СЛОВАРНАЯ РАБОТА

На конкурс «Мой родной язык»

Рубрика в газете: Жизнь национальностей: в поисках гармонии, № 2020 / 2, 23.01.2020, автор: Александр МАТВЕЕВ (г. НОВОСИБИРСК)

Дело Владимира Даля живо и в 21 веке. Двое коренных жителей Новосибирска – Ирина Ливинская и Александр Матвеев – выпустили Словарь региональной лексики и неофициальных топонимов города на Оби. Один из авторов словаря рассказал, как появилась идея столь необычного издания и как для него отбирались слова.


Началось всё в 2006 году, когда я, будучи студентом филфака Новосибирского педуниверситета, узнал о существовании виртуального словаря «Языки русских городов» (ЯРГ). Его составители решили собрать все «регионализмы» – слова русского языка, имеющие регионально ограниченное употребление. Речь идёт не о говорах, характерных только для обособленной сельской местности, а о речи жителей городов, в том числе таких крупных и современных, как Новосибирск. Для меня было настоящим откровением, если не шоком, узнать, что такие привычные и абсолютно нейтральные слова, как «мультифора» или «вехотка», могут быть неизвестны большей части моих соотечественников только потому, что они проживают в разных со мной городах.
Не поверив интернет-источнику, я решил самостоятельно проверить этот казавшийся невероятным феномен.
Прочесав все известные мне словари, я не нашёл ни в одном из них ни «мультифоры», ни «вехотки», ни ещё нескольких слов из ЯРГ, имевших пометку «Новосиб.».
Да что там, даже Word их подчёркивал красным – все эти родные для меня слова в его понимании попросту не существовали! Окончательно я уверился в том, что виртуальный словарь не врёт, опросив через соцсети нескольких знакомых из Москвы, Санкт-Петербурга и других отдалённых городов и услышав от каждого из них ошарашивший меня ответ: «Все эти слова я впервые вижу».
Дико заинтересовавшись этой темой, я решил сделать её дипломной. Тогда я и не подозревал, что стану одним из пионеров только зарождавшегося, а ныне бурно развивающегося направления отечественной лингвистики – регионалистики.
Спустя два года я защитил на «отлично» диплом на тему «Регионализмы в городской речи сибиряков», исследовав восемь новосибирских регионально ограниченных слов: вехотка, виктория, догоняшки, мультифора, плойка, свечка, стайка и толчёнка. Итогом исследования стали восемь словарных статей, в которых впервые была использована помета «регион». Позже судьба снова свела меня с этими словами.
Весной 2012-го я совершенно случайно узнал, что студентка (а сегодня уже аспирантка) гумфака НГТУ Ирина Ливинская независимо от меня также занялась исследованием новосибирских регионализмов, расширив их количество до 24-х. Мы познакомились, стали обмениваться научными наработками, идеями. Всё пришло к тому, что летом прошлого года в наших с Ириной лингвистических головах родилась мысль: «А почему бы не издать словарь, в котором будут собраны все новосибирские регионализмы?» Ведь кому, как не нам с ней, заняться этим проектом – больше никто из местных языковедов так глубоко тему региолектов не изучал.
Разработав план действий, в сентябре 2014 года мы приступили к работе. Для начала занялись поиском «сырого» языкового материала – слов, которые хотя бы предположительно являются новосибирскими регионализмами, т.е. широко употребляются в нашем городе, но неизвестны за его пределами. Источниками, помимо словаря «Языки русских городов», послужили тематические топики различных интернет-форумов, исследование «Яндекса» относительно местных словечек в поисковых запросах, в конце концов, наши личные наблюдения и опросы. Итог – более полутысячи слов. Прежде чем включать их в наш будущий словарь, нам нужно было доказать, что все эти слова незнакомы «неновосибирцам», но в сибирской столице они общеупотребимы. И конечно, сформулировать значения для тех из них, что пройдут все этапы отбора.


«Ситом» выступили два социолингвистических эксперимента (да-да, эксперименты проводят не только в химии и физике).
В рамках первого мы по специально разработанной Гугл-анкете опросили более 600 жителей несибирских регионов России. Суть анкеты, если вкратце, была проста: «Знаете ли вы данное слово?» – и ниже список слов с их кратким значением.
Второй эксперимент был сложнее – опрос более 6000 новосибирцев (тех, кто проживает на территории города пять и более лет) по другой анкете. В ней мы попросили простых горожан самых разных возрастов не только ответить, знакомы ли им представленные в контекстах слова, но и своими словами сформулировать их значения, а также пометить, произносят ли они слово в другом варианте, считают ли его просторечным, устаревшим и т.д. Посему мы можем смело утверждать, что авторами словаря выступают скорее не Ирина Ливинская и Александр Матвеев, а сам Новосибирск. Нам осталось лишь обработать собранный материал, отсеять незнакомые большинству новосибирцев слова и сформулировать их значения «по-научному».
К слову, некоторые респонденты не столько помогали нам в определении значений регионализмов, сколько упражнялись в остроумии. Повеселило и одновременно заставило взгрустнуть, к примеру, вот это:
Контекст:«Эта БРО́ШЕНКА никому не нужна». Ответ анкетируемого в графе «значение»: «Именно. Это их судьба».
Целый пласт регионализмов – названия детских игр. Иногда, чтобы полноценно объяснить, что представляет собой та или иная забава, приходилось кратко прописывать её правила. Это делает наш словарь ещё и неким сборником дворовых игр. Вот пример:
ВЫ́ШЕ НО́ГИ ОТ ЗЕМЛИ́ – регион. 1. Детская дворовая игра. По команде ведущего: «Раз, два, три – выше ноги от земли!» («Выше ноги от земли, кто последний, тот голи!») всем игрокам нужно занять позицию, при которой ноги не будут касаться земли (залезть на лавку, поребрик, качель, повиснуть на чём-либо и т.д.). Последний, кто сделает это, либо вовсе не успевший оторвать ног от земли проигрывает. Другой вариант: побеждает тот, чьи ноги, по мнению ведущего, подняты выше. 2. Разновидность догоняшек, в которой голящий не может зачекать игрока, ноги которого не касаются земли. 3. Детская дворовая игра. Игроки выстраиваются по кругу, а ведущий, стоящий в центре, раскручивает скакалку. Задача остальных – перепрыгнуть её, не задев ногами. Тот, чьи ноги заденет скакалка, становится голящим. 4. Детская домашняя игра, по правилам которой нужно перемещаться по комнате, не наступая на пол, по мебели и пр. (др. название: лава).
Кстати, для этой словарной статьи в качестве иллюстрирующего контекста мы использовали слова из одноимённой песни Янки Дягилевой. Она ведь тоже коренная жительница Новосибирска.
Иные лексические единицы регионально ограничены просто-напросто из-за того, что и сами реалии для Новосибирска актуальнее, чем для других городов. Например, слово «карачинская» (изначально минеральная вода конкретной марки, добываемая близ озера Карачи Новосибирской области) уже давно стало нарицательным – им у нас называют любую минералку. Или профессия «шишкарь» – собиратель кедровых шишек – может существовать только в регионах, где массово растёт кедр.
Ряд слов, такие как «поребрик» или «пышка», оказались общими с Санкт-Петербургом. Это нас не удивило – достаточно вспомнить историю. В годы войны Новосибирск стал, так сказать, на треть Ленинградом, ведь сюда были эвакуированы 300 тысяч ленинградцев. Приезжие из культурной столицы и привнесли в нашу речь некоторые слова. А вот знаменитая питерская «парадная» на нашей почве не прижилась. Наверное, потому, что новосибирские подъезды гораздо больше похожи на подъезды, нежели на парадные.
Понимая, что одна-две сотни словарных статей – это маловато для полноценной книги, мы сделали ещё один пункт в последней анкете: «Какие народные названия географических объектов города Новосибирска вы знаете и употребляете?»
Этот пункт анкеты оказался настоящим кладезем городского фольклора, лишний раз доказавшего, насколько и сегодня живо, образно и остроумно коллективное народное сознание. Пентагон, Вшивая горка, Кулацкий посёлок, Русская Америка, Шприц, Долина Нищих, микрорайон «Большие ипотеки»…
Даже совсем недавно открытый Бугринский мост уже обзавёлся прозвищем «Стринги» – за характерной формы и цвета арку.
А у высотного жилого дома по ул. Коммунистической, 50 оказалось сразу 14 неофициальных наименований – от общеизвестных Бэтмэна и Синего зуба до Флэшки и Пары Пива.
Завершив анкетирование, мы обработали собранный материал, а затем подобрали иллюстрации и контексты из СМИ и литературы к словарным статьям. Рецензирование готового словаря провела профессиональный лексикограф, доктор филологических наук Галина Мандрикова, предисловия к Словарю записали профессор кафедры теоретической и прикладной лингвистики МГУ, автор книги «Социолингвистика: Учебник для вузов», научный редактор словаря «Языки русских городов» Владимир Беликов и директор фонда «Родное слово» Людмила Монахова.
А после мы с Ириной узнали радостную весть: наш проект «Словарь региональной лексики и народных топонимов Новосибирска» выиграл грант правительства Новосибирской области. Спешу успокоить всех блюстителей рационального расходования бюджетных средств: сумма гранта составила всего 50 тысяч рублей (а за вычетом НДФЛ и вовсе чуть больше 40 тысяч), и все эти средства пошли только на вёрстку, дизайн обложки и издание словаря в типографии. Авторский коллектив работал над словарём на голом энтузиазме.
В декабре 2015 года словарь был презентован в Новосибирской областной научной библиотеке. Проект стал настоящей бомбой для новосибирского сообщества: мы с Ириной Ливинской дали интервью практически всем основным городским СМИ, благодаря чему словарём заинтересовалось издательство «Свиньин и сыновья», которое вскоре выпустило коммерческий тираж издания. В первый же месяц словарик стал лидером продаж в самом крупном книжном магазине Новосибирска «Капиталъ», оставив далеко за спиной бестселлеры Кинга, Пелевина и других живых классиков.
Интерес к нашему детищу не угасал и в последующие годы. Словарь попал в научный справочник «Кто есть кто в русской лексикографии». Самый популярный новостной портал России Лента.ру включила «новосибирско-русский словарь» в список must-have в Новосибирске. Авторы подарили один экземпляр словарика актрисе и режиссёру Ренате Литвиновой, своё мнение о нём высказывали писатель Леонид Юзефович и главный редактор портала Грамота.ру Владимир Пахомов. Ну, а Ирина Ливинская стала Матвеевой, что для меня лично, пожалуй, главное достижение нашего совместного проекта!
И напоследок – отвечу на наиболее часто задаваемый вопрос: «А зачем этот ваш словарь вообще нужен?» Новосибирск все годы своего существования находится в поиске своей идентичности, изюминки, индивидуальных черт и особенностей, которых ему, в отличие от многих других городов, – не будем лукавить – пока не хватает. А один из признаков идентичности – это как раз особый язык, лексика, уникальные географические названия, народное творчество. Смеем утверждать, что наш словарь стал ещё одним «кирпичиком» в формировании у горожан любви и даже чувства родства со своим городом, нежелания уезжать отсюда. А у гостей города появилась возможность увезти оригинальный сувенир из Новосибирска.
В конце концов, как приезжие, так и аборигены смогут использовать его в чисто практических целях. Где в Новосибирске находится Шанхай или Пентагон, чем коровник отличается от бычка, как играть в Акулину или чику? Ответы найдутся в словаре …..

 

Это интересно:
– «Жадина-говядина, турецкий барабан, кто на нём играет, тот рыжий таракан», – продолжения «солёный огурец…» в Москве не знают
«Под плащом» среди новосибирцев означает «у памятника Ленину на площади его имени»
– Комиссия мэрии Новосибирска отказала в выделении гранта на словарь, посчитав, что «проект не будет никому интересен»

Один комментарий на «“СЛОВАРНАЯ РАБОТА”»

  1. Не понял, что значит — летом прошлого года, если указывается, что это 2014. Тоже регионализм какой-то? Чисто новосибирское счисление времени?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.