РЫБА ГНИЁТ С ГОЛОВЫ

Руководитель Росархива Артизов, похоже, смирился с беззакониями в своём ведомстве и в РГАЛИ

№ 2018 / 36, 05.10.2018, автор: Редакция "ЛР"

В августе этого года наша газета напечатала резко критической материал «В РГАЛИ, похоже, умеют лишь устраивать подлые провокации против исследователей: Почему руководство Росархива уводит от ответственности директора РГАЛИ г-жу Горяеву» («ЛР», 2018, № 30). И что после этого изменилось? В РГАЛИ стали наконец соблюдать законы? Как бы не так. Там теперь занялись уже фальсификациями и подделками подписей исследователей.

 

28 сентября все эти вопросы главный редактор «ЛР» Вячеслав Огрызко собирался обсудить с руководителем Росархива Андреем Артизовым. Но г-н Артизов, как всегда, продемонстрировал полное незнание того, что творится в вверенном ему ведомстве и, по сути, взял под защиту всех, подчинённых ему чиновников, допускающих беззакония.

 

Первый пример. Г-н Артизов спокойно отнёсся к тому, что его заместитель Олег Наумов, по существу, решил саботировать курс национального лидера страны Владимира Путина и устранился от борьбы с коррупцией. Ну что из того, что телефон доверия в Росархиве, предназначенный для борьбы с коррупцией, несколько месяцев не функционировал. Г-н Наумов всем говорил: зачем телефон доверия, пусть недовольные пишут письма. Заработал в ведомстве телефон доверия лишь в конце августа.

 

Второй пример. Артизов всю борьбу с коррупцией сводит, похоже, лишь к выявлению фактов взяток. Чтобы заткнуть оппонентам рот, он вызывающе у всех спрашивает: «А вы что, давали взятки?» Отвечаем: мы не давали, но в то же время сталкивались в ведомстве с фактами, которые похожи на понуждение к вымогательству. А как иначе воспринимать заявления директора РГАЛИ Горяевой?! Недовольная взятым у неё журналистами интервью, она пообещала прекратить бесплатно выдавать исследователям архивные дела с автобиографиями писателей и даже с библиографическими списками. А затем руководительница архива предложила делить заказы не на выдачу конкретных дел, а на составление архивных справок, в которые её сотрудницы прилежно переписывали те же автобиографии, но уже за внушительные деньги. Разве это не вымогательство?

 

Третий пример. Г-жа Горяева долгое время упорно не хотела исследователям при оформлении заказов на платные услуги письменно указывать точные сроки исполнения работ. Мол, достаточно устных обещаний сотрудников архива. Об этом она ещё в марте письменно проинформировала не только исследователей, но и заместителя руководителя Росархива Андрея Юрасова. И Юрасова, похоже, это беззаконие устроило.

 

А что Артизов? Ему в ходе встречи с главным редактором «ЛР» Огрызко заместитель начальника профильного управления Росархива Татьяна Занина сообщила, что газета «ЛР» права, требуя все эти годы от РГАЛИ заключать письменные договора с исследователями на выполнение платных услуг, тем более что так действуют все другие договоры. Артизов же упрямо гнёт свою линию: мало ли чего хотят исследователи, мол, можно обходиться и без договоров. Но, может, правовое управление Администрации Президента РФ объяснит руководителю Росархива, как надо выполнять действующее законодательство.

 

Артизову, видимо, плевать на то, что теперь Горяева и вовсе не считает нужным с исследователями ни договора подписывать на платные услуги, ни давать письменные отказы в предоставлении этих услуг, по четыре и более дней маринуя без объяснения причин заявки историков. Это при том, что в прейскуранте РГАЛИ есть услуга об оказании сверхсрочных платных заказов, срок исполнения которых не должен превышать трёх дней. О каких трёх днях мы говорим, если Горяева в течение куда больших сроков не в состоянии подписать договора (или отказы в выполнении услуг)?

 

Впрочем, о каких мы законах толкуем? Горяева ещё в январе в присутствии своего заместителя Штевниной заявила исследователям, что не будет выполнять существующие законы. Как сообщила Занина, об этом демарше Горяевой пусть и с опозданием, но всё-таки был поставлен в известность заместитель руководителя Росархива Юрасов. И что – после этого Горяеву хоть как-то наказали? Исследователи об этом ничего не знают.

 

Во время встречи с Артизовым Огрызко попросил руководителя архивного ведомства объяснить, почему в РГАЛИ постоянно плюют на законы, приведя с дюжину конкретных примеров, часть из которых была обнародована в прессе. Позиция Артизова: а почему он должен верить прессе? На этой ноте он и удалился, повергнув даже свою сотрудницу Занину в изумление.

 

А потом мы все удивляемся, почему в Росархиве и в целом ряде архивов бардак. Рыба гниёт с головы.

 

Просим Генеральную прокуратуру РФ и Министерство внутренних дел по всем фактам беззаконий в Росархиве и РГАЛИ провести служебные проверки и наказать виновных за все провокации и факты подлогов.

 

Редакция «ЛР»

3 комментария на «“РЫБА ГНИЁТ С ГОЛОВЫ”»

  1. Росархив и большинство центральных архивов превратились в частный сектор г-на Артизова, которого интересуют только деньги (доля в его карман). С таких позиций подбираются руководящие кадры, из всех центральных архивов только в четырех директора — архивисты по образованию и специальности, остальные или «удобные» пенсионе ры, или «менеджеры». Их и прикрывает руководство росархива. В архивной системе продажа историчес кого наследия страны поставлена на поток, которым заправляют вполне определенные люди.

  2. Всегда удивляло: рыба гниет с головы, а чистят ее с хвоста. Тут что-то скрыто.

  3. Мэтру. Перед тем, как чистить рыбу с хвоста, разумнее убедиться, что голова пока не начала гнить. Рыба, у которой гнилая голова, чистить с хвоста бесполезно, её разумнее выбросить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *