, которые напрямую связаны с идеологией – ведь её у нас вроде бы как нет. Такова реальная государственная политика в области научного знания. Это можно понять уже из того, что научные сотрудники оцениваются по количеству журнальных публикаций в «ВАКовских» журналах. Причём уровень и новизна текста никого не интересует. Научная редактура практически умерла за невостребованностью. Значение написанных фундаментальных монографий для отчётности ничтожно. Государству, взявшему курс на свёртывание фундаментальной науки, издательство «Наука» просто ни к чему. Об этом же говорит и назначение главой Министерства науки и высшего образования Российской Федерации бывшего руководителя ФАНО. Никакое информационное общество как цель развития не вырисовывается.

Второе событие это по-своему конец эпохи: на Олимпийском прекращает свою деятельность в связи с большим ремонтом спорткомплекса знаменитая и легендарная в книжном мире и среди книголюбов и важная для развития всего книжного дела в России постоянно действующая ярмарка. Долгое время она была единственным и эффективным книжным бизнес – инкубатором в центральном регионе, через который прошло огромное количество начинающих и развивающихся издательств, которые использовали эту площадку и для прямого маркетинга. Для покупателей это был практически единственный книжный гипермаркет с вменяемыми ценами, выгодно отличающимися от цен в больших книжных магазинах Москвы. Это было уникальное, исключительно удобное место во времена разрыва связей и слома прежней системы книгораспространения, откуда через продажи мелким оптом книги расходились по всей стране. Планируется переезд в помещения торгового центра ВДНХ, дальше от центра и с резким сокращением количества торговых мест. Перед самым Новым годом руководство подписало договор с владельцем помещений. Насколько я знаю, ни московские, ни российские власти заинтересованности в судьбе ярмарки не проявили. Что там будет на новом месте, узнают ли о нём вообще покупатели? Ярмарка вроде бы была на Олимпийском с марта 1992 года, а вроде бы и нет. Официально её почти не вспоминали. Её юбилеев никто не отмечал. Её действительно важные достижения и вклад в развитие книжной отрасли никто не посчитал нужным заметить.

 

 

Просто заметная деталь: любимица интеллигенции и СМИ книжная ярмарка «Non/fiction» переезжает на новое место. По последним сообщениям это будет более статусный Гостиный двор. Хотя нередко нонфикшн и называют главным событием книжного года, я бы скорее согласился с высказанным в интервью мнением одного из членов экспертного совета ярмарки: «В основном ярмарка – это большой и правильно организованный книжный супермаркет, которых, в общем-то, у нас больше нигде нет». Однако была и ещё одна составляющая: огромное количество самых разнообразных мероприятий для участников и гостей. Такой зоны семинаров на новом месте просто нет. Как нет и возможностей для продолжения традиции проводившихся журналом «Искусство кино» кинопоказов, приуроченных к «Non/fiction» и создававших общее культурное пространство с ярмаркой и галереей. Почему со сменой собственника пропала возможность проведения на старом всем привычном и приспособленном месте, никто из многочисленных поклонников этого заметного явления отечественной культуры так и не понял. А объясниться никому из владеющих информацией не пришло в голову.

Книги настолько разные, что говорить просто о книжном бизнесе неправильно. Собственно бизнес в чистом виде это сегмент больших издательств с большими тиражами развлекательного чтения, конкурирующих с производителями телесериалов, видеоигр, ресторанами и сексшопами. Остальное это обслуживание потребностей развития общества в целом и запросов индивидуумов. Отдельно идёт научная литература. Отдельная категория – моральное здоровье общества. Сейчас факт это не то, что было, а то, как рассказано. Адекватность и целостность предъявляемого обществу книжного видения мира важна как никогда. При проклятых советах система худо-бедно обеспечивала работу с книгой по всей стране. Сейчас стихией рынка книжный мир сжат до размеров Москвы с небольшой добавкой Питера. Остального как бы почти и не существует. Стихия! Есть такой анекдот. Студент приходит в деканат за академическим отпуском: «Жена рожает, стихия, придётся помогать». Через год повторяется та же история. Декан подводит его к окну: «Смотри: снег, слякоть. Одним словом, стихия. А люди галоши носят». Про рынок как таковой тоже говорить не приходится. Во многих тематических нишах книгоиздания интересы выживаемости требуют повышения цены на книгу, а реальные доходы потенциальных покупателей делают объективно нужную книгу недоступной уже при существующей цене.

Важный источник пищи для размышлений – ежегодный отраслевой доклад Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям «Книжный рынок России. Состояние, тенденции и перспективы развития». Хотя примерно стостраничный документ появляется обычно к середине следующего года, основные выводы можно делать уже сейчас по формальным признакам. Документ оперирует главным образом тиражами и объёмами продаж. Соотнесение состояния и развития книжного рынка с потребностями развития страны просто отсутствует. Практически отсутствуют также рычаги управления или стимулы, дающие возможность хоть как-то координировать потребности развития страны и развитие книжного рынка или эффективно влиять на последний. Суммарная финансовая государственная поддержка книгоиздания незначительна, а поддержка книгораспространения практически не просматривается. Особо выделим мероприятия по государственной поддержке чтения. Я, конечно, понимаю, как это важно и интересно складывать буквы в слова, а слова в предложения. Но не кажется ли вам, что поддержка чтения как процесса выглядит очень сомнительно? Как фарс. Только намекну: есть такие факторы, как востребованность культуры в обществе и соответствие предложения книжной отрасли этим потребностям.

Во всём мире важным фактором поддержки книгоиздания, особенно научного, являются библиотечные закупки. При «неправильных» коммунистах для их комплектования существовали библиотечные коллекторы и даже специальный коллектор научных библиотек, которые работали как чёткая целенаправленная система и со своими задачами справлялись на хорошем международном уровне. Научная книга доходила до самых дальних библиотек. А что сегодня? Преподающим в продвинутых московских ВУЗах приходится по каждому предмету составлять таблицу с указанием рекомендуемой литературы, которая есть в местной библиотеке. В наличии очень мало: адекватного механизма комплектования библиотеки нет. Можно и с другой стороны подойти к оценке, через издателя. По моему выборочному опросу, да и по данным Отраслевого доклада, объёмы незначительны. Это когда-то библиотеки были храмами и сокровищницами знаний. Сегодня в тренде осваивать эти площадки для работы молодёжных сообществ со своей повесткой, разгонять книжную тишину. А правда, зачем они нужны современным успешным менеджерам – знания?

Проводимая с господдержкой Московская международная книжная выставка-ярмарка стремительно чахнет год от года, упала ниже уровня «Non/fiction». Проводимая с господдержкой «Non/fiction», в свою очередь, превратилась в конгломерат разнородных выставок. Причём участники жалуются как на дороговизну мест, так и на идеологическую цензуру со стороны поддержанных государством организаторов. Умилила изящная фраза в докладе: «Между тем, реальность такова, что не только второй («пессимистичный»), но даже первый («оптимистичный») сценарий дальнейшего функционирования книжной отрасли не гарантирует достижения основных показателей развития системы книгораспространения в стране, сформулированных в «Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 года», утверждённой распоряжением Правительства Российской Федерации от 29.02.2016 № 326-р, а именно – увеличения по сравнению с 2014 годом объёма продажи книг в России на душу населения с 3 до 7, а количества книжных магазинов на 1 млн человек – с 14,5 до 38,2». Дело в том, что уже существующие книжные магазины зачастую постепенно заменяют книги другими товарами и хронически не доплачивают издательствам за реализованную литературу, а то и вовсе закрываются. Книготорговля давно превратилась в малопривлекательный бизнес, требующий системной поддержки. Раньше существовал специальный Государственный комитет по делам издательств, полиграфии и книжной торговли СССР, управлявший книгоизданием и книжной торговлей. Сейчас эти вопросы упрятаны в недрах Федерального агентства, у которого есть масса других более приоритетных дел. Видимо, книги приоритетными делами крепко придавлены. Если отбросить мелочи, книжная отрасль развивается сама по себе, а Федеральное агентство живёт само по себе. Настоящую государственную политику в области книгоиздания и книгораспространения обнаружить так и не удалось. Ну что ж. Отсутствие политики это тоже политика.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *